статья


DJ Люба Дубровская
Узаконенная Девушка

Не хотелось бы особо акцентировать внимание на том, что Любовь Дубровская -- ди-джей. Вернее, на том, что она -- девушка-ди-джей. Этот факт по логике вещей не должен быть фактом, претендующим на открытие. Но благодаря стереотипам так оно и есть. Как и полуснисходительное отношение к девушкам, которые интересуются электронной музыкой: мол, чем бы не тешились, лишь бы не мешали нам, мужикам, пиво пить да о вечных материях и музыке разглагольствовать-снобствовать. Но в некоторой степени благодаря этому отношению ди-джей Дубровская воспринимается как нечто революционное и из ряда вон. А это притягивает внимание. Тем более, что есть к чему притянуться. Работает она действительно перворазрядно. Интервью мы брали накануне «Рейволюции», еще не зная, каким зажигательным действом обернется для нас этот фестиваль. Тогда мы еще не видели того ажиотажа, который возникнет перед пультом. Мы не видели, как будут стараться оказаться к вертушкам ближе не только парни, но и девушки, стараясь увидеть и запомнить эту красивую и талантливую девушку.

-- Было бы преступлением, начиная разговор с такой, без преувеличения, известной личностью, не спросить о том, как ты начинала.
-- С чего начинают ди-джеи и музыканты вообще? Наверное, с того, что слушают. В моем случае это были PROPELLERHEADS, CRYSTAL METHOD, PRODIGY… Trip-hop очень нравился. А если говорить о сетах, то первые я играла в «коммерческом городе», в Одессе. Это море, бикини. А мне приходилось в клубах играть то, что не всеми адекватно воспринимается. Потому мне выделяли свои альтернативные дни, что-то вроде «тяжелого понедельника». Конечно же, чтобы поддержать себя, «окупить», приходилось делать и коммерческие ходы. Но смириться с этим я так и не смогла.

-- Теперь же тебя позиционируют как ди-джея, который вообще не использует коммерческих фишек.
-- И это очень хорошо. Играя 9 лет, продолжать использовать коммерческие элементы было бы несколько глупо. Конечно, вначале мне нужно было покупать музыку на какие-то деньги, чтобы достичь серьезного уровня. В себе разобраться, в своих вкусах: что нравится -- не нравится. А сейчас -- зачем мне бежать в какие-то клубы и играть то же самое, что и резиденты? Чем я тогда отличаюсь от них? Ничем.

-- То есть за 9 лет ты заслужила право играть, ни на кого не оглядываясь?
-- Самое главное -- сделать так, чтобы люди на танцполе, даже привыкшие к коммерческой музыке, тебя адекватно воспринимали. Правильно подать свою музыку, свою политику. Чтобы это понравилось. И опыт в данном случае позволяет это сделать.

-- Важно ли тебе, насколько люди, танцующие во время сета, разбираются в музыке?
-- Конечно, важно. Это приветствуется и ценится. А с другой стороны, даже простой человек в зале, отдающий тебе энергию (порой вдвойне) -- это тоже неплохо. Вот когда тебя совсем не понимают, это плохо.

-- Ты из семьи скрипачей. У тебя классическое музыкальное образование. Как случилось, что ты выбрала именно этот путь?
-- На самом деле, отец у меня ди-джеил еще во времена, когда все только зарождалось. Это были настоящие «живые» музыканты, ведь даже бобины было не достать. Потом пришло другое время, появились разные клубы, и отец во всем этом участвовал. И когда после школы я сказала: «Не пойду в консерваторию», -- он сам предложил попробовать себя в ди-джеинге. Разумеется, он меня ничему не учил, я все делала сама. Ведь это совершенно другой стиль работы. У меня уже было много друзей-ди-джеев. Я постоянно находилась в клубах. И когда отец выдвинул такое предложение, я испугалась. Потом рассказала об этом друзьям. Они тоже посоветовали попробовать. Я знала их уровень, и знала, через что мне нужно пройти, чтобы добиться хотя бы приблизительно того, что они могут.

-- Так как же ты научилась?
-- Методом «тыка». Бывало, папа отсоединял аппаратуру: шнуры, усилители… И заставлял самой все подсоединять. Это как в воду прыгнуть, не умея плавать. Сама выплывала.

-- Девушка-ди-джей -- явление необычное. Как на первых порах тебя воспринимали?
-- Крайне неадекватно. Реально подходили люди и спрашивали: «Девушка, а где ди-джей? Передайте ему, чтобы он песню поставил такую-то». Тогда это было чем-то из ряда вон выходящим. Сейчас все уже полегче как-то воспринимается.

-- Сегодня в Москве только в одном клубе из трех есть резидент-девушка…
-- Да. Но так везде -- в промоутерстве, даже в парламенте. Хотя мы идем к матриархату. Женщины начинают занимать ведущие должности, так что удивляться тут нечему. Вот и ди-джеинг от политики недалеко ушел.

-- Все же чувствовала ли ты к себе повышенное внимание со стороны публики или "товарищей по вертушкам"? Это помогает как-то?
-- Это не только не помогало, но мешало. Да странно все было. Как
ди-джей я вначале вообще не котировалась. Организаторы приглашали в бары, в кафе. Предлагали выступать в купальнике, в короткой юбке. Я пыталась объяснить, что играю музыку, а не стриптиз показываю. Старалась одевать широкие штаны, какие-то балахоны, платформы -- лишь бы на меня внимания не обращали, а слушали музыку. Сейчас уже на постсоветском пространстве стало много девушек-ди-джеев... Слава Богу, я не одна, а "нас много и мы в тельняшках".

-- Возвращаясь к музыке: какие стили предпочитаешь? Чем порадуешь на «Рейволюции» минскую публику?
-- Про стили сложно говорить. Я акцентирую себя прежде всего на интересных звуках. А это может быть и funk, и clash, и electro. Ломаный ритм мне нравится. Tech-house, techno (не жесткое).

-- Существует мнение, что девушки в основном играют легкую, солнечную музыку: latino, disko, house…
-- Помню, как-то в «Априори» начала я после FISH’a играть. Подходит парень и спрашивает: «Девушка, вы что? А где же сопли-слюни?» Я же играю больше музыку для мужчин. Но если сейчас это и девушкам нравится -- вообще круто! Кстати, обычно и поклонников у меня больше среди парней (им нравится, когда нет вокала и т.д.). А вот в Минске и девушки это ценят. Мне очень приятно. Но и странно -- ведь девушкам в основном присуща ревность какая-то. Представляешь, приходишь ты в клуб с парнем, а он все внимание переключает на девушку-ди-джея! Я бы сама возмутилась, да еще как!

-- А как тебе Минск вообще?
-- Такое ощущение, что у вас здесь море: все такие теплые, южные, открытые, добродушные. В Минск я приезжаю даже чаще, чем куда-либо, примерно раз в два месяца. Хотя, много где бывала: Ростов, Волгоград, Астрахань. Разве что до Владивостока не доехала. В ближайшем будущем -- Польша, Германия, Красноярск, Краснодар… Например, в Ростове, в отличие от Минска, люди очень скрытные. Они через себя ни за что не переступят, даже если им очень хочется взять автограф.

-- Есть ли у тебя дома пластинки, которые ты собираешь, но не играешь?
-- Есть. У меня вообще дома порядка полутора тысяч винилов. Разумеется, присутствует и музыка, которая мне нравится очень, но не везде ее можно играть. Стоит ящик такой коллекции (в основном minimal). Есть в Москве клуб «Пирамида», где я резидентствую уже пятый год. Вот только там я могу играть и minimal, и все, что захочу. Я много экспериментировала. Играла drum, jungle. И вообще если качественно сыграешь -- все оценят.

-- Получается, ты ведешь исключительно ночной образ жизни.
-- Да, хотя сейчас уже менее. Бывало тяжело, но организм наш ко всему адаптируется. К тому же, если любишь свою работу, тебе ничто не будет мешать. Правда, времени на кое-какие вещи не хватает. Например, на спортзал, всякие «женские штучки». Иногда косметику ту же самую купить сложно. Просто если появляются лишние деньги, не возникает вопроса, на что их потратить, -- идешь и покупаешь пластинки.

-- Кстати, пластинки покупаешь в Москве или приходится даже выезжать за ними за рубеж?
-- Да сейчас и в Москве с этим делом хорошо. Еще мне повезло, что я некоммерческий ди-джей и не гоняюсь за популярными пластинками, за которые чуть ли не дерутся, а назавтра выбрасывают или пытаются продать, так как они уже никому не нужны.
-- С какими ди-джеями России и Беларуси сотрудничаешь?
-- Из Беларуси -- ди-джеями agencydiskoteq. Вообще, у вас есть неплохие ребята! Что касается Москвы, там достаточно хороших людей, с которыми у меня совпадают вкусы. Это Остап, Spyder, Cапунов, Helga, Fish... Да много кто Дело в том, что в Москве приветствуется как раз не резидентство, а постоянное приглашение новых ди-джеев в клубы.

-- Никогда не возникало мысли писать музыку самой?
-- Возникало. Но я как человек с музыкальным образованием понимаю, что это еще дилетантство, пробный вариант. Я просто испытала себя, поняла, что могу, было бы время и желание.

-- Ты часто посещаешь различные страны. Под чьей «эгидой» гастролируешь? Не может же быть так, что девушка одна ездит?
-- Есть у меня продюсер, он же директор, он же промоутер. Зовут его Ник Моторин. Он и занимается моей творческой деятельностью последние два года, за что ему отдельное спасибо.

-- И напоследок расскажи немного о своих миксах.
-- Только готовых их у меня уже около десяти. Реально выпущено восемь. Причем все они были созданы за последние годы. Подробную информацию можно найти на www.dubrovskaya.com

-- Не возникает ли проблем с авторскими правами?
Ник Моторин: В принципе, любая пластинка подразумевает public performance. Потому она и стоит дороговато -- порядка 10 евро. И использование таких винилов ди-джеями -- нормальное явление. Так что, Люба Дубровская -- девушка узаконенная.

Electro_files@mail.ru



Анна ПРИМАКА Лиза МИЦКЕВИЧ

© 2005 музыкальная газета