статьи



Глюки
Группа С Большой Буквы «Г»

Три года назад на небосклоне могилевской альтернативной музыки появилось яркое и красивое явление. Уже на втором концерте этой группы весь зал визжал, выкрикивая новое для себя название; в третий раз ребята вышли на сцену уже в ранге хэдлайнеров и все последующие годы твердо держались на передовой могилевского рока.
Сама группа утверждает, что играет «драбч-кор» и отказывается от дальнейших комментариев; слушатели и фаны почитают их за панков, замечая однако: «…Тока вот играть умеют…» Люди поопытнее с улыбкой качают на это головой: «Слишком умны, черти, чтобы подпадать под определения…» Так это или совсем не так, мы постарались выяснить у участников группы. Забегая вперед, можно сказать, что это оказалось сущим наказанием: «форматных» для публикации фраз в итоге беседы собралось совсем немного. Но дальнейшее замалчивание -- греху подобно, поэтому -- знакомьтесь -- могилевская группа ГЛЮКИ.


В сегодняшней беседе нелюбезно согласились принять участие:
Алексей «Лёпа» Паронкин -- гитара, вокал;
Роман «Ромэо» Жигарев -- бас, бэк-вокал;
Виталий Шум -- директор группы.
Ну а за кадром остались еще двое «супругов по несчастью» и участников группы по совместительству:
Марина «Секс-петарда» Грибановская – клавиши;
Григорий «Гриф» Грибановский -- барабаны.
-- Поскольку широкому кругу читателей-меломанов группа ГЛЮКИ не известна, стоит начать с истории.
Лепа: Началось все это в году 97-м. Собрались я, Ромка и Кэш, стали чего-то на тазиках пластмассовых играть.
Рома: Лёпа уже тогда умел на гитаре, но вспомнил об этом позже, а играл на баяне. Гитаристом был Кеша.

-- Ну а ты -- басистом, конечно?
Рома: Нет, я как раз лупил в тазики.
Лёпа: И играли мы «мумика» и эту песню АГАТЫ КРИСТИ…
Рома: Два военных капитана, там чёта, два военных корабля…
Лёпа: С этим репертуаром мы записали свое первое демо, где было и три наших песни. Кассету послушал Гриф, наш будущий барабанщик, и присоединился к нам. У него была собственная ударка, так что пришлось срочно покупать серьезные 20-баксовые гитары и выгонять из группы Кешу. Тогда же нас конкретно поперло, и всего за два месяца, весной 2001-го, было написано большинство песен, которые мы играем до сих пор. Чуть позже к нам присоединилась клавишница Марина.

-- Репетировали дома?
Лёпа: Да, у меня на квартире. Соседи просто вешались.
Рома: Три года шли репетиции, и мне все время казалось, что это лажа, и я был очень зол, когда однажды Гриф занес кассету Юре Романову (редактор самиздат-журнала «Окорок»). И вдруг -- очень положительная реакция! Это нас сильно вдохновило, и мы записали две песни для сборника «Могилев-рок- 2002», стали думать о «живых» выступлениях.
Шум: Первый концерт был в ДК им. Куйбышева. Отличный был концерт, панковский… ГЛЮКИ играли, а сзади на сцену вылезла подтанцовка -- целая толпа драных счастливых панкушек, которые мотали волосами, грудями и майками. Шоу было -- загляденье!
Рома: А потом кто-то кого-то ударил -- и началась сеча. Никаких гопников -- панки с панками, чисто свои. Бутылки стали летать… Гриф на голову каску строительную надел, потому что штукатурка с потолка кусками падала…
Лёпа: И какой-то чувак посреди зала лежал в кровищи. В позе раненого лебедя.
Рома: А летом 2002-го было два замечательных концерта в Кукольном театре и потом один в «Экстрим-клубе». Запись в «Кукольнике», благодаря пиратам из ЦЖР, не слышал только ленивый, хотя запись -- ужас! А в «Экстриме» вообще была полная засада. Я от злости кидал гитару в стенку, стул поломал…
Лёпа: Отвратительный свет.
Рома: Отвратительный звук.
Шум: Для всей Беларуси рекламу делаем! (смех) Ну а в 2003-2004-м концертов было больше десятка, и группа приобрела «боевую» форму. Могилев для ГЛЮКОВ стал слишком тесен, здесь уже нечего делать. Нужно двигаться дальше. И выпускать альбом. Сейчас полным ходом над этим идет работа -- больше половины альбома уже записано. В конце лета думаем сделать грандиозную презентацию
Рома: Это будет большим сюрпризом. Это будет суперпрезентация!!!

-- ГЛЮКИ -- это СМЫСЛОВЫЕ ГАЛЛЮЦИНАЦИИ по-белорусски?..
Рома: «Глюк» -- это «счастье» по-немецки. Так, по крайней мере, Лепа говорит, он у нас полиглот. Просто счастье. Я думаю, это нормальный символ для группы.

-- Вы достаточно сильная текстовая группа, вас нужно слушать. Но публика на ваших концертах прыгает, отрывается. Как вы к этому относитесь? Лёпа: Нормально. Мы наших фанов все равно всех любим… по очереди.
Рома: Мне лично пофигу, особенно если самого прет. Вот мы записали «Мала маладости», и нам она нравится, мы от нее премся. И какая разница, как ее другие воспринимают?.. Мне до сих пор иногда кажется странным, что некоторые люди так серьезно относятся к нашим песням.
Лёпа: Всегда в любой толпе есть 15-20, которых не просто прет, а которые благодарны. Они как-то… ну чуть не плачут, что ли. Вот это -- здорово! -- И все же, есть у вас какие-то идеи, которые хотелось бы донести до публики!
Рома: Мне вот тоже интересно узнать, какие у нас идеи. (смех) Ну какой-нибудь драйв здоровый…
Лёпа: Здоровый образ жизни! (хохот)

-- В ваших песнях явно видна суицидальная тема. «Бывай», «Хмарачос», «Наркаман». А насколько она близка вам лично?
Рома: Близка…

-- А как же счастье?
Рома: Счастье бывает разное. Вообще, я думаю, что одиночество -- самая классная штука на земле. Для того, чтобы оставаться «человечным», лучше быть одному. Об этом и песни. О любви, о смерти, о наркотиках и об одиночестве -- нашем любимом состоянии.

-- То есть всяческий стрэт-эйдж, американский образ жизни вам чужд?
Шум: Американский образ жизни, это типа «улыбнешься с утра -- кончишь вечером?»
Рома: Чего это я буду из себя корчить американца?

-- Ну некоторые характеризуют вашу музыку как «калифорнийский панк»…
Рома: Какой еще «калифорнийский панк»? Лепа, расскажи им про драбч-кор… И вообще, ну какие мы панки? Я вот помылся только вчера. И Леша часто моется.
Лёпа: Да, я такой!

-- Вам не нравятся сравнения?
Рома: Почему?.. Лично я обожаю английскую музыку. И американских групп офигенных знаю достаточно. Но они там, а мы здесь. Американский образ жизни тут не канает. Как можно в Беларуси жить по-американски? Ну если только ты живешь в «Новинках» или в MADERA HARD BLUES. А у нас, в Могилеве, у одного гражданина по кличке Злыдень спросили: «Ты панк?» И услышали в ответ: «Я гопник. Потому что «негопники» в этом городе, в этой стране, не выживают».

-- Насколько политизированы ваши песни?
Рома: Вот меня однажды точно так же приглашали на беседу, просили объяснить, чем мы тут занимаемся и насколько политизированы. Объясняю по слогам: мы му-зы-кан-ты, занимаемся му-зы-кой. К политике отношения никакого не имеем и никакие политические движения не поддерживаем. Шум: Каждый волен иметь свои политические, равно как и любые другие, взгляды. Свободно мыслить не запретишь. Но заниматься политической пропагандой, быть невольным оружием в руках конкретных политических сил не только грязно, но и глупо. Есть в мире более глобальные вещи, жизнь и смерть -- например. И вот об этом хотелось бы говорить посредством музыки, в первую очередь. Это никогда не потеряет своей актуальности, не изменит своего знака с плюса на минус при смене власти…

-- Что вдохновляет на творчество, написание песен?
Лёпа: Когда очень хреново, тогда и пишется…
Рома: (задумчиво) Эту песню я написал в глубокой депрессии, под гашишом… (смех) Я в автобусах песни пишу. Особенно зимой. Вечером возвращаешься, уткнешься носом в окно, и приходит в голову какая-нибудь строчка или мелодия…

-- Новых песен много?
Рома: Сейчас мы погружены в запись альбома и новыми песнями не занимаемся. Старых хватает. А вообще задумок полно. Да и старого, незаписанного, что-то около 120 вещей… Сколько, ты говоришь, Пахмутова написала песен… триста? Ну! Так это же за всю жизнь!..

-- Сегодняшнее состояние белорусской музыки вас удовлетворяет?
Лёпа: Я там никому не завидую.
Рома: Мне лично все равно, в каком состоянии белорусская музыка.

-- Ты себя не ощущаешь ее частью?
Рома: Себя я ощущаю. Лично я нахожусь в отличном состоянии. (смех)

-- А с кем бы хотелось сыграть в совместном концерте? Лявону Вольскому не отказали бы?
Лёпа: Да не проблема…
Рома: Блин, да все равно. Мы заняты конкретно только собой, нам интересно сделать себя, довести свою музыку до ума. А с кем мы будем играть -- не важно.

-- Были ли моменты, когда хотелось все бросить?
Лёпа: Были, думали…
Рома: Это ты думал. Просто у Алексея очень богатый внутренний мир, и он в этом внутреннем мире что-то для себя постоянно решает. И вот как он решил, так, значит, и надо… Но это было и прошло. Теперь мы твердо решили, что минимум два альбома добьем, сделаем.
Шум: ГЛЮКИ -- самая дружная группа из тех, что я знаю. Группа с большой буквы «Г». (смех) Вот здесь можно провести аналогию с европейскими и американскими бандами, которые снимают особняк и живут вместе одной большой семьей.
Лёпа: Сейчас мы немного разделились, все-таки Гриф с Мариной -- муж и жена, а мы с Ромой -- братья. Но все равно дружим. Что-то однажды изменится, но я этого себе просто не представляю, и не хочу этого, конечно. Потому что без Ромы, без Грифа, без Марины я -- никто. Мы -- группа, мы все лидеры, каждый в своем.

-- Герои ваших песен -- вы?
Рома: Да. Вот песню «Бывай» Лёпа написал, и я ему верю. Я не верю Земфире, не верю другим хмырям, а Лёпе -- верю. Это о нем песня, о его жизни, и в то же время о жизни каждого из нас. Это не просто там, музыка. Могу даже заявить: все, что из себя представляет группа ГЛЮКИ, в первую очередь -- это эмоции.

-- Можно ли сравнить вашу музыку с религией?
Рома: Не знаю… Может быть, с религиозным экстазом?.. Но в любом случае, наша музыка -- это не работа, не хобби, это чёрт знает что. Есть просто какое-то одно наше большое чувство, которое мы выражаем в своих песнях. Это наши эмоции, наш драйв. И если будут альбомы, будут концерты и найдутся люди, которым это все будет очень и очень нужно, значит, все это -- не зря.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи