новости
статьи
.мнение

LVEE: вождей у нас нет

Предлагаем вашему вниманию интервью с Владимиром «mend0za» Шаховым, который известен многим как харизматичный экс-преподаватель БГУИР, бессменный ведущий открытых лекций по Unix, активист минского неформального Linux-сообщества. Также он уже третий год является одним из вдохновителей и организаторов Linux Vacation Eastern Europe.

С чего начинался LVEE?

В 2003 году минская группа пользователей Linux успешно провела мероприятие, посвященное десятилетию известного свободного дистрибутива Debian GNU/Linux. После него возникло желание сделать что-то более обширное.

Вторым толчком стал визит огромной белорусской делегации на Linux Fest, который проходил в 2004 году в России. Российский формат -- это лес, грязь, палатки, TuxRacer в грязи, масса неформального общения, перетягивание витой пары, купание в голом виде. Мероприятие, которое скорее подходит людям, имеющим туристический опыт и способным пару дней прожить вдали от цивилизации... По итогу мы поняли, что в Беларуси хочется сделать что-либо похожее, но в немножко другом формате.

Мы стремимся охватить тех, кому по каким-либо причинам тяжело уйти на несколько дней в полностью "автономное" плавание. Семейных людей, тех, кто в силу своей загруженности по работе просто не приобрел необходимый туристический опыт. Целевую аудиторию лучше всего можно охарактеризовать так: технические специалисты, которые используют свободное ПО в своей повседневной деятельности.

Из чего состоит Linux Vacation Eastern Europe?

Из нескольких компонентов. Первый, самый главный -- это собственно практическая конференция. Двухдневный цикл докладов, круглых столов, информационных событий, целиком посвященных свободному ПО и людям, которые с ним работают. Следующий важный компонент -- общение вне конференции. Люди собраны в ограниченном пространстве, и это стимулирует их общаться, обмениваться опытом, заводить новые знакомства. Третья составляющая -- развлекательная часть, в качестве которой обычно выступают шашлыки и концерт. Мы приглашаем разностилевые местные группы, это может быть панк или какой-то готический злобный metal. Стараемся, чтобы программа была максимально разнообразной и приверженцы различных стилей музыки могли найти что-то свое.





Насколько тяжело заниматься организацией такого мероприятия?

Основные проблемы -- найти финансирование, зарезервировать место (конференции мы проводим на турбазах, чтобы минимизировать различные бытовые сложности). Обеспечить регистрацию участников и их прибытие к месту мероприятия.

Вся подготовка осуществляется на волонтерской основе сотрудниками белорусских IT-компаний, людьми, которые преподают в вузах. В основном это программисты, менеджеры начального/среднего звена, аспиранты. Средний возраст -- 25-30 лет.

Основная организационная активность осуществляется вне рабочего времени и не является предметом наших служебных обязанностей.

Как добровольческому комитету удается делать организационную работу на достаточно высоком уровне?

Изначально это было любительским сообществом людей, имеющих общие интересы. Постепенно выкристаллизовалась группа, которой было бы интересно заниматься не только разговорами под пиво, но и чем-то более существенным, что можно пощупать руками, на что можно сослаться.

Сейчас можно вычленить сразу несколько пластов заинтересованности. Во-первых, поскольку в основном это молодежь, есть стремление
самоутвердиться. Для многих из участников оргкомитета фест - это возможность утвердиться как специалисту, как человеку, который может что-то сотворить самостоятельно.

Вторая составляющая -- это распространение своих взглядов. Мы знаем, что свободное ПО в состоянии решать наши повседневные задачи, связанные с компьютером. Соответственно, мы об этом хотим рассказывать людям, которые с этим незнакомы.

Как принимаются решения в оргкомитете?

Все участники оргкомитета выдвинули себя сами. То есть, они пришли и взяли на себя ответственность за какой-то участок работы. Кто-то справился, кто-то нет. Кто-то справился, но не совсем. Но тем не менее корабль дальше двигается, несмотря ни на что. Фактически это горизонтальная структура, в которой, правда, часть людей занимается постановкой задач и консолидацией усилий.

Это необходимо - в силу того, что техническими вопросами занимаются люди, склонные к атомизации, приходится прикладывать дополнительные усилия, чтобы они эффективно общались между собой, обменивались опытом.

Но человека, который выступал бы вождем мероприятия, нет. Есть личности, которые просто берут на себя больше задач для выполнения. И их власть не в том, чтобы отдавать приказы, по которым все дружно побегут, как тараканы, в одну сторону. Власть в том, что они больше всех делают и, соответственно, в большей степени влияют на то, каким мероприятие будет в итоге.

Белорусские корпорации проявляют интерес?

Со стороны корпораций появился интерес только после того, как мы провели два успешных мероприятия и появилась убежденность в том, что эта команда может что-то сделать.

Теоретически корпорации могут интересоваться этой тематикой для минимизации своих затрат, так как с коммерческой точки зрения open source характеризуется достаточно низкой общей стоимостью владения. Но сейчас интерес исключительно рекламный: он направлен на то, чтобы привлечь внимание к своей разносторонности, к тому, что корпорация участвует в таком достаточно модном явлении, как open source.

Таргет-группы при этом две. Первая - квалифицированные специалисты, среди которых финансирующие мероприятие компании изыскивают себе сотрудников. Не секрет, что в настоящий момент количество специалистов в области open source очень мало, и официально ни один ВУЗ их не готовит. Они появляются самостоятельно, и компании заинтересованы в каждом человеке, способном что-либо делать в этой области.

Вторая таргет-группа - широкий круг любителей свободных операционных систем, которые используют их время от времени в качестве хобби либо каким- то образом задействуют в профессиональной деятельности. Среди таких потребителей компании получают известность как сторонники прогрессивной технической и социальной политики. И таким образом делают их лояльными потребителями, а в последующем, возможно, и лояльными сотрудниками.

Какие шансы у мероприятия в дальнейшем стать корпоративным проектом или остаться волонтерской инициативой?

Шансы по большому счету 50 на 50. Все зависит от людей, которые будут заниматься оргработой.

Если, как и раньше, основную массу работы будут тянуть на себе волонтеры, то мероприятие останется проектом сообщества. Если мы "ляжем" под какого-то из спонсоров, проявляющих большую заинтересованность в этом мероприятии, - не исключена коммерциализация конференции и всего сопутствующего community event.

Спадет или возрастет при этом интерес - зависит от профессионализма людей, которые будут этим заниматься. Например, российский Linux Fest фактически проводится сотрудниками компании Alt Linux. Это достаточно специфическая структура. Формально она имеет атрибуты коммерческой компании, но фактически основывается еще на огромном коммьюнити людей, которые делают что-то в свободное время. Поэтому все зависит от конкретных персоналий.

Лично ты поехал бы года через три на "окорпоративленный" LVEE?

Если на нас будут нагло пытаться зарабатывать деньги, не давая ничего взамен, то я лично откажусь от участия в таком мероприятии. Если это будет что-то интересное, если будет соблюден баланс интересов, то... Почему бы и не поучаствовать?

Чего сейчас не хватает фесту?

Не хватает активности сообщества, инициативы, свежих идей. Ежегодно состав оргкомитета немного корректируется, но фактически костяк остается прежним.

Достаточно тяжело работать с людьми, которые хотят только потреблять результат, но не готовы что-либо сделать для того, чтобы он появился.
Может, имеет смысл привлекать другие сообщества, которым open source может быть интересен с иной, не разработчицкой точки зрения?

Мы пробуем вовлекать сообщества, людей, которые по роду своей деятельности каким-либо образом используют свободное ПО. Но пока по результатам двух предыдущих мероприятий я не могу сказать, что мы в этом достигли каких-то существенных успехов.

Возможно, причина в инерционности общественного сознания, справиться с которой поможет дополнительная обучательская, просветительская работа? Было ли уже так, что человек приехал, пообщался с единомышленниками, вернулся домой, а в результате родился какой-то новый проект?

Каждый раз мы рассчитываем на то, что LVEE послужит толчком для последующих новых проектов. Цель LVEE - это двустороннее движение: породить низовые инициативы на местах, для того, чтобы подпитать себя же в будущем. Чтобы на следующие фестивали приезжали новые люди, которые занимаются чем-то новым, и рассказывали о том, что они делают. Мы проводим это мероприятие в том числе и для одиночек из областных, районных центров, которым необходимо почувствовать, что есть единомышленники, есть люди, с которыми они могут сотрудничать.

Уже сейчас есть определенные сдвиги с точки зрения использования свободного ПО в учебных заведениях. Есть сдвиги по использованию в некоторых социальных сетях, есть сдвиги с точки зрения веб-ресурсов с открытой публикацией...

Коварный вопрос. С одной строны люди в сообщество вроде как привлекаются, идея свободного софта подразумевает активное соучастие и сотрудничество. Но при этом мы говорим, что активность сообщества в среднем низка, преобладает потребительский склад мышления. В чем причина такого парадокса? К чему он может привести?

Пассивность порождена условиями жизни. Ментальность, быт мучает. Организация крупных мероприятий - достаточно большое психологическое давление, стресс. А мелких мероприятий недостаточно для того, чтобы народ обкатал свои организационные навыки, свою инициативность, способы взаимодействия, контакты...

Не хватает мелких многочисленных акций для того, чтобы люди даже морально были готовы решать более крупные задачи. Нет постепенности. Если не будет происходить обновления списка людей, которые занимаются этими инициативами, то фестиваль в нынешнем виде просто исчезнет. С другой стороны – ведь и мы не первые, кто продвигает такие идеи. Задолго до нынешнего поколения минской группы пользователей Linux были люди, которые всем этим занимались. Многие из них сейчас разъехались работать на различные компании по всему миру. Но тем не менее знамя подхвачено. А значит, и после нас придут новые люди. Это всего лишь вопрос смены поколений.

Что ты можешь сказать людям, которые хотят заняться чем-то подобным, у которых есть идея, способная собрать коммьюнити, но они не знают, с чего начать и куда дальше двигаться?

Любой идее нужно приделать ноги. Необходимо не пытаться замахиваться на что-то космическое, типа «всемирного съезда филателистов-любителей open source», а решать определенные локальные задачи. Например, сначала собраться-познакомиться с людьми в своем районе, которые занимаются тем же самым. Придать этим встречам регулярный характер.

Потом попытаться выйти за рамки этого сообщества, организовать какую-нибудь мелкую презентацию. На час-полтора - для людей, которым это было бы интересно, но которые еще ничего об этом не знают.

И очень хороший опыт -- это съездить на какой-нибудь фестиваль, чтобы посмотреть как это организуется, попытаться понять свой опыт в контексте опыта других людей. Хотя бы на наш, на российский, на польский... Все эти мероприятия со свободным участием: зарегистрировался, рассказал о себе в анкете, приехал. Не приветствуются только праздные зеваки.

А дальше – все в ваших руках.



Глеб Рубанов, Анастасия Петровская
обсудить статью
© сетевые решения
.
.