статьи



HAIR PEACE SALON
В гостях HAIR PEACE SALON

Туманным дождливым вечером стоим на незнакомой остановке с подругой. По обе стороны дороги темный парк. В полседьмого, как и договаривались, на остановку подходит Олег, вокалист HAIR PEACE SALON, и зловеще говорит, что сейчас мы пойдем вглубь этого парка. Мрачное кладбище, запутанные дорожки, гаражи…

И приходим в светлый, теплый, доброжелательный подвальчик со всеми атрибутами репетиционной точки: инструменты, стены, увешанные старыми плакатами и афишами. За барабанами сидит Артур, на басу – Максим; Вадим, который владеет соло-гитарой, отсутствует по уважительной причине. Автор текстов, солист и гитарист – уже известный и совсем не злой Олег.

Чем знамениты HAIR PEACE SALON? Дружбой с beZ bileta, качественной музыкой в стиле брит-рок, скромностью и кое-чем еще. Узнаем о них побольше?

– Я знаю, что Артур является менеджером группы. Что делается для продвижения HAIR PEACE SALON «в массы»?
Максим (продолжает за засмущавшегося Артура): Он занимается всевозможными организационными вопросами касаемо нашей музыки: концерты, запись, финансовые вопросы.
Артур: Я стараюсь, чтобы все мысли, которые озвучиваются нами, не оставались здесь, а находили какое-то конкретное воплощение за пределами студии. Например, группе нужна точка репетиционная, группе нужен аппарат, и другие вопросы. Но вообще мы все вместе этим занимаемся. – С каких пор вы играете таким составом?
Олег: Таким составом – с зимы 2005 года. До Вадима с нами еще был клавишник Андрей (из ROSARY) и другой гитарист Вадим. Андрей нынче с нами не играет, поэтому мы находимся в поисках клавишника. Мы считаем, что клавиши для нашей музыки необходимы, они наполняют общее звучание композиции, придают ей объем.
– Когда вы начали слушать хорошую музыку?
Олег: Я, наверно, классе в седьмом, нет, восьмом. Это была NIRVANA.
Максим: NIRVANA, RHCP.
Олег: SOUNDGARDEN, SMASHING PUMPKINS.
Максим: Мы и сейчас их слушаем.
Артур: И я классе в седьмом – сначала слушал металевые команды, потом увлекся русским роком: АЛИСА, КИНО, АКВАРИУМ.

– У вас много каверов. Что для вас значит это понятие? Кавер – это то, что максимально приближено к оригиналу, или какая-то импровизация?
Олег: Да, за время существования нашей группы мы много чего переиграли. Но не более. В нашем случае, допустим при подготовке в участии трибьюта какой-либо группы, мы не ставим перед собой задачи сделать именно кавер чьей-либо композиции. Потому что кавер, в нашем понимании, – это существенное изменение песни. Изменение в композиции, к примеру, размера, звукоизвлечения, стиля и так далее. Типа того, чтобы из брит-рока сделать хип-хоп, или джаз. Мы же лишь стараемся максимально скопировать звучание, «фишки», «примочки» понравившейся нам группы. Это тоже полезно. Таким образом мы учимся играть, понимать друг друга, развивать музыкальный вкус.
Артур: Мы хотим, чтобы слушатель мог себе представить, что он на концерте любимой группы.
Максим: Можно сыграть плохо и потом сказать, что это не похоже на оригинал. Поэтому мы предпочитаем максимально копировать. Для нас же это на пользу идет.

– Ваши тексты на английском. Не могли бы вы сказать, о чем поете, для тех, кто слаб в этом языке.
Олег: О какой тебе песне рассказать? (Отошел за большие колонки, там начал копаться в стопке каких-то бумаг, нашел среди них свои тексты, взял первый попавшийся.) Ну вот тут, к примеру, песенка Through The Dark, с первой строки читаю: «Reckless leaves rambling down the streets follow wind to reach the high» – «Отрешенные листья, беспорядочно разбросанные вдоль по улице, следуют за ветром, пытаясь достичь высоты». Далее: «Silent trees bosom being secrets watching for man’s sufferings» – «Молчаливые деревья хранят в себе секреты бытия, наблюдая за людскими скитаниями-страданиями» и так далее. В этом тексте, к примеру, все построено на ассоциациях: листья – это люди, ветер – это жизнь, судьба, по которой они несутся в неизвестность. Деревья… старые огромные деревья, нависающие над нами, мимо которых мы ежедневно проходим, куда-то спешим, не обращая на них никакого внимания, – это как боги, или ангелы, или знаки, которым остается лишь с грустью наблюдать за нашей суетой. Во всех моих текстах присутствуют подобные ассоциативные персонажи, я в них отражаю свои личные жизненные переживания.
Максим: Как у всех стихи: про любовь, жизнь, смерть, неудачи. И про удачу тоже, конечно.

– А переводов можно ждать?
Олег: Если в таковых возникнет потребность у людей, у наших слушателей, поклонников, то я с радостью переведу свои тексты. Выложим их на сайте.

– У вас такое сложное название – HAIR PEACE SALON, его очень трудно скандировать на концертах. Может, есть какое-то сокращение?
Олег: Все наши друзья знакомые для сокращения зовут нас САЛОНОМ.
Максим: «Эйч Пи Эс» – по заглавным буквам. «Хэ Пэ Эс» – проще всего.
Олег: Ну, RED HOT CHILI PEPPERS тоже сильно не покричишь. Хотя наверняка народ у них там как-то нашел выход. И у нас, я думаю, если народу припрет поскандировать, то он что-нибудь придумает. Но лучше не кричать – лучше слушать.

– Мы о вас почти ничего не знаем. Расскажите о себе и друг о друге.
Максим: Артур у нас самый серьезный, организованный, предприимчивый, иногда мы его «худруком» кличем. Он нас всех «строит» в организационных вопросах.
Олег: А у Максима один из самых лучших характеров, которые я знаю. Временами мы все тут в процессе работы кричим, ругаемся, ссоримся чего-то, все – кроме Макса. А Макс в таких случаях спокойно сидит, слушает нас, а потом залепит какую-нибудь шутку, мы все начинаем ржать и напряг спадает.
Максим: Неправда, я тоже ругаюсь.
Олег: Да, когда Макс ругается и пытается спорить, то это выглядит так неожиданно, даже ржачно, поэтому мы опять ржем и напряг снова по любому спадает.

– Ну, ладно. А сколько у вас теперь песен?
Артур: Наша настоящая программа состоит из девяти полностью готовых композиций. Много старого забытого материала, который, если будет необходимость, мы обязательно вспомним. Есть новый материал, которого хватит на альбом, но мы еще не созрели для альбома.
Олег: Сейчас мы пишем макси-сингл, в нем будет пять треков. В ближайшем будущем вы сможете его послушать.
Артур: Мы решили, что будем расти, больше заниматься, покупать больше хорошей аппаратуры. И в конечном итоге это во что-то выльется: либо нас заметят слушатели, либо мы сделаем классный полноценный альбом, или появится возможность выступать на больших площадках. Еще есть шанс, что нас заметит какой-нибудь продюсер. Или мы поседеем в этом подвале, чего очень не хочется.

– А хотели бы, чтобы музыка стала вашим основным занятием, работой?
Артур: Конечно! Мы были бы гораздо сильнее, если бы не отвлекались на посторонние дела.
Максим: А по-моему, когда что-то любимое превращается в работу, оно перестает быть любимым. Хотелось бы свое основное время тратить на музыку, но без фанатизма.
Олег: Скажу словами одного из классиков: «Счастье не в том, чтобы делать то, что хочется, а в том, чтобы хотелось того, что ты делаешь». Конечно, хотелось бы то время, которое мы отдаем скучной работе, посвятить музыкальному развитию, совершенствованию.
Максим: От музыки я получаю массу удовольствий. И от концертов. Вся эта каша, в которой варишься: выступления перед зрителями, предконцертное волнение, общение с другими музыкантами.

– Недавно вы выступали с «безбилетниками». А когда и как вы пересеклись впервые?
Артур: Давным-давно. Я с ними первый познакомился. Виталик искал барабанщика, а я еще тогда не был знаком с HAIR PEACE SALON. В то время я только начинал. Позвонил ему, сказал, что год играю на барабанах, он ответил: «Отлично, поехали на точку, полабаем». Я показал, что умею, мы поиграли вместе, а в конце Виталик подарил мне диск RADIOHEAD и сказал: «Послушай-ка этих ребят». Конечно же, меня не взяли в beZ bileta. Но все равно было прикольно. Вот так мы и познакомились.

– Этим летом вы выступали с ними в Польше. Расскажите о концерте поподробнее: как получилось, что вы вместе туда попали, как играли, какие остались впечатления?
Артур: Вообще изначально пригласили в Польшу наших друзей, минскую группу ПЕТЛЯ ПРИСТРАСТИЯ, но по определенным причинам у них не получалось поехать, и поэтому ПЕТЛЯ вместо себя решила отправить нас. Они созвонились с нами, и мы с радостью согласились. В Польше у нас все сложилась «на ура». Мы остались довольны поездкой, а организаторы нами. Поэтому в скором времени организаторы пригласили нас снова в Польшу на фест. Еще пригласили наших хороших друзей, группу Jitters. И попросили найти еще кого-нибудь – третьими. Мы решили позвать beZ bileta. Я связался с Виталиком Артистом и предложил ему съездить с нами. Что касается поездки, то нам очень понравилось: там мы нормально оторвались, отдохнули от повседневности, выступили на классной сцене с крутым аппаратом и отличным звуком, поближе познакомились со всеми «безбилетниками», пообщались с группами из Польши, Литвы, России. Слушателей, правда, было не очень много, повлияла погода – шел дождь, и то, что в летнее время Польша перенасыщена всякими фестивалями.
Максим: Вечером beZ bileta устроили настоящее шоу, Виталик пригласил нас на сцену, и мы там все вместе пели, орали, плясали – кто как умеет – «Мая краіна Беларусь». Польский народ по-настоящему зажегся!

– А чем отличается реакция на вас польских слушателей и наших? Кто больше колбасится, слушая вашу музыку?
Олег: Если музыка хорошая, она будет восприниматься одинаково хорошо. Как здесь некоторые подходят и говорят: «Классно!», так и там. В любом случае очень приятно.

– В Беларуси много таких благодарных слушателей?
Максим: Не сказал бы, что нас на руках выносят со сцены и встречают с цветами. Особо сильно к нам никто не подходит, чтобы там чего-нибудь лестного сказать. И это понятно: человеку понравилась музыка, он что-то для себя вынес, и все на этом, чего нас беспокоить. А нам на самом деле, конечно же, приятно послушать искренние отклики, если концерт действительно был хорош.
Олег: Да, это очень приятно. Короче, пусть народ подходит.
Максим: Неважно, высказывают ли свои чувства лично, главное, чтобы мы понимали, что слушателям это понравилось. Нужна отдача, ощущение, что люди поняли то, что мы делаем. Потому классно, когда в зале видишь знакомые лица.
Олег: …И незнакомые. Я вдохновляюсь на концерте, в процессе выступления, когда вижу интерес к нашей музыке в глазах людей, мне незнакомых. Артур: У нас на сайте сейчас неплохая активность, регистрируется много новых людей, которые говорят хорошие слова.

– Вы часто выступаете с Jitters. Они близки вам по стилю?
Максим: У них немного другая музыка по звучанию, но по мышлению мы схожи.
Артур: У нас одни корни, но по настроению мы, наверное, разные.
Олег: Раньше нас сравнивали, потому что мы с Артуром играли в Jitters. Волей-неволей повторялись какие-то примочки, звучание, настроения. По этой причине я, кстати, и решил уйти из Jitters и вплотную заняться HAIR PEACE SALON, и, конечно, каждый из нас зазвучал более уверенно, а главное – по-разному. Немалая заслуга в этом и настоящего гитариста Jitters – Вани.

– Какую музыку делаете вы сейчас?
Максим: Теперь популярна тенденция смешивать гитарный саунд с электронными фишками-штучками.
Олег: И от этого никуда не уйти, если ты хочешь звучать в ногу со временем. Надеюсь, в будущем мы тоже сможем использовать различные электронные примочки в своем творчестве.

Диктофон выключен, теперь можно поболтать о не связанных с музыкой вещах. С этими ребятами легко разговаривать. Они ненавязчиво, спокойно движутся вперед, сохраняя при этом нормальную самооценку и все хорошие человеческие качества. Надеюсь, такими они и останутся, а известности у них будет побольше.
Вы не имеете представления, что играет HAIR PEACE SALON? Трудно передать словами, сколько эмоций ребята вкладывают в свое творчество. Не верю, что кто-то пожалеет, когда придет на их выступление.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи