статьи



ДДТ
Отдушина для Курылева


К концу сентября музыканты группы ДДТ планируют записать новый альбом по уже представленной программе "Мир номер ноль", который будет выпущен приблизительно в конце ноября. В самое ближайшее время, очевидно, и Минск сможет увидеть последнюю концертную работу музыкантов.

О ближайших планах и настроении музыкантов расскажет музыкант ДДТ Вадим Курылев.

— В составе ДДТ произошли изменения. Что это за изменения и как они отразились на работе группы?

— Клавишник Костя Шумайлов играет с нами два года, он уже не новый музыкант. Андрей Васильев ушел в этом году, когда делалась новая программа ‘’Мир номер ноль’’. Незадолго до этого мы сделали небольшую перестановку сил, в последнее время Игорь Тихомиров играл на бас–гитаре, а мы с Андреем — на гитарах. А в этой программе мы решили, что достаточно будет одного гитариста и лучше я буду играть на бас–гитаре, как было раньше, чтобы получилось жесткое такое звучание, напоминающее старое ДДТ десятилетней давности, и вместе с тем необходимо вливание новых семплерных звуков от Кости. Но, к сожалению, с уходом Андрея Васильева эта фигура, выстроенная нами, развалилась. Мы пробовали сначала искать разных гитаристов, но поняли, что это очень сложно — подобрать гитариста со стороны, тем более за такой короткий срок. Решили, что лучше я опять буду играть на гитаре, что легче будет взять нового басиста, менее болезненно. Вот и появился наш спаситель Паша Борисов, новый музыкант, но он уже достаточно опытный.

— У ДДТ на протяжении длительного времени был достаточно устойчивый состав. Не повлияли ли эти уходы–приходы на отношения внутри группы?

— Это сказалось на музыке, потому что любой состав всегда сам по себе неповторим и звучание группы складывается из музыкантов, которые в ней играют. То, что мы задумали весной, не получилось, но получилось другое. Что Андрея нет, для меня это, например, очень тяжело, у меня с ним очень хорошие отношения, мы и сейчас продолжаем как–то общаться. Но если воспринимать группу не как коллектив друзей–товарищей, а как рабочий коллектив, с этой позиции все нормально, атмосфера в группе очень хорошая, даже какой–то творческий подъем есть. Это видно сейчас на записи альбома, все очень стараются. Если нас теперь не назовешь друзьями закадычными, то это люди, которые друг друга уважают и с достаточной симпатией относятся к коллегам. Это самое главное.

— Достаточно скептические мнения были по поводу последних альбомов ДДТ. Да и сам Юрий не был доволен записанным в Америке альбомом "Любовь".

— Тем альбомом вообще мало кто был доволен. Если для нас это было еще как–то интересно, потому что это был такой своеобразный эксперимент, то для публики было не очень интересно. Хотя, на мой взгляд, некоторые песни там вполне прилично звучат. Я думаю, что его нельзя обвинить в какой–то попсовости, он не рассчитан на широкие массы. Поскольку он называется "Любовь", то он получился более лирический, что ли, то есть во многом на эту тему. Но если сравнить его с альбомом "Актриса весна", то это уже просто андерграунд. "Актриса" — кассовый альбом, там куча хитов, и он до сих пор, насколько я знаю, продается.

— Как проходили первые концерты тура с новой прораммой?

— Первая поездка была в мае по Украине, это был дебют программы, такая проверка боем. Нагромождение музыки, света, экрана. И все это, в принципе, получилось и работало. И группа все мужественно сыграла, хотя это были достаточно тяжелые для нас концерты на Украине. Потом были концерты в Москве и Питере — показали программу в двух столицах.

— Есть такое мнение, что старая волна русского рока уже как бы прожила свое время и то, что делают старые группы, за исключением, может быть, АЛИСЫ, еще кого–то уже не то, что было вначале. Появились какие–то новые герои русского рока, мол, старое поколение уходит...

— Я с этим не согласен. Почему все так болезненно воспринимают то, что раз появились новые группы, то старые уже не должны существовать? Но если взять эти новые по отношению к еще более новым, то они тоже будут уже старыми. Те же СПЛИН и МУМИЙ ТРОЛЛЬ, они ведь не мальчики и далеко не первый год играют. Если бы не было сейчас более старых групп, таких как АЛИСА, ДДТ и других, то они тоже были бы уже старыми, а так они на фоне этих групп выглядят молодыми. Это естественный процесс во всей мировой музыке, масса новых групп постоянно появляется на Западе. Но те же РОЛЛИНГ СТОУНЗ живы, хотя сколько уже лет группе, подумать страшно, но они живы, выпускают новые альбомы, работают, да еще как!

— Питерская группа СПЛИН неожиданно быстро стала широко популярна по всему бывшему Союзу, хотя огромное количество интересных команд , которые начинали приблизительно в одно время с ними, продолжают быть широко известны в узком кругу. Что же повлияло на успех СПЛИНА: удачная реклама, наличие хорошего директора?

— СПЛИН во многом попал в десятку, то есть точное попадание в музыкальном плане, хорошие музыканты, спаянные, лидер, достаточно наделенный поэтическим талантом, плюс все это оформлено в таком современном, примодненном виде. Они, конечно, очень стараются, стараются раскрутиться, и, по–моему, они сейчас просто из кожи вон лезут, чтобы сделать себе имя. Это нормальное желание, естественное для каждой группы. Многое у них получается. Например, то, что они перед "роллингами" выступали разогревающей группой (я думаю, они очень этого хотели). По ним видно, что это люди, которые умеют добиваться, чего они хотят. А, скажем, ЗИМОВЬЕ ЗВЕРЕЙ, в общем–то, очень хорошая группа, но явно она не рассчитана на широкие массы.

Я думаю, они "сплины" пошли на то, чтобы стать широко популярной группой, и это отразилось и на их творчестве тоже. Мне кажется, что они одной ногой стоят в поп–музыке, а другой еще в андерграунде как–то. Если судить объективно, я вижу все плюсы, я понимаю, что это нормально, что такие группы, как СПЛИН, должны быть, они сейчас у всех на устах, на всех обложках. Их просто мало, их больше должно быть. Hо их энергетика мне чужда, внутренне я их не принимаю.

— Поделитесь впечатлениями от посещения концертов западных исполнителей, которые приезжали в Россию: Ник Кейв и остальные...

— Я бы сказал, что это впечатления с большой буквы. Я просто не помню, чтобы на концерте получал такое удовольствие, чтобы я вышел настолько ошарашенным. Я люблю вообще Ника Кейва. У меня есть все его пластинки–компакты. Но я не ожидал, что живой концерт может быть для меня таким открытием. Даже больше не сам Ник Кейв поразил, а его группа. Нельзя сказать, что они просто играют музыку, это какая–то следующая ступень. Они настолько точно поддерживают своего лидера, его поэтические стремления, мысли и настолько точно передают музыку, что можно только позавидовать. Это одна из самых крутых групп сейчас вообще.

РОЛЛИНГ СТОУНЗ я видел "живьем" второй раз, три года назад мы ездили специально в Хельсинки на их концерт. У нас даже внутри коллектива мнения тогда разделились по поводу этого концерта: одним очень понравилось, а другие ожидали большего чего–то. Мне тогда очень понравилось, я увидел настоящих рок–музыкантов, достаточно безответственных, веселых таких, драйвовых. Хотя те, кто хотел увидеть суперзвук, суперпредставление, они во многом обломались. Я какой представлял себе эту группу, такой ее и увидел. Они сохранили атмосферу, настоящую рок–н–ролльную. На самом деле мы понимаем, что это коммерческое мероприятие, но на концерте такого впечатления нет, такое ощущение, что это настоящий праздник рок–н–ролла. В Москве в этом году я увидел этот же праздник, только он был еще лучше, с новой программой. Можно только порадоваться, как им в таком возрасте все это удается. Я ехал в Москву на этот концерт с таким настроением, что это их последнее турне вообще. По телевизору смотрел — они все такие старенькие, то один заболеет, то другой. И я подумал, что нужно обязательно на них посмотреть напоследок. На концерте у меня все эти ощущения пропали, настолько все было бодро, живо, безостановочно. И я подумал, что это их далеко не последнее турне.

— Как продвигается работа над сольным альбомом? Кажется, вы его записывали?

— Новые песни я начал записывать год назад, во время отпуска вместе с Женей Левиным, он выступал в качестве продюсера. Несколько песен мы записали, но что–то не очень получилось, мне не понравилось. Я пришел к выводу, что еще рано это делать, песни не готовы и мне не очень понятно, чего я сам хочу. То, что было раньше, меня не устраивает. А сейчас просто нет времени продолжить работу.

— Насколько серьезно ты сам относишься к своей сольной работе?

— Раньше я думал на эту тему, что, наверное, на самом деле мне надо как–то серьезно этим заниматься. Сейчас я абсолютно успокоился по этому поводу. Если что–нибудь получится — хорошо, а если нет — значит, не судьба. Если будет возможность, буду работать. Для меня это, наверное, отдушиной такой стало.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи