статья


Tears For Fears
Читайте книжки, господа!

Как одна из самых влиятельных групп 80–х, TEARS FOR FEARS всегда входила в тот небольшой список музыкантов, новые альбомы которых я покупал без предварительного прослушивания. Но даже для меня, их давнего поклонника, недавно открылось очень много интересного в сложных творческих и человеческих взаимоотношениях между Роландом Орзабалем и Куртом Смитом. Прошло уже 8 лет, как они расстались, но старые и новые песни TEARS FOR FEARS и MAYFIELD греют сердца их преданных поклонников, а совсем свежий ремастеринг знаменитой компанией Mobile Fidelity их самого успешного альбома "Songs From The Big Chair" дает лишний повод напомнить, с чего все начиналось и как обстоят дела сегодня.

Романтическое начало

"В юности я был глубоко убежден, что как только парень возьмет в руки гитару и начнет играть на ней, все девушки упадут ему в ноги, сделают для него что угодно — будут снимать одежду перед сценой, кричать и плакать". Эти слова принадлежат первому герою нашего рассказа и одному из основателей TEARS FOR FEARS Роланду Орзабалу. Мечтать, как известно, не вредно, но дальнейшая жизнь и музыкальная карьера Роланда (Боже, какое страшное имя!) показали, что его длинным темным волосам и экзотической внешности поклонницы предпочли по–мальчишески юную персону его партнера по группе Курта Смита, который выглядел все эти годы их совместной работы, как смазливый мальчик с обложки тинейджерского журнала для девочек. Что ж, каждому — свое, и не стоит пенять на природу, что этот парень рядом с тобой красивее. Не грусти, зато ты талантливее и характер у тебя посильнее.

Школьные друзья Роланд Джаим Орзабал де ла Куинтана (Roland Jaime Orzabal de la Quintana) и Курт Смит (Curt Smith) родились в одно лето (1961 года). Курт, вылупившись 24 июня в городке Бат, опередил своего друга всего лишь на каких–то два месяца (Роланд появился на свет в Гавэнте 22 августа).

Так уж получилось, что о детстве Роланда известно многое, а о подноготной Курта — практически ничего, кроме того, что его обзывали Smig. Итак, вас первым делом, по всей видимости, заинтересовали слишком длинные имя и фамилия Роланда? Это все потому, что в нем намешано великое множество кровей. Его мать — коренная англичанка, а вот отец — парижанин. Идем дальше, отец отца (дедушка Роланда) — аргентинец, а бабушка Роланда — коренная испанка из очень знатного королевского рода басков. У Роланда есть родные брат и сестра, с которыми он и рос в родном Бате. К родственному древу Орзабала мы еще вернемся.

Его родители владели в Портсмуте небольшой компанией, которая занималась шоу–бизнесом, и дома у Орзабалов назначались аудиенции разношерстной толпе деятелей искусств — от генералитета лейблов до бродячих музыкантов. Роланд присутствовал на всех этих встречах и много узнавал полезного из этих интеллигентных дискуссий. В 9 лет ему захотелось написать свою первую песню ("Cheat") и он впервые прикоснулся к ладам гитары. Сначала об этом никто не знал, и играть на гитаре он обучался по книжке. И только годам к 13 годам родители настояли, чтобы он начал брать уроки у профессионального учителя, а в 17 лет сам Роланд почувствовал, что пора бы и вокал поставить на должный уровень.

Как я уже отмечал, с Куртом они стали друзьями в школе и с 13 лет играли в разных школьных группах. После окончания школы Курт собрался поступать в колледж (чтобы выучиться на учителя английского языка), а удрученный сим Роланд сразу же собрал новый дуэт BUSAR и занялся фолком. Самым серьезным из коллективов, в которых им довелось поучаствовать, был GRADUATE, квинтет, образовавшийся в 1979 году и игравший упрощенное подобие ска. В состав этой группы входили: Смит, Орзабал, Джон Бэйкер, Энди Марсден и Стив Бак, и каждый из них имел право голоса. За два года своего существования GRADUATE успели записать шесть синглов, самый успешный из которых добрался до 106–го места в британских чартах. В мае 1980 года в Англии и Испании вышел один–единственный альбом группы "Acting My Age", но о его судьбе лучше не вспоминать.

Психоаналитическое продолжение

GRADUATE распались в 1981 году, и Курт с Роландом основали группу HISTORY OF HEADACHES, вскоре изменив название на IDEAS AS OPIATES, REBECCA NURSE, THE UPSIDE–DOWN CLINIC и в конце на TEARS FOR FEARS. Это название было взято ими из любимой обоими книги Артура Янова "Первобытный вопль" ("Primal Scream") по психотерапии и психоанализу, составлявших юношеское хобби обоих. Янов рассматривал слезы, как замену чувству страха, одолевшего человека". Какое–то странное, угрюмое имя для группы, играющей "новую волну", вам не кажется?!

А вот и первый серьезный успех — в том же 1981 году TEARS FOR FEARS подписывают контракт с Mercury Records через Phonogram и смело смотрят в будущее. Но будущее, как оказалось, слепо глядело на них. Их первые два сингла "Suffer The Children" (октябрь 1981 г.) и "Pale Shelter" (март 1982 г.) пролетают на полном ходу мимо большой станции с навостренными ушами. И лишь через год после своего появления, в сентябре 1982 года, третий сингл, мелодично–синтезаторный "Mad World", написанный ими глядя из окна квартиры Роланда, приводит их к "бронзе" в родной Британии. Это было мощным толчком для ребят, и дебютный альбом группы "Hurting" делает невозможное — возглавляет британский хит–парад, становится дважды платиновым и в течение 65 недель пребывания в его небе бомбит многострадальную (слово "боль" было самым популярным словом десяти его песен) британскую землю еще несколькими синглами для первой десятки, включая переизданный "Pale Shelter" и новый "Change".

Комбинация феноменального чутья Роланда Орзабала на получение нужного звучания и мастерская работа продюсера группы Криса Хьюза преображают вчерашних новичков TEARS FOR FEARS в культовую британскую группу. А какова же доля в общем успехе Курта Смита? Курт сразу же сдался перед авторским нажимом своего товарища. Школьная демократия скончалась для него вместе с исчезновением GRADUATE. Смит исполнил четыре песни на первом альбоме и предоставил свое милое мальчишечье лицо в полное распоряжение телеоператоров и фоторепортеров. Так TEARS FOR FEARS заимели такой же успех у тинейджеров, как DEPECHE MODE (с Гэхэном и Гором) и DURAN DURAN (с Лебоном, Тэйлорами и Родесом). Свидетели ранних концертов группы могут припомнить, как Смит щеголял в своей шинели нараспашку, заранее прикреплял сзади что–то наподобие длинного хвостика, как у свиней, и с поросячьим визгом появлялся на сцене. Эти его забавные штучки очень нравились англичанам начала 80–х. Короче, на фоне симпатичного развлекающего Смита Орзабал смотрелся большим серьезным антиподом. Эдакие король и шут. И этот случай далеко не единичен в музыке. Такая же ситуация была и в WHAM! (Джордж Майкл и Энди Ридгли), OMD (МакГласки и Хамфрис) и чуть позже в PET SHOP BOYS. А показали путь этим и другим товарищам еще в начале 70–х легендарные братья Мэйл из SPARKS, сотворив моду на молчаливых, но забавных клавишников (басистов) и серьезных трудяг–вокалистов (лидер–гитаристов).

Так потихоньку, завоевывая место на Олимпе и развешивая в студии первые "золотые" диски, TEARS FOR FEARS неожиданно для многих превзошли себя через год, когда в продаже появились очень сильные синглы из их второго альбома "Songs From The Big Chair". К тому времени за Куртом и по большей части за Роландом уже закрепилась среди журналистов "слава" чересчур начитанных, сложных в общении музыкантов. Пример. У них берут интервью, задают простые исторические, иногда интимные вопросы. На них Орзабал без злого умысла мог ответить цитатами из психоаналитических изданий — это как минимум, а еще круче — мог завалить бедного репортера шестисложными предложениями и своими жутко завинченными философскими высказываниями. Так что журналисты заранее знали перед встречей с музыкантами, что от них требуется многое знать и быть готовыми вовремя перевести разговор на другую тему, чтобы не потерять нить разговора.

Репортаж с "большого кресла"

Но все это ерунда по сравнению с книжными и телевизионными выражениями и различными метафорами и знаками, которые использовали TEARS FOR FEARS в своих будущих песнях и их названиях, не говоря уже о филигранной игре слов. Взять, к примеру, тот же альбом "Songs From The Big Chair". С первого прочтения его название вам ничего не скажет, пока вы не посмотрите фильм "Sybil" с Сэлли Филд в главной роли и не узнаете, о каком кресле (chair) идет речь и в чем тайный смысл названия альбома. А так как вы его вряд ли сегодня увидите в кинотеатрах, потому что это психологическая драма начала 80–х, я вам кратко расскажу о его содержании. Главная героиня картины страдает раздвоением, а то и растроением личности и, заметьте, может почувствовать себя защищенной и успокоиться только в гигантском кресле своего личного психотерапевта, что вполне нормально для таких людей. А теперь соотнесите это с началом названия альбома и сделайте правильные выводы. Да, да, именно это я имел в виду!

Содержание же этого альбома утерло нос всему критическому люду 1985 года. Синглы "Shout" (содержание также навеяно книгой Артура Янова) и "Everybody Wants To Rule The World" (мания величия — явно из области психологии) долгое время лидировали в хит–парадах как Великобритании, так и Америки, впрочем, как и сам этот альбом, а второй из этих синглов даже избрали гимновой темой знаменитой благотворительной акции помощи африканцам "Sport Aid/Race Against Time", слегка изменив название на "... To Run The World". За этот более чем успешный год группе удалось основательно закрепиться на американском рынке, продать более 8 миллионов своего второго альбома по всему миру, стать миллионерами и получить наконец деньги на достойное студийное оборудование и съемку концептуальных видеоклипов. И, кстати, немаловажными я считаю еще несколько фактов. "Songs From The Big Chair" стал одним из самых ранних успешных альбомов, выпущенных на новом CD–формате. Роланд Орзабал получил за эти песни титул автора года и престижную награду "Ivor Novello". А замечательный сингл "Everybody Wants..." был назван "Лучшим британским синглом" 1985 года.

Драматический финал

Не будем также забывать, что на сцене вместе с нашими знакомыми выступали еще два человека — клавишник Ян Стэнли (Ian Stanley) и ударник Мэнни Эллис (Manny Allis). В их роль входили чисто исполнительские функции, так как в процесс сочинения Орзабал не терпел вмешательства даже Смита. За редким исключением. Объем работы, выполняемой Куртом, постоянно падал, и точно нельзя сказать, чьей вины здесь было больше.

С такими вот внутренними проблемами группа медленно готовила свой третий альбом "The Seeds Of Love". К 1989 году, когда уже появился в продаже первый сингл "Sowing The Seeds Of Love", представлявший новый диск, в прессу просочилась информация о разладе внутри группы. А с выходом самого альбома ситуация полностью прояснилась. В новом звучании TTF максимально отошли от электроники и сосредоточили свое внимание на сильных фортепьянных партиях с ясным вокалом и гитарой в стиле THE BEATLES. Именно по этой причине альбома пришлось ждать целых 4 года — его бесконечно переписывали и ремикшировали, чтобы, не дай Бог, не записать еще один альбом в фирменном стиле группы. Это было явным признаком того, что мистер Орзабал сосредоточил в своих руках абсолютную власть над процессом написания песен группы. Курт Смит исполнил лишь одну песню на диске, как всегда играл на бас–гитаре и, как оказалось, в последний раз разбавлял эксцентрикой своих ярких костюмов и нестандартного поведения видеоролики группы. Альбом, который по определению должен был посеять семена любви, окончательно достроил большую стену непонимания и оказался последней каплей, переполнившей чашу терпения обоих музыкантов.

Однако публика очень тепло восприняла"The Seeds Of Love". Ей понравились новые "просветляющие" аранжировки Орзабала, и на поступательном движении синглов "Sowing The Seeds Of Love", "Woman In Chains", "Advice For The Young At Heart" и "Famous Last Words" альбом все–таки стал лидером британского хит–парада. Но даже в коммерческом аспекте он проиграл своему знаменитому предшественнику почти в два раза. Успех его был мимолетен, и в целом доход, полученный от его продаж, не смог окупить тех огромных средств, которые были затрачены на его запись и промоушн.

И Курт ушел в 1990 году сразу же после окончания их прощального концерта под проливным дождем в Кнебворте, завершающего мировое турне в поддержку их последнего совместного альбома. Быть может, вам кажется, что все предельно ясно и такой исход закономерен, но я хочу еще глубже погрузить вас в сложную теорию их взаимоотношений.

Прошло 8 лет. Во–первых, пресса все эти годы характеризовала уход Курта, как будто по какой–то независящей от них причине расстались два близких друга. Ага, как же, друзья! Тепло расстались, обещали писать, а проклятая почта растеряла по дороге все письма! Чушь это все. Роланд отметил (через два года после их разлада): "Смит (не Курт, а именно Смит! — прим. А.Б.) исполнил четыре песни на первом альбоме, две — на втором и всего лишь одну — на третьем. Сколько же, по–вашему, он собирался спеть на четвертом?!". Вот что говорит на этот счет "обвиняемый": "Уже с записи второго альбома у меня было чувство, что я занимался не тем, что на самом деле хотелось бы сделать. Роланд не говорил этого, но само собой подразумевалось: делай так, как я тебе скажу, или можешь уходить. Я думаю, что сочинение и запись музыки первым делом должны приносить удовольствие. А та обстановка, в которой мы записывали "The Seeds Of Love", была просто ужасной.

Другой вопрос — личностные разногласия. Они были у нас давно, потому что мы взрослели и отдалялись в интересах. Мы просто очень разные люди, но это понимаешь только с возрастом. Когда нам было по 13, у нас было много общего, мы хотели делать общее дело, сочинять музыку. Мы были большими друзьями и готовы были на все ради друг друга. Помню, на Рождество я подарил ему три настоящие скрипки, которые я свистнул в школьном кабинете музыки. Рональд даже попытался научиться играть на них, чтобы оправдать мое преступление! Затем мы стали очень разными, и часто это оказывалось нам на руку, чтобы создать нечто оригинальное. Но когда наши идеи стали противопоставляться, приходилось кому–то одному уступать. И этим человеком почти всегда был я. Мне это в конце концов надоело".

Как видите, налицо творческие разногласия, и все получилось, как оно и должно было когда–нибудь произойти. Опять все ясно, но в одном из интервью за 1995 год Роланд перечеркнул эту их игру в профессиональные противоречия. Он заявил, что TTF распались, потому что Курт спал с Каролиной, женой Орзабала. Вот такая запутанная история, рассказанная из первых уст...

Laid So Low

Роланд Орзабал продолжил после этого славную карьеру TTF, которая стала командой одного музыканта. По свидетельству самого Роланда, к этому он всегда и стремился. После былых экскурсов в психоаналитику (названия двух песен из первого альбома "Ideas As Opiates" и "The Prisoner" взяты из глав той же книги доктора Янова), рассмотрения парадоксов квантовой механики (песня "Schrodinger’s Cat"), до которых докопался опять же один турецкий психолог, и вымышленных персонажей (таких, как придуманный им с балды Леонард Эппл) Орзабалу вдруг захотелось написать о самом себе, о своей жизни и родственниках и заодно, в какой–то степени переживая "развод" со Смитом, написать песню откровений, разоблачающую его натуру. И такая песня появилась на его первом "сольном" альбоме TTF. Она называлась "Fish Out Of Water", и в ней были слова в адрес Курта: "Единственное, чем ты занимался все эти годы, — это показывал свое милое личико людям...".

Но до этого был записан такой же странный, как и большинство песен группы, одноименный сингл под вывеской JOHNNY PANIC AND THE BIBLE OF DREAMS. Роланд взял за основу короткий рассказ малоизвестной писательницы Сильвии Плат. В ней повествовалось об одной женщине, которая работала в психушке и записывала на магнитофон мечты обитателей больницы. А когда она приходила домой, то воспроизводила их и на слух записывала в отдельную книгу, которая называлась "The Bible Of Dreams". Johnny Panic — это придуманный ею воображаемый персонаж, отражение страха, который испытывали все люди, посещавшие тамошние палаты. Орзабал написал эту песню для второй стороны сингла "Advice For The Young At Heart", но в 1990 году она была ремикширована специальной ди–джейской компанией FLUKE и издана не под именем TTF сразу же после ухода Курта.

Двумя годами позже состоялся релиз альбома лучших хитов TTF "Tears Roll Down — Greatest Hits 1982–1992", для которого Роланд написал одну–единственную новую песню "Tears Roll Down (Laid So Low)" (в ее названии можно уловить двойной смысл благодаря игре слов: laid so low и laid solo = остался один). Сборник из двенадцати самых известных песен наглядно показывал, какой классической группой 80–х были TTF и какими порой интеллектуальными бывают тексты поп–песен.

Через год Роланду в компании с Аланом Гриффитсом (гитаристом, временами работавшим с TTF), бэк–вокалистом Джоном Бэйкером (он играл еще в GRADUATE и сохранил дружескую связь с Роландом) и сопродюсером Тимом Палмером (из TIN MACHINE) удалось преодолеть абсурдность и навязчивость старых текстов группы, которые всегда перекрывались богатством звуковой палитры песен TTF, и записать альбом "Elemental". Работа закипела в новой студии Орзабала, которая называлась "Neptune’s Kitchen" и представляла собой отреставрированную студию одного старого фотографа. Ее стены были выкрашены в сине–зеленые цвета морской волны, а на крыше здания гордо возвышался огромный добрый кит. Такая подводная обстановка не давала перенапрягаться музыкантам, а работа в собственных кулуарах экономила огромные средства, которые раньше уходили на аренду студийного времени.

Никаких амбиций насчет альбома у Роланда не было. Он просто хотел поскорее войти в привычное дело, возможно, даже записать свой новый альбом раньше дебютного сольника Смита. И ему это удалось. Даже несмотря на неважные продажи, "Elemental" Орзабала обставил по всем статьям сольник "Soul On Board" Смита. В альбоме Курта не нашлось достойных конкурентов новым синглам TTF, таким как меланхоличная "Break It Down Again", еще один порыв Роланда в сторону битлов, расслабляющий "Elemental", и "Brian Wilson Song", симпатичной пародии на BEACH BOYS. Курт показал, что он — музыкант группы и не умеет брать на себя ответственность за весь альбом. Он и сам это понимал, но хотелось показать, что и он на что–то способен. Этот альбом вышел только в Великобритании и никогда не издавался в США.

Можно предположить, что у Роланда было тогда прекрасное настроение. Песни "Elemental" были буквально созданы для их исполнения живьем (чем никогда не славились TTF), и большое мировое турне последовало незамедлительно. В гастрольной команде значились имена басистки Gail Ann Dorsey, гитариста Jeffrey Trott, клавишника Jebin Bruni, ударника Brian MacLeod и, конечно же, Орзабала и гитариста Алана Гриффитса.

Рауль Орзабал, его мрачный, воинственный и сумасшедший отец и связь веков

Такого еще никогда не было с Роландом. Через два месяца после окончания изнуряющего турне у него вдруг появилось божественное вдохновение, и он сразу же приступил к написанию нового альбома. Основная задумка была следующей — хотелось сделать автобиографический альбом, заделаться старым романтиком, но не просто найти рифму для событий собственной жизни, а показать связь поколений на примере своей семьи. Когда Роланд был еще в малосмышленном возрасте, дед часто заставлял его строить родительское древо. Роланд знал, что при рождении ему дали имя Рауль, но по прошествии двух недель переименовали. Так звали его деда, и в предыдущих поколениях это имя блуждало от деда к внуку. Когда в 1992 году у Роланда родился первый сын, он также назвал его Раулем, дабы продолжить линию, заложенную его историческими потомками, жившими в Аргентине и Испании. Таким образом, если проследить родственное древо его сына Рауля, можно было дойти до президентских и даже королевских корней, т.е. Рауль является прямым потомком испанской королевской династии, а его прапрапрабабушка была кузиной президента Аргентины. Основной темой альбома Орзабал избрал проблему связи между поколениями, семейного единства и как его сохранить. Несмотря на такие глобальные связи и выводы, это просто альбом песен о любви (к жене, детям, Богу) и ненависти. Роланд очень любит свою жену Кэролайн и двух сыновей Рауля и Паскаля. С Кэролайн они женаты вот уже 16 лет, и Роланд до сих пор помнит подробности их первой встречи, когда ему было 13 лет и он очень нервничал, а когда они попрощались — просто взял и напился, а потом весь следующий день сидел на унитазе. Роланд с детства ненавидел отца. Джордж Орзабал был очень властолюбивым и жестоким человеком. Отношения с матерью у них были всегда натянутые. Маргарет Орзабал, бывшая танцовщица, скрывавшаяся под именем Мерита Куинтана, терпела характер своего мужа очень долго. Но не перенеся того, как он издевался над детьми, развелась, когда Роланду было 9 лет. Именно "благодаря" привычкам отца Роланд стал таким агрессивным и самолюбивым. В 1985 году, когда TTF прославили свое имя на весь мир, Роланд получил неожиданное предложение от отца заключить контракт с его собственной компанией, но сын тогда категорически отказался и отправил ему гневное разоблачающее все его пороки письмо, в котором назвал его ничтожеством. Оно вскоре попало в прессу и получило широкий резонанс. А на вкладыше ремикшированного сингла TTF "I Believe" можно было прочитать: "Здесь записано еще одно письмо от Роланда!"

Кстати, рабочее название альбома "The Seeds Of Love" было "Raoul And The King Of Spain". Так хотелось Роланду, но под давлением своего разума и Курта альбома все–таки назвали по его основной песне, а освещение в своей музыке семейных традиций пришлось отложить. Сразу же после распада TTF Роланд хотел собрать новую группу под таким же названием, но посчитал его слишком личным. А в 1995 году Орзабал понял, что тогда, в конце 80–х, сделал очень правильно, что приберег это название и звуки фламенко для будущего альбома.

Еще одной отличительной чертой этого диска можно назвать новую религию Роланда, которую он нашел в современной науке. Он всегда был очень мечтательным анализирующим человеком и в итоге ближе к 30 годам получил изрядную порцию неврозов. Шесть лет он посещал психотерапевта (он есть у каждого англичанина) и, похоже, оказался неисправимым. Как и любого другого человека, его всегда занимал вопрос, что же или кто руководит нами по жизни. Оказалось, что он и наука все время двигались в одном направлении. Наука имеет монополию на то, во что мы верим и что считаем возможным быть. Главной задачей науки он считает опровержение или доказательство существования Бога. Конечно, мозг ученого очень сдавливает материальный мир, но когда он на время избавляется от условностей и заходит глубоко в подсознание, всплывают такие открытия, что наука уже давно стала религией.

В 1996 году Роланд наконец осуществил свою давнюю мечту и собрал воедино раритеты и лучшие би–сайды, накопившиеся за 15–летнюю карьеру TTF. Компиляцию он назвал в честь себя самого, так как всегда описывает себя мрачным, воинственным и сумасшедшим ("спасибо" отцу!).

MAYFIELD

После ухода из TTF Курт Смит развелся со своей первой женой и поселился в Нью–Йорке вместе с матерью и двумя братьями. Он купил себе дом, где обосновался вместе со своей давней подругой Фрэнсис, котом по кличке Сэм и личным «Макинтошем». В 1996 году Курт и Фрэнсис официально оформили свои 10–летние отношения.

После записи провального альбома "Soul On Board" Курт обесцветил свои волосы, занялся бегом и вскоре вошел в элиту нью–йоркских марафонцев. Весной 1996 года Смит собрал свою группу, в которую вошли пять музыкантов. Название для группы он придумал в лучших традициях времен TTF. Ему очень нравился легендарный Curtis Mayfield, и он заметил в этом имени игру слов: Curt is Mayfield, т. е. Курт — это MAYFIELD. Забавно!

Сначала команда некоторое время искала контракт с каким–нибудь лейблом, но позже Смит избавился от этих мук, основав собственный лейбл Zerodisk Records. В музыкальном плане MAYFIELD задумывался как 100–процентно "живая" группа. Курту всегда катастрофически не нравилась ненатуральность TTF, и он взял за основу своего нового звучания обыкновенную акустическую гитару и ударные. Дебютный альбом MAYFIELD вышел в феврале 1998 года. Курт написал ответ на роландовскую "Fish Out Of Water" под названием "Sun King". Он получил долгожданную свободу творчества. Главное, чтобы из этого получилось что–нибудь путное...

Famous Last Words

В заключение хочу открыть еще несколько тайн насчет TTF. В 1984 году Курт и Роланд сымитировали своим дыханием звуки движущегося поезда в интро к песне XTC "Train Running Low On Soul Coal" (LP "The Big Express"). В записи второго и третьего альбома TTF помогали две леди Олета Адамс и Ники Холланд. Адамс открыли Курт с Роландом, когда гастролировали по Америке в 1986 году. Олета регулярно с тех пор работала с TTF и выпустила три сольных альбома. Холланд также гастролировала с группой в конце 80–х и стала соавтором 5 песен альбома "The Seeds Of Love", а также одной песни сольника Курта. На данное время в ее дискографии значатся два сольных альбома. Последний датируется 1997 годом, и продюсировал его Роланд.

В начале нынешнего года лейбл Epic и агентство Whirlwind Entertainment отказались иметь дела с Роландом и TTF. Роланд сразу же основал свой собственный лейбл Bread And Budah. Поводов для этого было хоть отбавляй. Роланд давно продюсировал неизвестных артистов, которые участвовали в процессе создания музыки TTF, но не имел возможности полностью контролировать процесс записи, съемку клипов и промоушн дисков. Сейчас он работает над дебютным диском своей басистки Гэйл Энн Дорси и попутно разрабатывает концепцию нового альбома TTF вместе с Аланом Гриффитсом и ударником Ником Д’Вирджилио. Уже написано шесть новых песен в стиле TTF+драм–энд–бэйс, но это только начало. Роланд наконец–то сменил свою древнейшую аппаратуру и почувствовал легкость работы с сэмплированными лупами, освоил премудрости ProTools. Несмотря на большую технологическую загруженность, в домашней студии Роланда много "живых" музыкантов, и в этом совмещении суть новых TTF. Его фирменная гитара и синтезатор остались теми же, но сейчас процесс записи идет гораздо интенсивнее, потому что новые средства позволяют все делать одновременно.

И в заключение темы технического прогресса еще одна хорошая новость. Знаменитая ремастеринговая компания Mobile Fidelity только что "разархивировала" и записала в новом улучшенном качестве, пожалуй, самый успешный альбом TTF "Songs From The Big Chair" с бонусными удлиненными версиями двух самых больших хитов группы "Shout" и "Everybody Wants To Rule The World".

Андрей БАРАНОВСКИЙ

© 2005 музыкальная газета