статьи



Tears For Fears
Читайте книжки, господа!

страницы :: 1 :: 2

Как одна из самых влиятельных групп 80–х, TEARS FOR FEARS всегда входила в тот небольшой список музыкантов, новые альбомы которых я покупал без предварительного прослушивания. Но даже для меня, их давнего поклонника, недавно открылось очень много интересного в сложных творческих и человеческих взаимоотношениях между Роландом Орзабалем и Куртом Смитом. Прошло уже 8 лет, как они расстались, но старые и новые песни TEARS FOR FEARS и MAYFIELD греют сердца их преданных поклонников, а совсем свежий ремастеринг знаменитой компанией Mobile Fidelity их самого успешного альбома "Songs From The Big Chair" дает лишний повод напомнить, с чего все начиналось и как обстоят дела сегодня.

Романтическое начало

"В юности я был глубоко убежден, что как только парень возьмет в руки гитару и начнет играть на ней, все девушки упадут ему в ноги, сделают для него что угодно — будут снимать одежду перед сценой, кричать и плакать". Эти слова принадлежат первому герою нашего рассказа и одному из основателей TEARS FOR FEARS Роланду Орзабалу. Мечтать, как известно, не вредно, но дальнейшая жизнь и музыкальная карьера Роланда (Боже, какое страшное имя!) показали, что его длинным темным волосам и экзотической внешности поклонницы предпочли по–мальчишески юную персону его партнера по группе Курта Смита, который выглядел все эти годы их совместной работы, как смазливый мальчик с обложки тинейджерского журнала для девочек. Что ж, каждому — свое, и не стоит пенять на природу, что этот парень рядом с тобой красивее. Не грусти, зато ты талантливее и характер у тебя посильнее.

Школьные друзья Роланд Джаим Орзабал де ла Куинтана (Roland Jaime Orzabal de la Quintana) и Курт Смит (Curt Smith) родились в одно лето (1961 года). Курт, вылупившись 24 июня в городке Бат, опередил своего друга всего лишь на каких–то два месяца (Роланд появился на свет в Гавэнте 22 августа).

Так уж получилось, что о детстве Роланда известно многое, а о подноготной Курта — практически ничего, кроме того, что его обзывали Smig. Итак, вас первым делом, по всей видимости, заинтересовали слишком длинные имя и фамилия Роланда? Это все потому, что в нем намешано великое множество кровей. Его мать — коренная англичанка, а вот отец — парижанин. Идем дальше, отец отца (дедушка Роланда) — аргентинец, а бабушка Роланда — коренная испанка из очень знатного королевского рода басков. У Роланда есть родные брат и сестра, с которыми он и рос в родном Бате. К родственному древу Орзабала мы еще вернемся.

Его родители владели в Портсмуте небольшой компанией, которая занималась шоу–бизнесом, и дома у Орзабалов назначались аудиенции разношерстной толпе деятелей искусств — от генералитета лейблов до бродячих музыкантов. Роланд присутствовал на всех этих встречах и много узнавал полезного из этих интеллигентных дискуссий. В 9 лет ему захотелось написать свою первую песню ("Cheat") и он впервые прикоснулся к ладам гитары. Сначала об этом никто не знал, и играть на гитаре он обучался по книжке. И только годам к 13 годам родители настояли, чтобы он начал брать уроки у профессионального учителя, а в 17 лет сам Роланд почувствовал, что пора бы и вокал поставить на должный уровень.

Как я уже отмечал, с Куртом они стали друзьями в школе и с 13 лет играли в разных школьных группах. После окончания школы Курт собрался поступать в колледж (чтобы выучиться на учителя английского языка), а удрученный сим Роланд сразу же собрал новый дуэт BUSAR и занялся фолком. Самым серьезным из коллективов, в которых им довелось поучаствовать, был GRADUATE, квинтет, образовавшийся в 1979 году и игравший упрощенное подобие ска. В состав этой группы входили: Смит, Орзабал, Джон Бэйкер, Энди Марсден и Стив Бак, и каждый из них имел право голоса. За два года своего существования GRADUATE успели записать шесть синглов, самый успешный из которых добрался до 106–го места в британских чартах. В мае 1980 года в Англии и Испании вышел один–единственный альбом группы "Acting My Age", но о его судьбе лучше не вспоминать.

Психоаналитическое продолжение

GRADUATE распались в 1981 году, и Курт с Роландом основали группу HISTORY OF HEADACHES, вскоре изменив название на IDEAS AS OPIATES, REBECCA NURSE, THE UPSIDE–DOWN CLINIC и в конце на TEARS FOR FEARS. Это название было взято ими из любимой обоими книги Артура Янова "Первобытный вопль" ("Primal Scream") по психотерапии и психоанализу, составлявших юношеское хобби обоих. Янов рассматривал слезы, как замену чувству страха, одолевшего человека". Какое–то странное, угрюмое имя для группы, играющей "новую волну", вам не кажется?!

А вот и первый серьезный успех — в том же 1981 году TEARS FOR FEARS подписывают контракт с Mercury Records через Phonogram и смело смотрят в будущее. Но будущее, как оказалось, слепо глядело на них. Их первые два сингла "Suffer The Children" (октябрь 1981 г.) и "Pale Shelter" (март 1982 г.) пролетают на полном ходу мимо большой станции с навостренными ушами. И лишь через год после своего появления, в сентябре 1982 года, третий сингл, мелодично–синтезаторный "Mad World", написанный ими глядя из окна квартиры Роланда, приводит их к "бронзе" в родной Британии. Это было мощным толчком для ребят, и дебютный альбом группы "Hurting" делает невозможное — возглавляет британский хит–парад, становится дважды платиновым и в течение 65 недель пребывания в его небе бомбит многострадальную (слово "боль" было самым популярным словом десяти его песен) британскую землю еще несколькими синглами для первой десятки, включая переизданный "Pale Shelter" и новый "Change".

Комбинация феноменального чутья Роланда Орзабала на получение нужного звучания и мастерская работа продюсера группы Криса Хьюза преображают вчерашних новичков TEARS FOR FEARS в культовую британскую группу. А какова же доля в общем успехе Курта Смита? Курт сразу же сдался перед авторским нажимом своего товарища. Школьная демократия скончалась для него вместе с исчезновением GRADUATE. Смит исполнил четыре песни на первом альбоме и предоставил свое милое мальчишечье лицо в полное распоряжение телеоператоров и фоторепортеров. Так TEARS FOR FEARS заимели такой же успех у тинейджеров, как DEPECHE MODE (с Гэхэном и Гором) и DURAN DURAN (с Лебоном, Тэйлорами и Родесом). Свидетели ранних концертов группы могут припомнить, как Смит щеголял в своей шинели нараспашку, заранее прикреплял сзади что–то наподобие длинного хвостика, как у свиней, и с поросячьим визгом появлялся на сцене. Эти его забавные штучки очень нравились англичанам начала 80–х. Короче, на фоне симпатичного развлекающего Смита Орзабал смотрелся большим серьезным антиподом. Эдакие король и шут. И этот случай далеко не единичен в музыке. Такая же ситуация была и в WHAM! (Джордж Майкл и Энди Ридгли), OMD (МакГласки и Хамфрис) и чуть позже в PET SHOP BOYS. А показали путь этим и другим товарищам еще в начале 70–х легендарные братья Мэйл из SPARKS, сотворив моду на молчаливых, но забавных клавишников (басистов) и серьезных трудяг–вокалистов (лидер–гитаристов).

Так потихоньку, завоевывая место на Олимпе и развешивая в студии первые "золотые" диски, TEARS FOR FEARS неожиданно для многих превзошли себя через год, когда в продаже появились очень сильные синглы из их второго альбома "Songs From The Big Chair". К тому времени за Куртом и по большей части за Роландом уже закрепилась среди журналистов "слава" чересчур начитанных, сложных в общении музыкантов. Пример. У них берут интервью, задают простые исторические, иногда интимные вопросы. На них Орзабал без злого умысла мог ответить цитатами из психоаналитических изданий — это как минимум, а еще круче — мог завалить бедного репортера шестисложными предложениями и своими жутко завинченными философскими высказываниями. Так что журналисты заранее знали перед встречей с музыкантами, что от них требуется многое знать и быть готовыми вовремя перевести разговор на другую тему, чтобы не потерять нить разговора.

Репортаж с "большого кресла"

Но все это ерунда по сравнению с книжными и телевизионными выражениями и различными метафорами и знаками, которые использовали TEARS FOR FEARS в своих будущих песнях и их названиях, не говоря уже о филигранной игре слов. Взять, к примеру, тот же альбом "Songs From The Big Chair". С первого прочтения его название вам ничего не скажет, пока вы не посмотрите фильм "Sybil" с Сэлли Филд в главной роли и не узнаете, о каком кресле (chair) идет речь и в чем тайный смысл названия альбома. А так как вы его вряд ли сегодня увидите в кинотеатрах, потому что это психологическая драма начала 80–х, я вам кратко расскажу о его содержании. Главная героиня картины страдает раздвоением, а то и растроением личности и, заметьте, может почувствовать себя защищенной и успокоиться только в гигантском кресле своего личного психотерапевта, что вполне нормально для таких людей. А теперь соотнесите это с началом названия альбома и сделайте правильные выводы. Да, да, именно это я имел в виду!

Содержание же этого альбома утерло нос всему критическому люду 1985 года. Синглы "Shout" (содержание также навеяно книгой Артура Янова) и "Everybody Wants To Rule The World" (мания величия — явно из области психологии) долгое время лидировали в хит–парадах как Великобритании, так и Америки, впрочем, как и сам этот альбом, а второй из этих синглов даже избрали гимновой темой знаменитой благотворительной акции помощи африканцам "Sport Aid/Race Against Time", слегка изменив название на "... To Run The World". За этот более чем успешный год группе удалось основательно закрепиться на американском рынке, продать более 8 миллионов своего второго альбома по всему миру, стать миллионерами и получить наконец деньги на достойное студийное оборудование и съемку концептуальных видеоклипов. И, кстати, немаловажными я считаю еще несколько фактов. "Songs From The Big Chair" стал одним из самых ранних успешных альбомов, выпущенных на новом CD–формате. Роланд Орзабал получил за эти песни титул автора года и престижную награду "Ivor Novello". А замечательный сингл "Everybody Wants..." был назван "Лучшим британским синглом" 1985 года.

Драматический финал

Не будем также забывать, что на сцене вместе с нашими знакомыми выступали еще два человека — клавишник Ян Стэнли (Ian Stanley) и ударник Мэнни Эллис (Manny Allis). В их роль входили чисто исполнительские функции, так как в процесс сочинения Орзабал не терпел вмешательства даже Смита. За редким исключением. Объем работы, выполняемой Куртом, постоянно падал, и точно нельзя сказать, чьей вины здесь было больше.

С такими вот внутренними проблемами группа медленно готовила свой третий альбом "The Seeds Of Love". К 1989 году, когда уже появился в продаже первый сингл "Sowing The Seeds Of Love", представлявший новый диск, в прессу просочилась информация о разладе внутри группы. А с выходом самого альбома ситуация полностью прояснилась. В новом звучании TTF максимально отошли от электроники и сосредоточили свое внимание на сильных фортепьянных партиях с ясным вокалом и гитарой в стиле THE BEATLES. Именно по этой причине альбома пришлось ждать целых 4 года — его бесконечно переписывали и ремикшировали, чтобы, не дай Бог, не записать еще один альбом в фирменном стиле группы. Это было явным признаком того, что мистер Орзабал сосредоточил в своих руках абсолютную власть над процессом написания песен группы. Курт Смит исполнил лишь одну песню на диске, как всегда играл на бас–гитаре и, как оказалось, в последний раз разбавлял эксцентрикой своих ярких костюмов и нестандартного поведения видеоролики группы. Альбом, который по определению должен был посеять семена любви, окончательно достроил большую стену непонимания и оказался последней каплей, переполнившей чашу терпения обоих музыкантов.

Однако публика очень тепло восприняла"The Seeds Of Love". Ей понравились новые "просветляющие" аранжировки Орзабала, и на поступательном движении синглов "Sowing The Seeds Of Love", "Woman In Chains", "Advice For The Young At Heart" и "Famous Last Words" альбом все–таки стал лидером британского хит–парада. Но даже в коммерческом аспекте он проиграл своему знаменитому предшественнику почти в два раза. Успех его был мимолетен, и в целом доход, полученный от его продаж, не смог окупить тех огромных средств, которые были затрачены на его запись и промоушн.

И Курт ушел в 1990 году сразу же после окончания их прощального концерта под проливным дождем в Кнебворте, завершающего мировое турне в поддержку их последнего совместного альбома. Быть может, вам кажется, что все предельно ясно и такой исход закономерен, но я хочу еще глубже погрузить вас в сложную теорию их взаимоотношений.

Прошло 8 лет. Во–первых, пресса все эти годы характеризовала уход Курта, как будто по какой–то независящей от них причине расстались два близких друга. Ага, как же, друзья! Тепло расстались, обещали писать, а проклятая почта растеряла по дороге все письма! Чушь это все. Роланд отметил (через два года после их разлада): "Смит (не Курт, а именно Смит! — прим. А.Б.) исполнил четыре песни на первом альбоме, две — на втором и всего лишь одну — на третьем. Сколько же, по–вашему, он собирался спеть на четвертом?!". Вот что говорит на этот счет "обвиняемый": "Уже с записи второго альбома у меня было чувство, что я занимался не тем, что на самом деле хотелось бы сделать. Роланд не говорил этого, но само собой подразумевалось: делай так, как я тебе скажу, или можешь уходить. Я думаю, что сочинение и запись музыки первым делом должны приносить удовольствие. А та обстановка, в которой мы записывали "The Seeds Of Love", была просто ужасной.

Другой вопрос — личностные разногласия. Они были у нас давно, потому что мы взрослели и отдалялись в интересах. Мы просто очень разные люди, но это понимаешь только с возрастом. Когда нам было по 13, у нас было много общего, мы хотели делать общее дело, сочинять музыку. Мы были большими друзьями и готовы были на все ради друг друга. Помню, на Рождество я подарил ему три настоящие скрипки, которые я свистнул в школьном кабинете музыки. Рональд даже попытался научиться играть на них, чтобы оправдать мое преступление! Затем мы стали очень разными, и часто это оказывалось нам на руку, чтобы создать нечто оригинальное. Но когда наши идеи стали противопоставляться, приходилось кому–то одному уступать. И этим человеком почти всегда был я. Мне это в конце концов надоело".

Как видите, налицо творческие разногласия, и все получилось, как оно и должно было когда–нибудь произойти. Опять все ясно, но в одном из интервью за 1995 год Роланд перечеркнул эту их игру в профессиональные противоречия. Он заявил, что TTF распались, потому что Курт спал с Каролиной, женой Орзабала. Вот такая запутанная история, рассказанная из первых уст...



страницы :: 1 :: 2



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи