электросварочное оборудование
сварочные инверторы
сварочные полуавтоматы
сварочные трансформаторы
газосварочное оборудование
редукторы
резаки
горелки
 

смета нужна
ВЧЕРА?!?


Сметный отдел компании
МИКРОЛАН
составит смету
в кратчайшие сроки



+375 (25) 936-48-14

Шесть соток в центре Москвы

Мы уже не раз рассказывали о том, на какие ухищрения приходится идти архитекторам, работая над проектами застройки небольших пятачков свободного пространства, отвоеванного у мегаполисов. Пространственная ограниченность, сложный контекст, различного рода технические трудности требуют порой не просто оригинальных, а скорее парадоксальных решений. Но уж если удается в самом начале ухватиться за нужную ниточку, то все последующие находки нанизываются на нее, создавая ощущение необычайной простоты и естественности, будто бы иначе и быть не могло. Именно такой проект мы предлагаем сегодня вашему вниманию.

На шести сотках в историческом центре Москвы проектная группа под руководством архитектора Сергея Скуратова спроектировала подземную виллу площадью 2500 м2, полную света, воздуха, зелени и никому не мешающих машиномест. Крошечный участок, на котором еще недавно находился двухэтажный хозяйственный флигель усадьбы Тургеневых, испорченный бесконечными перестройками и полуразрушенный, легко можно было бы отнести к категории безнадежных, но получилось все наоборот — обилие трудностей стало мощным стимулом для профессионализма девелопера и архитектора. Соседство с центральным домом тургеневской усадьбы, являющим собой классический пример особняка московского ампира, расположенные неподалеку еще несколько домов в стиле русского классицизма создают слабый намек на поленовский «московский дворик» — трогательный дворово-садовый дух московской городской усадьбы. Кажется, именно этот контекст квартала определил первые принципиальные параметры проекта: отказ от архитектурной экспансии вверх и вширь, создание жилого объекта с условием возвращения городу максимально возможного объема воздуха, травы и деревьев — тех безусловных городских ценностей, которые были свойственны старой одноэтажной застройке. В общем, как шутит сам Скуратов, оставался один путь: «вверх по лестнице, ведущей вниз — в подземные резервы городского пространства». Идею нельзя назвать совершенно новой. Подземное пространство активно осваивалось архитекторами и строителями с древнейших времен, а уж сегодня в крупных городах просто бум подземного строительства. Но и подземные дворцы и лабиринты прошлого, и поражающие своими масштабами сооружения современной архитектурной реальности, как правило, оборачиваются стандартным набором инфраструктурных служб, которые сравнительно легко «зарыть в землю»: это казематы, подвалы, склады, бойлерные, туннели, гаражи, в лучшем случае — винные погреба, кинозалы и бильярдные. За примерами в буквальном смысле слова ходить недалеко: монументальные подвалы и подземные гаражи стали рутинной строительной практикой. Однако здесь, в новом проекте Сергея Скуратова, мы имеем дело с совершенно новой типологией городского жилого дома. Проект предлагает радикально новое решение не только внутреннего жилого пространства, но и всей системы взаимоотношений дома и города.

Этот удивительный дом похож на элегантную оранжерею в саду, случайно не тронутую строительной лихорадкой мегаполиса. Подземная часть виллы многократно превышает внешний объем. Практически вернув городу свободный и зеленый участок, она оставляет ему всего несколько принципиально важных жизненных функций: въезда и входа в дом, а также огромного, почти избыточного, источника света и воздуха. Внешний объем лишен и традиционных признаков дома: дверей, окон, глухих стен и крыш. Дверь заменяет плита, вращающаяся вокруг оси-стержня, открывая и закрывая въезд в гараж и вход в дом. Вся поверхность этой надземной части дома состоит из чередующихся пластин закаленного стекла и специально обработанного тонкого зеленоватого мрамора. Таким образом, внешний павильон подземной виллы служит одновременно входом и световым фонарем. Каждая его плоскость пропускает дневной свет. Асимметрия скатов и граней кровли из редких, впервые используемых в Москве материалов роднит все сооружение с произведением скульптора или ювелира. Сергей Скуратов так описывает тщательно спланированный эффект: «Днем снаружи зеленоватый цвет камня и стекла будет сливаться в сложную и непроницаемую для глаза поблескивающую фактуру. Благодаря общему зеленому оттенку летом одноэтажный объем почти сольется с деревьями участка, зимой графика мраморных прожилок вступит в резонанс с рисунком черных древесных ветвей. А внутри преломленный дневной свет создаст атмосферу освещенного сада, как в картинах французских импрессионистов».

Три подземных этажа спроектированы в тех же материалах и, главное, в той же «садово-загородной» стилистике, напрочь отвергающей любые подвальные ассоциации. Верхний расположен ближе всего к дневному свету, и поэтому жилой. Композиционным центром здесь стала гостиная. Потолок над ней прорезан и пропускает свет из входного объема верхнего дома-«фонаря». Во дворе, вровень с землей, задуманы еще три стеклянные плоскости. Одна из них освещает детские комнаты, другая расположена над душевой, и, наконец, самое большое «окно в земле» предназначено для зимнего сада, расположенного во втором подземном ярусе. В первом этаже пола над садом нет, чтобы свет проходил беспрепятственно и чтобы жильцы и гости могли любоваться деревьями с балкона гостиной. Спускаемся ниже — этаж целиком посвящен отдыху, спорту и развлечениям. С одной стороны здесь сад, с другой бассейн, сауны, солярии, фитнес и прочее. Они разделены стеклянной стеной — прозрачной, чтобы пропускать свет, но не пар из водной части в садовую, чтобы не вредить растениям. Стена бассейна сделана из того же полупрозрачного и подсвеченного изнутри камня. Таким образом, со стороны гостиной и бассейна возникают два двухсветных пространства: гостиной и зимнего сада, параллельных, но смещенных одно относительно другого по высоте, и поэтому не слитых в одно, а как будто бы соприкасающихся и перетекающих одно в другое. В обоих жилых ярусах продуманы асимметричные горизонтальные стеклянные «окна» в полах-потолках. Дневной свет, таким образом, постепенно растворяясь, проникает до второго яруса и выстраивается в подобия световых колодцев, передающих и распределяющих свет. От этого ярусы становятся проницаемыми, пространство — светлым, перетекающим и воздушным. Третий этаж технический — в нем, кроме систем жизнеобеспечения, гараж на восемь машин, соединенный с поверхностью лифтом, и помещения для охраны. Очевидно, что перед нами цельный и тщательно продуманный пример новой архитектурной типологии — большой и роскошной городской виллы, погруженной под землю в самом центре города.

Вынужденное ли это решение? В определенном смысле, конечно, да. Сергей Скуратов отлично знает проблемы города: в Москве сейчас трудно найти открытое пространство, свежий воздух и красивые виды. Сверху, с уровня пентхаусов, открывается пестрая и отнюдь не гармоничная панорама мегаполиса. А на уровне травы и деревьев, к сожалению, уже почти нет ни воздуха, ни травы, ни деревьев. «Современный город вынуждает пересматривать традиционные подходы и решения. Думаю, что мы предложили городу не самый обычный, наверное, неожиданный, но взаимовыгодный и плодотворный обмен пространством», — говорит он.

По материалам archi.ru

© Строительство и недвижимость

стройматериалы:
брус
аренда техники:
электростанции дизельные в аренду
виброплиты в аренду
промышленные пылесосы в аренду в России
погрузчики вилочные в аренду в России

полезные ссылки
Деревообрабатывающий инструмент
Moll: оригинальная офисная мебель из Германии