статьи



Фестиваль "Рок-коронация"
кого (???) хочешь (?..) выбирай... (О.Климов)


В конце января будущего года в Минске (ориентировочно во Дворце спорта) пройдет очередная "Рок–коронация". Очередные белорусские рок–герои (года 1998–го) получат свои законные призы. В очередной раз будут заполнены анкеты людьми, которым доверят определить, "кто есть who", организаторы главного рок–события года Беларуси. Кто–то из музыкантов вновь останется незаслуженно обделенным (по их мнению), а значит, в очередной раз возникнут сомнения в компетентности тех, кто корпел над анкетными листами. Как вывод, в очередной раз пойдут разговоры о том, что мероприятие было организовано из рук вон как..., а, следовательно, нужна ли вообще "Рок–коронация"? Опережая эту реакцию, зададимся вопросом:

Ужель на самом деле все так плохо?

Который год ведутся разговоры о том, что для того чтобы добиться хоть какой–то справедливости и минские вершители судеб могли бы по достоинству оценить наравне со столичными рок–музыкантами музыкантов из других городов Беларуси, необходимо в Минске регулярно проводить отборочные туры к "Рок–коронации", на которые бы периодически приглашались исполнители со всех уголков страны. Тогда бы потенциальные члены необъятного жюри, очень редко выезжающие за пределы Минска конкретно на рок–концерты, пусть и не в полном объеме, но получили бы представление о том, что и как поется в Беларуси. Но увы и ах...

Уже в прошлом году, если мне не изменяет память, таких туров было штучки три и на них засветилось не больше пяти групп, до селе не шибко известных минской публике. В этом же году туров не было ВООБЩЕ! Оставим в стороне разговоры о том, что негде было их проводить, так как позакрывались все столичные клубы, регулярно устраивавшие рок–вечерины, и, как следствие, команды начали или распадаться охапками, или впадать в долговременную спячку в ожидании наступления светлых для рока дней; что местные органы власти не разрешали, что не было денег, что аппарат плохой. Сколько себя помню, аналогичные разговоры имели место каждый год, искался какой–то выход, и он не находился.

Большая часть тех, кто заполняет анкеты, как уже говорилось, — публика минская. Стало быть, и основная часть победителей будет представлена музыкантами столичными. "Периферия" снова окажется на периферии, там ей и место. Снова члены жюри станут мучительно перетасовывать в голове колоду из десяти минских групп и исполнителей в поисках самой главной "карты". Процесс перетасовки будет как всегда презабавен. Реально, РЕАЛЬНО даже минские рок–тусовки посещает более–менее регулярно не больше десяти–пятнадцати столичных журналистов, то есть именно столько человек пишущих имеют РЕАЛЬНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ТОМ, ЧТО ПРОИСХОДИТ ДАЖЕ НЕ С БЕЛОРУССКИМ, А С МИНСКИМ РОКОМ НА САМОМ ДЕЛЕ. (Да и то, пожалуй, я завысил цифру). Анекдотический случай вспоминается. Звонит мне в прошлом году знакомый журналист из одной молодежной белорусской газеты и просит подсказать ему, какие названия вписывать в соответствующие графы анкеты... А что вы хотите, если человек абсолютно "некопенгаген"? Хорошо, что я не способен на злые розыгрыши, а то ведь мог посоветовать включить в список, к примеру, СПЛИН либо МУМИЙ ТРОЛЛЬ.

И так анкет распространяется Бог весть сколько, но их значи-и-и-и-тельно больше, чем количество тех людей, кто хоть что–то тумкает в рок–музыке. Кто же их заполняет? Одну категорию граждан назвать попробую — спонсоры. Упитанные дядьки, в далекой юности ходившие на сейшны и запомнивших оттуда только два названия — МРОЯ и КРАМА. Сегодня они на местные рок–концерты не ходят, но деньги на "Рок–коронацию" ее организаторы из них по старой дружбе выбивают, выдавая анкеты. Вот такая объективность. Впрочем, насчет дядек я, может, и ошибаюсь...

Всем сестрам по братьям!

Объективно ли, что отчасти в силу того, о чем я написал выше, в этом году лауреатов, по крайней мере на Большую Корону, будут в основном искать среди исполнителей, выпустивших в 1998 году альбомы? Абсолютно! Причем это объективно во всем и цивилизованном мире. Другое дело, что в Беларуси, если так пойдет дело дальше с клубами и концертами белорусских музыкантов в Минске, позволить выпустить полноценный качественный альбом и грамотно его промоутировать смогут только мэтры из мэтров и те, кто случайно найдет себе соску и стайеров–администраторов. Получаем опять цифру 10–15, на сей раз среди альбомов хорошо всем известных исполнителей. Такая вот объективность.
И цифра эта может год от года уменьшаться.

А теперь давайте–ка с вами пройдемся добрейшим журналистским пером по музыкантам, которые в разной степени и в разных номинациях обязательно будут фигурировать в анкетах, и попробуем СУБЪЕКТИВНО определить их шансы на победу в том или ином виде рок–многоборья. (Исполнители вспоминаются мной произвольно).

КРАМА. Радует то, что ее лидер Игорь Ворошкевич к ноябрю этого года вышел–таки из творческого запоя, длившегося почти год с перерывом на доведение до ума старого альбома группы "Што дапаможа нам" и мелкие концертные вылазки. Причины депрессии лежат на поверхности. В конце прошлого года из группы ушел ее директор и автор львиной доли поэтического материала Дмитрий Лукашук; постоянная чехарда с составом; скандальное участие в эфире одной из минских FM–станций (тонкость здесь в том, что политические взгляды людей, имевших отношение к ее открытию, диаметрально противоположны взглядам Игоря), повлекшее за собой пересуды о продажности группы; отсутствие свежих идей. Иначе говоря, КРАМА полностью провалила год.

HASTA LA FILLSTA. Звездочка, так ярко вспыхнувшая на белорусском рок–небе, обласканная прессой, победившая на польском фестивале "Басовiшча’97", мерцала как–то тускленько. Радует одно: прошлогодняя "Рок–княжна", вокалистка коллектива Кристина Менделеева научилась говорить с частью публики на единственно доступном той ненормативном языке.

НЕЙРО ДЮБЕЛЬ. В силу подписанного группой контрактас компанией ПанРекордз и собственных убеждений не выступать на скверной аппаратуре команда практически и не выступала в этом году, направив все силы на запись и выпуск альбома "Охотник и сайгак". Работа вышла мощной, хотя и с креном в поп–панк. Претендент на "Рок–корону’98" номер один хотя бы потому, что лидер НД Александр Куллинкович просто побьет всех организаторов "коронации", если группу не признают лучшей по итогом 1998 года. Сколько можно ждать?!
В номинации "Клип года" будут претендовать на первенство два ролика "дюбелей" от первейшего белорусского видеомонополиста, режиссера Анатолия Вечера на песни "Переехала комбайном" и "Охотник и сайгак". А для Толи надо учредить специальный приз — "За количество замастыренных в одном сезоне видеороликов".
Н.Р.М.Корону им не дадут, так как ее им дали в году прошлом. Группа опять выступала очень много, рекрутируя в ряды своих фэнов новых поклонников: ребятню из детскихсадов и яслей. Дальше этого "ля–ля–ля–ля–ля–ля, ля, ля–ля, ля–ля" из их хита’98 "Песьнi пра каханьне" (вполне вероятно, ее видеовариант станет лучшим в номинации "Клип") прогрессировать команде некуда. 6.20 с шестом, монолит, на все времена. И если гитарист коллектива Пит Павлов считает, что поп–грандж (а как назвать то, что сегодня играет Н.Р.М., подскажите?) — это та профессиональная вершина, к которой Н.Р.М. стремится, то премьеру команды Лявону Вольскому нужно снова распускать группу и переименовывать ее, допустим, в ЗАВИСИМУЮ ОТ ПУБЛИКИ И МУЗЫКАЛЬНОЙ КОНЪЮНКТУРЫ РЕСПУБЛИКУ МРОЯ. Ничего, что длинно? Зато аббревиатурка что надо!
А статьи левой ногой и я могу писать.
КРЫВI. Пометавшись со своим диско–фолком между соблазном "косить картошку" в дорогих клубах или горланить "хей–лоли, хей–лоли" в сборниках под тотальную минусовку, группа так ни на чем и не остановилась, а потому по–прежнему пропадает за рубежами родины, где в их творчество врубаются профессионально. Угу... Ах, да, К. еще все того же "живого" Павлова с "живой" гитарой ангажировали для разнообразия.
ВокалисткеВеронике Кругловоймогут присвоить титул "Княжны" — голосина у нее ого–го какой, да и вроде бы ее очередь подошла: Алипова не выступает, Касе Камоцкой давали, Менделеевой тоже, Настю Сабурову из ПЛАТО мало кто знает, так же как и Лену Патюшко из THE RAVENS. Блюзовикам же (Юлия Осташенко, BLUES GROUND) всегда мало чего обламывалось на "коронациях". А я бы трио из ПОСТСКРИПТУМА на троих "ботл" бы красного задарил бы, ей Богу!

ПАЛАЦ. Еще одна "полуживая" группа. Приезжала из–за бугра в Беларусь словно на побывку, а потом ее фронтмен Олег Хоменко обижается на то, что и они поставлены в очередь на Главную Корону.

ТРОИЦА. Тоже экспортеры белорусского фолка в страны Европы. Выпустили альбом, совсем и совсем неплохой, пусть чуток и однообразный. Но вызывает опасение, что познания участников Т. в лингвистике скоро породят на свет какой–нибудь белорусскостарый язык и музыканты уже сами перестанут понимать, о чем они поют.
"Традицию и современность" должны отдать им. В порядке очереди, как положено.

THE STOKES. Выступали катастрофически мало, а потому песни из их альбома "No Escape" практически никак не раскручивались, а ведь работа очень достойная, несмотря на то, что никаких музыкальных открытий группа не совершила. Однако все было сделано ими качественно и добротно в рамках всем хорошо известных стилистик. "Стоксы" бы получили Корону, если бы не общая для них с THANK YOU JESUS "беда": команда–то англоязычная! Обжегшись однажды на ROUBLE ZONE (эта англопоющая белорусская команда стала лучшей в 1995 году, что вызвало почему–то шквал обвинений в адрес организаторов "Коронации" в махинациях и даже — о Боже! — их подкупе и рассуждений на полном серьезе маститых журналистов о том, как можно давать высшую награду группе, непоющей ПО–БЕЛОРУССКИ!!! О, а, э, ме... Да уж...), жюри не отдаст им победу ни за что! Да и денег до января THE STOKES вряд ли успеет насобирать столько, чтобы их хватило для мзды...

THANK YOU JESUS. См., почему им ничего не светит серьезного, чуть выше. А альбом вышел у них отменный!

НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ. Крамолинку бы в них какую–нибудь найти, вроде той, что на самом деле музыканты по ночам пьют кровь младенцев... А если серьезно, то тоже команда мало выступала на родине, гастролировала то в Штатах, то по странам СНГ. К тому же второй год катает старый альбом.

УЛIС. Как обычно, где была возможность выступить, там и был лидер У. г–н Корень со товарищи. Пока команда возрождалась, а Слава учился петь, ни на что другое времени у группы не хватало. Новой полноценной программы у УЛIСА нет. Сколько можно петь "Радио "Свабода"?

И вообще годы всех старых белорусских рокеров летят, как птицы летят — семья, взрослые дети, а тут "неустроенный сорокалетний муж–балбес на гитаре наигрывает, ничего больше делать не умеет и не хочет, талант не продается, понимашь", а впереди пустота, пустота впереди...

MOJO BLUES. Хороший вечный блюз. Не для попсовых, естественно, "рок–коронаций". Тоже возраст, одышка, радикулит, с каждым днем все мучительнее похмелья.

КАЛИ ЮГА. И старый директор был плох для музыкантов (однако именно при нем группа выпустила альбом "Дороги", после которого о ней заговорили), и новый каши активно не варит. Угроблен на запись некоего саундтрека целый год. Ну, может быть, выйдет шедевр, может быть. Песни стали еще более мрачными...

ПАНИ ХИДА. Мало концертов; ждали, что их, как и КАЛИ ЮГУ, с распростертыми объятиями примет Питер: вызовут, мол, на "ДДТ–фестиваль" или по клубам прокатиться...
Должен вот–вот выйти новый альбом. Послушаем.

ПОСТСКРИПТУМ. Команда многообещающе начала года два назад, и все сидели и предвкушали: ну вот сейчас выстрелит, вот сейчас. "Пишем альбом", — говорил ее лидер Вадим Марголин. "Когда выйдет?" — "Скоро." "Образовываем профсоюз рок–музыкантов." — "Когда?" — "На днях."... Потом ушла одна из вокалисток (недавно вроде бы вернулась), в свободное от основных работ время группе стал помогать клавишник НЕЙРО ДЮБЕЛЯ Макс Ивашин, сам Вадим съездил в Канаду; как рассказывает, поиграл там с офигенно популярной музыкантшей (в чартах она есть, сам видел), загорелся идеей каких–то шоу–рок–представлений и так далее... "Когда альбом?" — "Да завтра. Практически."

GODS TOWER. Экстремалам путь в Беларуси к "Рок–короне" заказан. Да и самим GT ничего не надо от белорусского шоу–бизнеса. Их Россия любит, и родной Гомель, и журнал "Legion", и тусовка фэнов, количеству которой может позавидовать любая белорусскоязычная группа. А то, что команда признана чуть ли не всей рок–экстремальной Европой белорусам по "ударной установке".

ТОРНАДО. Ничего не могу сказать. Ни плохого, ни тем более хорошего. (Что–то их лидер Ангус со мной в последнее время перестал здороваться. К чему бы это?).

ПЛАТО. Попытался вскочить в последний вагон уходящего в сторону "Рок–коронации" локомотива и этот любопытный полуакустический минский коллектив, играющий world–music, проведя в конце октября презентацию своего альбома "Нити жизней". Музыкантам нужно как следует подумать: хотят ли они обрести широкую популярность; и если хотят, то чем для этого следует пожертвовать из своих принципов; если нет, то места в вагоне у них будут все больше жесткими. Но как неожиданность (допустим, "Лучший дебют") я не исключаю появления этой группы среди награжденных.
И насчет семидесяти процентов песен я погорячился. Сойдемся на пятидесяти ребята?

Алексей Шедько. Нового альбома, кстати, "Музыкалка" от него не дождалась, а потому из разряда любимейших музыкантов "МГ" он переходит просто в разряд любимых. Это так, к слову. Появились отличные песни, одна из которых — "Ау" — при должной раскрутке могла бы потеснить его же "Марусю".

HAPPY FACE. Не рассчитали силы. Презентовав в начале года неплохой альбом, плотно засели за запись нового и пропали из виду.

VOODOO. Эти пропали у себя в Гомеле, и когда они оттуда выдвинутся в сторону Минска со щитом — неизвестно.

Кася Камоцкая. Ее "Цеппелинам" лично я бы отдал приз за "Лучшую песню" или за "Лучший клип". А почему бы и группу Каси НОВАЕ НЕБА не признать лучшей в 1998 году? Выступали часто, ровно, не обращая внимания на то, что сегодня модно играть, моду создавали сами.

ЛЕПРИКОНСЫ. Очень веселая команда, возможные притязания которой как раз и оказались похороненными отсутствием площадок для выступления на них альтернативных команд.

СОВАНАРОЛА. Ничего не слышали об этой группе? Вот и я ничего. До тех пор, пока не послушал их альбом "Шалые и опустошенные". В качестве "рояля в кустах" (ну там, быстро придуманный под конкретную группу или проект приз, как это было в прошлом году) они вполне покатят.

ЭКИВОКИ. "Рояль". Почему бы и нет?

КНЯЗЬ МЫШКИН. Группа пролетит мимо призов традиционно, хотя традиционно же будет фигурировать в какой–либо номинации. Клепай — не клепай ее лидер Леонид Нарушевич по нескольку альбомов в год, кому нужны его интуитивные импровизации, когда в ходу музыка расчетливая? Можно, конечно, и для Лени придумать приз, отдавая, так сказать, должное и потому что человек он хороший, так не возьмет — чай, гордый...

LSD. Грамотный хард–н–хэви, в меру популярный, в меру классический. Опять же — английский, и город Лида далеко...

Геннадий Стариков. Пройдет вместо Ивана Маркова в номинации "За вклад, за верность и такое прочее" как сенсационное "возвращение" на пусть и не большую, но сцену.
Подождем.

Извините, кого не назвал. К тому же до 1 января 1999 года есть еще полтора месяца, возможно, появится что–то типа сборного "нефигового" "Народного альбома" (работы во всех отношениях замечательной, но чтобы стать "Лучшим альбомом’97", когда до конца прошлого года оставалось всего ничего и послушать толком его никто не успел... Это надо быть действительно "Лучшим альбомом"!). Кто–то успеет выпустить свой альбом. Но и им, и всем остальным все равно остается лишь ждать. Подождем и мы. Недолго осталось.

P.S. Хотелось бы ошибиться по многим пунктам.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи