электросварочное оборудование
сварочные инверторы
сварочные полуавтоматы
сварочные трансформаторы
газосварочное оборудование
редукторы
резаки
горелки
 

смета нужна
ВЧЕРА?!?


Сметный отдел компании
МИКРОЛАН
составит смету
в кратчайшие сроки



+375 (25) 936-48-14

Теплоизоляционные системы: выбор, качество, долговечность


Такова была тема “круглого стола”, проведенного 30 марта 2004 г. по инициативе журнала “Архитектура и строительство”, бюллетеня “Белорусский строительный рынок” и при поддержке Белорусской ассоциации производителей сухих строительных смесей и систем утепления. В работе данного форума специалистов приняли участие представители Минстройархитектуры Беларуси, Госстройнадзора, ОАО “Стройкомплекс”, БНТУ, органов сангигиены, ведущих научно-исследовательских и проектных организаций и строительных предприятий и фирм Беларуси. Кроме того, представители строительной и пожарной науки России и Украины, строительного бизнеса России.

Открывая “круглый стол”, один из его соведущих, главный редактор журнала “Архитектура и строительство” Павел Ткачик (вторым был президент вышеупомянутой ассоциации Владимир Дубровский) попросил всех выступающих завершать свои выступления конкретными пожеланиями, которые можно было бы внести в итоговый документ (рекомендации круглого стола). Забегая вперед, отметим, что конкретными рекомендациями были завершены не все выступления. Так или иначе, подводя итоги форума, г-н Дубровский сообщил, что для работы над проектом решения “круглого стола” будет создана рабочая группа, в которую войдут присутствовавшие специалисты — как участвовавшие в прениях, так и воздержавшиеся от выступлений.
Что же прозвучало в конференц-зале Минского международного образовательного центра?

Дмитрий Жуков, кандидат технических наук, БНТУ
Решив применять пенополистирол, мы забыли, что живем в XXI веке. На мой взгляд, пенополистирол является материалом прошлого века и является продуктом военного комплекса. Сейчас как раз идет речь о материале, который разрешено применять при утеплении наших домов первых типовых серий. Это пенополистирол типа БСП (беспрессованный). В данном случае речь не идет о самом лучшем пенополистироле — экструзионном или прессованном. Внимание участников “круглого стола” я хотел бы сосредоточить на той проблеме, которой я занимаюсь с наибольшим интересом. Это вопросы конструктивно-технологические и относятся к качеству строительства.
Наша страна может пойти по пути ошибок, которые допустили наши соседи. Например, Литвы. В Вильнюсе 10 лет назад применили три системы утепления на крупнопанельных домах. Что из этого получилось, сегодня ни у кого уже не вызывает сомнения. Та система, которая была с пенополистиролом, быстрее всего стала приходить в негодность. В настоящее время она вся покрылась трещинами. В системе с минеральной ватой тоже есть трещины, но они значительно меньше. В целом же система с минватой выглядит лучше. Третья система — вентилируемые фасады — выглядит совсем как новая.
Таким образом, положительного опыта применения пенополистирола для утепления зданий в Беларуси и за рубежом практически нет. В то же время негативных моментов, связанных с чисто строительной стороной дела, у этого материала немало. Но, несмотря на все это, в нашей стране планируется устраивать системы утепления на основе пенополистирола с легкими (тонкослойными) полимерминеральными штукатурками даже в 12-этажных зданиях. Не абсурд ли это?

В связи с этим можно сделать следующие выводы:
1. Проблемы, связанные с использованием пенополистирола при утеплении зданий, приобрели в Беларуси особую актуальность после появления двух документов: постановления Совмина №45 от 17 января 2003 г., согласно которому до 2016 г. в Беларуси должна быть проведена тепловая модернизация около 2 тысяч крупнопанельных жилых домов первых массовых серий, и Изменения №1 пособия “Проектирование и устройство тепловой изоляции ограждающих конструкций зданий и сооружений” (П3-2000 к СНиП 3.03.01-87), в соответствии с которым легкие штукатурные системы утепления с пенополистиролом допускается применять даже в зданиях высотой до 12 этажей включительно (в т. ч. с мансардами) в Минске и областных центрах страны. (Это изменение, между прочим, противоречит положениям и наших, и российских противопожарных норм.)

2. Не так давно минские фирмы “БелПСП”, “Радекс” и “Сармат” получили официальные заключения об областях и условиях применения своих фирменных легких штукатурных систем утепления с пенополистирольными плитами. Таким образом, в Беларуси при утеплении зданий может начаться массовое применение именно таких плит. Однако пенополистирол и конструкции с его применением — прежде всего, стены — обладают рядом серьезных недостатков, устранить которые возможно лишь в случае неоправданно больших капиталовложений.

3. Пенополистирол как искусственный полимерный материал до конца не изучен, весьма опасен в пожарном и экологическом отношении, недолговечен, имеет невысокую теплостойкость, слишком деформативен, его трудно утилизировать. Не изучены санитарно-гигиенические аспекты применения этого материала при утеплении зданий, и изучать их в Беларуси не планируется.

4. Паропроницаемость пенополистирола более чем в 8-10 раз меньше, чем минеральной ваты. И если в зданиях не предусматривать принудительной вентиляции помещений, то наружные стены будут перенасыщаться влагой, и в помещениях будет наблюдаться повышенная влажность. Плохая же вентиляция и повышенная влажность ведут, кроме прочего, к появлению пылевых клещей, возникновению аллергии, респираторных и других заболеваний у детей и взрослых.

5. Когда-то считалось, что крупнопанельные дома могут служить сто и более лет. Но практика показала, что срок их нормальной эксплуатации — не более 30 лет. Одна из главных причин этого — быстрое физическое старение стыков наружных стеновых панелей. Если же такие стыки покрыть снаружи оштукатуренным пенополистиролом, то влага, которая вследствие его наличия будет накапливаться в толще стыка в холодное время года и не будет успевать уходить наружу в теплое время, ускорит процесс коррозии стальных соединительных элементов. Результатом подобных неконтролируемых процессов могут быть разрушения стыков и обрушения конструкций.

6. Пенополистирол требует исключительной точности выполнения строительных работ. Так, основание под пенополистирольные плиты должно быть чуть ли не идеально ровным и гладким. А в Беларуси много крупнопанельных домов, в частности, со стенами, покрытыми декоративным щебнем и отваливающейся керамической плиткой. В Бобруйске, к примеру, в 2003 г. израсходовали неоправданно много клеевого состава, когда пенополистирольные плиты приклеивали к подобной подоснове при опытном утеплении 5-этажного крупнопанельного дома по улице Лынькова, 27. А менее капризный утеплитель — минеральную вату гораздо проще приспособить к проблемной подоснове.

7. Нельзя не учитывать и так называемый человеческий фактор. С устройством легкой штукатурной системы утепления на основе каменной ваты более-менее успешно справляется среднестатистический белорусский рабочий соответствующей специализации, с пенополистирольными же плитами могут качественно работать только рабочие самой высокой квалификации, которых у нас не так много.

8. Интересно, что даже немецкие специалисты не могут гарантировать безупречную эксплуатацию легких штукатурных систем с пенополистиролом. Пример этого — экспериментальный дом в Вильнюсе, утепленный только десять лет назад. Очевидно, для Беларуси должен быть полезен опыт Литвы. Данные литовских ученых, в частности, свидетельствуют: тонкослойные штукатурки быстрее разрушаются на пенополистироле, чем на каменной вате; при относительной влажности воздуха, близкой к 90%, сорбционное увлажнение пенополистирола резко увеличивается (а минеральной ваты — нет). Вообще, ведущие литовские специалисты считают, что в скором будущем выбор стройматериалов в значительной степени будет определяться требованиями соблюдения экологического баланса и вряд ли для утепления зданий можно будет широко использовать пенополистирол.

9. В Беларуси, по сути дела, нет положительного опыта применения пенополистирола в составе современных систем утепления, что в определенной степени подтверждается рассмотрением ряда минских объектов — многоэтажных жилых домов по улице Я. Мавра, 21 (первый этаж до верха окон и цоколь утеплены в 2000 г. по методу ТЗСК), по улице Жудро, 19, 21, 23 (торцы утеплены в 1976 г. пенополистирольными плитами и покрыты обычной толстой штукатуркой по металлической сетке), по улице Тимошенко, 10 (пенополистирольные плиты толщиной 10 см расположены между стенками из ячеистобетонных блоков шириной по 20 см), по улице Менделеева, 3 (тяжелая штукатурная система утепления с двухслойной теплоизоляцией — пенополистиролом и минеральной ватой).

10. В современной ситуации Беларусь явно не подготовлена к широкомасштабному утеплению зданий на основе пенополистирола. Но в любом случае тепловая модернизация с использованием пенополистирола, выполненная по всем правилам (здесь следует принять во внимание принудительную вентиляцию, повышенные противопожарные меры, невысокий срок службы пенополистирола, медицинские и экологические аспекты), в конечном итоге окажется значительно дороже утепления на основе неплохо освоенной белорусскими строителями минеральной ваты.

Борис Баталин, доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой “Строительные материалы и специальные технологии” Пермского государственного технического университета
Несмотря на то, что на сегодняшний день полимерные теплоизоляционные материалы по теплозащитным качествам не имеют аналогов, отсутствует методика определения долговечности ограждающих конструкций с применением этих материалов в качестве теплоизоляции. Существующие нормативные документы, регламентирующие нормы по энергосбережению, реализуют склерономный подход, который не учитывает изменение теплозащитных свойств материала во времени. Так, ГОСТ 15588-86 на пенополистирол вообще не содержит требований по экологической безопасности или хотя бы по содержанию токсичных компонентов. В действительности эксплуатационные свойства полимерных теплоизоляционных материалов, в том числе и теплозащитные качества постепенно ухудшаются с течением времени.

В связи с этим требуется разработка методики оценки долговечности полимерных теплоизоляционных материалов, учитывающей изменение эксплуатационных свойств рассматриваемых материалов во времени, то есть методика, реализующая реономный подход. Нормативные документы на подобные материалы даже не предусматривают возможность каких-либо изменений свойств этих материалов во времени. При этом теоретические соображения вынуждают предположить, что деструкция таких материалов, в частности, полимерных утеплителей, должна приводить к выделению токсичных веществ, представляющих иногда смертельную опасность для человека. Это хлороформ, изопропилбензол, этилбензол, бензол, ксилолы, триметилбензол, нафталин и многие другие соединения.
Кроме того, исходные мономеры, не полностью перешедшие в полимерное состояние, также часто крайне токсичные, могут длительное время — несколько лет — выделяться в окружающую среду. Это стирол, фенолы, формальдегид и другие.

Как показали замеры, проведенные экспертами Научного центра экологической токсикологии в Москве, содержание перечисленных и других токсичных веществ в панелях жилых домов, включающих пенополистирол в качестве утеплителя, превышают ПДК в десятки и сотни раз. При этом именно те же самые токсичные вещества, превышающие ПДК в несколько раз, присутствовали и в воздухе жилых помещений. Однако такие исследования сегодня единичны.
Требования по составу и количеству выделений из полимерных и полимерсодержащих утеплителей в ГОСТах на них отсутствуют. Не предусматривают ограничений по большинству из перечисленных выше веществ и СанПиН (санитарные правила и нормы). Не существует и данных о поведении полимеров в условиях производства и эксплуатации строительных ограждающих конструкций с их применением. Эта область оказалось белым пятном и для строителей, и для химиков, и для медиков. Из нескольких тысяч токсичных веществ, перечисленных в СанПиН, санитарные службы контролируют не более нескольких десятков токсичных веществ, причем не самых вредных для здоровья граждан. Между тем, единичные наблюдения за здоровьем жителей домов, в которых использованы полимерные и полимерсодержащие утеплители, показывают, что эти материалы представляют серьезную угрозу здоровью населения. Так, по данным Пущинского научного центра Российской академии наук, полученным в результате многолетних наблюдений, среди факторов риска “…при раке легких помимо курения и вредных условий труда, отмечено проживание в панельных домах старой застройки... При раке грудных желез также отмечено проживание в панельных домах старой застройки…”.

Совершенно не изучено взаимодействие утеплителя с вмещающим его материалом. В то же время из теоретических основ химии, физической химии, строительного материаловедения следует, что такое взаимодействие должно иметь место и оказывать существенное влияние как на долговечность утеплителя, так и на количество, степень токсичности и, следовательно, экологическую опасность строительной конструкции, содержащей полимерный или полимерсодержащий утеплитель.
Запрет использования пенопластов в качестве утеплителей в сложившейся ситуации практически невозможен, так как это вызвало бы социальные и финансовые проблемы в строительстве. Кроме того, в России уже построены десятки тысяч панельных и кирпичных домов с такими утеплителями. Нормативные сроки их эксплуатации далеко еще не исчерпаны и составляют 50-80 лет. Их жильцы невольно подвергаются воздействию названных выше токсичных веществ. Необходимо выработать меры по защите населения от этой опасности. Среди таких мер не последнее место должны занять специальные покрытия стен уже построенных зданий или нечто подобное.

Есть еще один важный аспект этой проблемы. Дело в том, что в конструкциях домов, строящихся во многих городах, в частности, в Перми, предусмотрено устройство теплоизоляционного слоя внутри стены. Это решение, вполне рациональное на первый взгляд, в действительности существенно изменяет свойства стены как ограждающей конструкции. Стена становится физически (структурно) неоднородной, внутри нее появляется поверхность раздела сред с разной плотностью и проницаемостью. Это создает условия для накопления влаги на поверхности раздела. Влага эта неизбежно будет впитываться более плотным материалом — кирпичом, бетоном. Теплопроводность этого слоя стены за счет повышения его влажности резко возрастет. Из-за этого весь эффект повышения сопротивления теплопередаче будет ликвидирован. Стена через некоторое время начнет просто промерзать. Эффект образования конденсата на поверхности раздела “утеплитель-кирпич” и “утеплитель-бетон” доказан экспериментально. Дома, утепленные таким способом, превратятся в морозильники. Во многих случаях конструкция домов такова, что ограждающая стена является одновременно и несущей. Если такая стена выполнена из силикатного кирпича, имеющего низкий коэффициент размягчения, прочность и несущая способность намокшей от образовавшегося конденсата стены снизится на 30-40%. А это может привести к растрескиванию стены. Возникает дополнительный канал утечки тепла из помещения.

Ясно, что проблему надо решать. Решать радикально. Необходимо пересмотреть решение об увеличении сопротивления теплопередаче ограждающих конструкций. Этот путь ведет не к экономии тепла, а к еще большим его потерям. К тому же применение экологически опасных утеплителей усугубляет и без того сложное положение населения, проживающего в таких домах.
Я считаю, что требуется запретить использовать утеплители любого типа внутри стен. Тем более это касается таких материалов как пенополистирол, пенополиуретан или минеральные утеплители с полимерными связующими.
Кроме того, необходимо срочно начать исследования, направленные на разработку мер защиты населения домов, уже построенных с применением таких материалов.

Александр Кнырович, генеральный директор ООО “Сармат”
Я являюсь исполнителем решения о применении пенополистирола в строительстве. Если будет принято решение, что этот материал должен быть запрещен, я, как директор фирмы, буду это решение исполнять. Однако я имею на эту проблему и свою точку зрения. Компания “Сармат” активно сотрудничает с Украиной, Россией и Польшей. Как вы знаете, когда-то система “Термошуба” была позаимствована у польских специалистов.
Сегодня Польша в год употребляет от 8 до 10 млн м3 теплоизоляционного пенополистирола. Отмечу — не экструзионного, а обычного. По нашим подсчетам, вообще же такой системы утепления в мире насчитывается 250 млн м2. По моим представлениям, в Беларуси пока утеплено не больше 2 млн м2, по крайней мере легкими штукатурными системами. Более того, в Украине с 2000 г. разрешили применять пенополистирол на высоту до 47 м (или в зданиях 15-этажной высотности).

Что касается паропроницаемости, то действительно пенополистирол в пять раз хуже по этому показателю, чем минвата. Однако все надо оценивать в комплексе, так как паропроницаемость пенополистирола и минеральной ваты не имеет практической важности в вопросе влажности жилых помещений. Что касается пожароопасности этого материала, то он опасен. Но опять-таки это вопрос не к нам, а к пожарным и МЧС, которые допустили этот материал к использованию. По данным строительного польского журнала, за 20 лет применения этого материала не было зафиксировано ни одного случая, когда пожар из-за пенополистирола перекинулся из одного оконного проема в другой. В то же время должен признать — этот материал не стоит применять в местах, где существует повышенная опасность. Это детские сады, больницы, места большого скопления людей. В соответствии с нашими расчетами, в системе утепления “Термошуба” применение пенополистирола позволяет существенно экономить деньги — порядка 12%.

Семен Позин, заведующий отделением коммунальной гигиены Республиканского центра гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья Минска
Многолетние исследования пенополистирола, который поступает к нам на заключение, не показали его вредности. Я не спорю, если появятся новые данные или какие-то новые методики исследования таких материалов, то, может быть, что-то будет изменено. Сегодня мы такими данными не располагаем. Хотя, конечно, обеспокоенность применением полимерных материалов есть. Хочу отметить, что минеральная вата тоже бывает вредная. В качестве примера можно привести минвату, которую выпускали на заводе “Керамин”. Она выделяла фенол и формальдегид. По нашему требованию цех по производству этой минваты был закрыт.

Олег Король, аспирант БНТУ, в прошлом заместитель начальника НИИПБ и ЧС МЧС Беларуси
Пожар — это сложный физико-химический процесс, включающий помимо горения явления массо- и теплообмена, развивающиеся во времени и пространстве. Интенсивность и развитие пожара зависят от ряда факторов, носящих случайный характер, поэтому точно спрогнозировать его развитие невозможно. Вместе с тем, однотипные экспериментальные опыты, ввиду схожести их условий, позволяют в последующем строить математические модели и моделировать с определенной погрешностью развитие пожара. Для того чтобы погрешность была минимальной, опыты должны проводиться по единой, разработанной и утвержденной в установленном порядке методике, что обеспечивает, наряду с другими факторами, чистоту эксперимента, и исследования переходят в разряд испытаний.

Основные принципы методологии огневых испытаний начали разрабатываться в конце XIX в. Первый метод испытаний был утвержден в 1903 г. на конференции Международной организации по противопожарной защите. Разработка отечественной системы методов огневых испытаний строительных материалов и конструкций началось в 70-х годах прошлого столетия и проводилось в рамках СЭВ. Важную роль в развитии методологии огневых испытаний играло введение в нормы понятий пожарной нагрузки и температурного режима пожара. В связи с необходимостью моделирования пожаров основное внимание уделялось таким методам огневых испытаний, которые создавали бы воздействия на конструкции и материалы, характерные для реальных пожаров, и позволяли бы получать информацию, дающую возможность прогнозировать их поведение в этих условиях. Именно исходя из этих условий проводились первые огневые опыты систем утепления (СУ) на полигоне в поселке Светлая Роща под Борисовом. Целью данных опытов предусматривалось:
— получение экспериментальных данных для разработки метода огневых испытаний СУ с адаптацией испытательного оборудования, имеющегося в НИИ ПБ и ЧС, на базе ИСО 13785 ч.1 с последующим изложением его в национальных нормах (НПБ 36-2002 “Системы утепления наружных ограждающих конструкций. Метод огневых испытаний.”);
— проведение огневых испытаний различных СУ с горючими утеплителями (ГУ), на которые в республике разработаны пособия и рекомендации, с целью накопления и анализа данных;
— разработка критериев оценки пожарной опасности СУ с ГУ;
— разработка стандарта на базе ИСО 13785 ч.1 и других НД по области применения испытанных СУ.

В 2002 г. было исследовано три варианта СУ с пенополистиролом (ППС). Опыты проводились на установке, имитирующей двухэтажный фрагмент стены здания, с боковой стенкой под углом в 90° на высоту установки (6 м). К установке пристраивалась огневая камера, в которую помещалась горючая загрузка. Сущность опытов сводилась к исследованию повреждений образца СУ в результате огневого воздействия на него продуктов горения из огневой камеры, через имитирующий оконный проем. Опытные данные регистрировались при помощи термопар и датчиков тепловых потоков специальным оборудованием. Результаты оформлялись соответствующим отчетом. Параллельно уточнялась методика испытаний, разрабатывались нормы. Первоначально предполагалось регламентировать не только метод испытаний, но и критерии оценки пожарной опасности СУ. Но ввиду того, что мощность теплового воздействия в результате опытов не была достигнута (не обеспечено пятнадцатиминутное воздействие температуры 800°С на образец в верхней части оконного проема, расстояние от боковой грани окна до пристроенной стенки было более 50 мм), а по результатам трех постановочных экспериментов некорректно оценивать пожарную опасность СУ, было принято решение критерии пожарной опасности СУ отразить в отдельном документе, после калибровки установки и наработки результатов испытаний.
Процесс проведения калибровки установки заключается в подборе таких геометрических параметров оконного проема огневой камеры, количества, вида и размещения пожарной нагрузки, которые позволяли бы добиться условий проведения испытаний, при которых наступление событий, характеризующих пожарную опасность СУ, не происходило бы, если бы сама СУ не вносила свой вклад в процесс распространения пожара по фрагменту испытываемого образца. Это общие подходы, которые заложены в методологию испытаний по НПБ 36, ИСО 13785 ч.1, ГОСТ “Конструкции строительные. Методы определения пожарной опасности. Стены наружные с внешней стороны”. Документ введен в действие с 01.07.2003 г. постановлением Госстроя России №95 от 21.06.2003 г.

Вместе с тем проведенные исследования позволили определить характер повреждений и подтвердить основные температурные параметры воздействия на образец СУ в соответствии с ИСО, которые необходимо реализовывать при проведении огневых испытаний СУ, определить и сформулировать основные признаки их конструктивной пожарной опасности, приступить к выработке критериев пожарной опасности СУ.
В последующем с учетом анализа полученных данных при исследованиях были разработаны программы, рассчитывающие двухмерные температурные поля в элементах наружных стен — “Угловой стык с наружным утеплителем и штукатуркой”, “Нижняя и верхняя часть оконного проема”, “Место установки анкера”, а также программа “Пожар”.
Программа “Пожар” позволяет по заданным конструктивным и теплофизическим параметрам (размеры поперечных слоев конструкции, теплопроводность, теплоемкость, плотность материалов) рассчитывать двухмерное нестационарное температурное поле с целью дальнейшей оценки повреждения ППС (по критическим данным температур исследуемых материалов). Так, задаваясь граничными условиями первого рода, на основании результатов огневых опытов была выведена формула, которая задает распределение температуры на наружной поверхности конструкции по ее высоте в зависимости от времени. Огневое воздействие на конструкцию моделировалось из огневой камеры по стандартной кривой пожара.

Следует отметить, что в России научно обоснована необходимость проведения испытаний СУ с воздушным зазором, независимо от горючести применяемых материалов и конструктивного исполнения, ввиду их неординарного поведения во время пожара. Накоплен значительный исследовательский опыт, установлены закономерности конструктивной пожарной опасности данных СУ. У нас в республике не испытана еще ни одна аналогичная СУ, хотя они интенсивно внедряются.
Результаты исследований СУ позволили установить, что их пожарная опасность не всегда определяется пожарно-техническими свойствами используемых материалов, но существенно, а иногда и в определяющей степени зависит от конструктивного исполнения системы (наличия или отсутствия противопожарных рассечек и обрамлений проемов из негорючих материалов), термомеханических и теплофизических свойств применяемых материалов и изделий, химической природы материалов, их толщины и ряда других факторов.

Сергей Филиппов, директор “БелПСП”
Тот шаг, который сделали три наши организации (“БелПСП”, “Сармат”, “Радекс”) в области применения ППС, представляется весьма серьезным с точки зрения как применения на фасадах, так и экономии финансовых средств. Да, совершенствовать данную технологию необходимо, но давайте отталкиваться от того малого, что уже есть, и превращать это малое в великое. Совершенству нет предела.
Что же касается применения ППС, то хотелось бы, чтобы, с одной стороны, органы Госстройнадзора, с другой — Минстройархитектуры Беларуси, с третьей — проектные организации (прежде всего!) обратили внимание на существующие нормативные документы и протоколы испытаний. На те пособия, которые уже есть, в том числе и разработанное “БелПСП”. На изложенную в них технологию применения ППС (вместе, кстати, с минераловатной плитой) на фасадах. Потому что сразу же начались искажения.

Никто толком не вникал в смысл и порядок применения противопожарных минераловатных рассечек, расклад фасада, порядок назначения толщины ППС и минераловатной плиты. Давайте рассмотрим панель, тепловую реабилитацию которой мы собираемся произвести. Только что в этой аудитории прозвучало: внутри панели, между двумя слоями железобетона — пенопласт. А теперь давайте представим себе, что окно обрамляется минераловатной плитой, которая весьма приемлема с гигиенической точки зрения. Эта операция выполняется в полном объеме. Противопожарные рассечки делаются в полном объеме (что записано в нормативных документах). И не совсем понятно, как вредные вещества, выделяемые ППС, могут проникнуть внутрь здания через слой минераловатной плиты либо через ПВХ-окна. Поэтому нормативная база в том состоянии, в котором она сейчас находится, то есть в начальной стадии развития, должна быть должным образом подхвачена и систематизирована. И ее нужно научиться должным образом применять.

Олег Юрков, профессор кафедры ТГСВ ФЭС БНТУ
Остановлюсь на трех моментах нашего собрания. Это причина, по которой здесь собрались уважаемые специалисты, области применения обсуждаемых материалов и методы их испытания.
Причина — разрешение МЧС применять ППС в двенадцатиэтажных домах, включая мансарды. Сегодня у нас есть российские противопожарные СНиП, которые действуют на территории Беларуси, и есть СНБ также на эту тему. Российские нормы говорят: нельзя в зданиях выше двух этажей применять облицовку на основе горючего материала. В белорусских нормах записано: нельзя утеплять горючим материалом железобетонное чердачное перекрытие многоэтажного здания. Имеющее же место разрешение к пособию в голове не укладывается, так как сильно напоминает вот какую ситуацию. Предположим, что при строительстве Национальной библиотеки выясняется: очень дорогим получается использование бетона марки 1000. Поэтому Минстройархитектуры Беларуси берет и предлагает использовать бетон марки 300.
Что касается возможного применения тех или иных материалов не в жилищном строительстве, а в общественных и производственных зданиях. Я не очень старый человек, но я помню и о том, как горела Ташкентская ткацкая фабрика, и о том, как горел КамАЗ. Все это было, и все это происходит моментально. И когда заводится разговор о 12 процентах экономии… лучше его не заводить.
Что касается используемых материалов с точки зрения экологии. Я считаю, что в данной связи особой разницы между ними нет. И раз сангигиена пока не ставит соответствующий вопрос, нет смысла говорить об этом. А вот когда конструкция будет гореть, выбросы вредных веществ, несомненно, будут значительными.

Что касается влажностного режима помещения, то таковой зависит от теплоизоляции стен в последнюю очередь. Теплоизоляция должна способствовать снижению теплопотерь, не допускать конденсации влаги на внутренней поверхности наружного ограждения. И ограждающая конструкция должна быть такой, чтобы как можно меньше пара попадало туда за счет диффузии. Для этого и делается все необходимое, в частности, применяется пароизоляция. И вот уже в данном случае пенопласт более эффективен, чем минвата. Потому что коэффициент паропроницания пенопласта на порядок меньше. Это совершенно разные вещи! У каждого материала — своя область применения. От чего зависит влажностный режим помещения? И от наличия теплого чердака, и от герметичности окон. То есть от совокупности факторов. А через ограждение поступает настолько ничтожное количество пара по сравнению с тем паром, что выводится вентилированием, что даже подсчитывать это количество не имеет смысла.
Опасаться же следует вот чего. Идет процесс накопления влаги. И если данный процесс идет в зоне отрицательных температур, то в этой зоне постепенно, но неуклонно — из года в год — образуется зона конденсации.
Сегодня начинают широко применяться вентфасады. Здесь пенопласт с его коэффициентом паропроницания, на порядок меньшем, чем у минваты, применять очень выгодно. Если воздухопроницаемость минваты очень большая (а это, как и большая паропроницаемость, ее отрицательное свойство), это означает, что если я не буду принимать меры, у меня фактически не будет теплоизоляции. Иностранные фирмы предлагают ветрозащитные пленки, которые, не допуская инфильтрации наружного воздуха, пропускают наружу пар изнутри. Дайте мне их характеристики, дайте цены на них! Мне нравится инженерный подход Isover и Paroc. Они нашли, как сделать утепление, не применяя ни пленки, ни штукатурки, но применяя нужную минвату.

Рассмотрим трехслойную конструкцию панели. Защита с внутренней стороны — 80-100 мм, с наружной — 60 мм. То есть пенопласт надежно защищен. Применяй его на здоровье и не задумывайся ни о чем! Опасность же тут может подстерегать вот где. Да, гореть защищенный ППС не будет. Но от высокой температуры он выплавится.
Нами выполнена тема импортозамещающего применения фасадного утеплителя из плитного полистирола и монолитного полистиролбетона. Данным материалом, изготовленным на МКСИ, утеплено административное здание. Каждая полистирольная плита имеет отсечку негорючим полистиролбетоном. Материал прошел все испытания. Нужно ли это кому-либо? Впечатление такое, что никому это не нужно.
И последнее — методика испытаний. Что такое тепловизор? Да ничто. Он даже качественную картину дает неверную. Или мне предлагается испытать стену, утепленную минватой, в климатической камере. Сделав это, я только проверю характеристики материалов конструкции, которые мне и так известны. Испытание не даст ответа на главный вопрос: что будет с объектом через год, два, три его эксплуатации? Нормативный коэффициент паропроницания для смеси Полимикс равен 0,04. Присутствующий здесь доцент БНТУ Анатолий Протасевич, обследуя один из домов, вырезал образец из наружного ограждения и проверил эту характеристику опытным путем. Реальный коэффициент паропроницания оказался в 7 раз меньше. Вот вам и путь для накопления из года в год влаги в любом утеплителе. Поскольку же у минваты коэффициент паропроницания больше, влага будет скапливаться в зоне отрицательных температур, и вся работа по устройству утепления будет идти насмарку. И пусть пожарные проверят огнестойкость штукатурки, вырезав ее образец!

Анатолий Протасевич, доцент кафедры ТГСВ БНТУ
Сегодня в деле применения штукатурных систем для теплоизоляции наружных стен здания есть две проблемы. Одна — проблема долговечности материала, вторая же связана с производством работ.
Дело в том, что очень часто, выполняя работы по теплоизоляции ограждающих конструкций здания, мы в конечном итоге не обеспечиваем выполнение тех условий, которые закладывались при проектировании. Часто это наблюдается тогда, когда качественно проводится тот контроль ограждающих конструкций, который в последние два года предписывался руководящими органами.
Как известно, теплоизоляция ограждающих конструкций выполняется при новом строительстве или капремонте (реабилитации). Во втором случае разговор неизбежно заходит об изъянах микроклимата помещений. Неудовлетворительное же состояние внутреннего микроклимата определяется не только состоянием ограждающих конструкций, но и работой систем отопления и вентиляции. Влияние двух последних факторов часто бывает таким, что влияние первого можно просто не принимать в расчет. Очень важен и уровень выполнения строительных работ. Часто в один “пирог” укладываются материалы различных фирм с различными теплофизическими характеристиками. Возникает как химическая, так и теплотехническая несовместимость этих материалов. Все это ведет к нарушению целостности слоя штукатурки и трещинообразованию.
Далее в слое теплоизоляции появляется внешняя влага.

В настоящее время специалисты лаборатории строительной теплофизики БНТУ наблюдают за объектами Беларуси, эксплуатирующимися в течение уже долгого времени. Это дополнительно теплоизолированные здания. Упоминавшиеся объекты по улице Жудро в Минске были теплоизолированы в 1976 г. Там был уложен экструзионный полистирол. Вскрыв панели, специалисты лаборатории взяли образцы утеплителя. Сейчас идут их лабораторные испытания. Испытывается паропроницаемость как покрывного слоя, так и слоя теплоизоляции. (Толщина штукатурки, армированной восьмимиллиметровой сеткой, там равна 60 мм.)
В Беларуси немного зданий, утепленных с помощью пенопласта. Но можно сказать, что практически все они обследуются (или будут обследоваться), в том числе и путем взятия проб ограждений и изучения характера распределения влаги по их толщине.
Считаю, что нужно более серьезно относиться к предпроектным обследованиям зданий, которые имеют определенные дефекты микроклимата помещений. Дело в том, что, не выявив причин изменения микроклимата (а это не обязательно работа ограждающих конструкций, это может быть и неправильная работа вентсистем, и недотоп здания), невозможно решить, что же нужно сделать в данном здании, чтобы его внутренний микроклимат улучшился.
Очень важно: обследования, которые мы сейчас ведем, а это работа длительная, сегодня ведутся на энтузиазме. Эта деятельность должна быть узаконена. Тогда и только тогда смогут быть получены качественные результаты обследований.

Подготовили Юрий ЛУКАШЕВИЧ и Сергей ЗОЛОТОВ
Окончание следует


© Строительство и недвижимость

стройматериалы:
лес кругляк
аренда техники:
штабелёры электрические в аренду
тепловые пушки дизельные в аренду
вышки-туры в аренду в России
снегоуборочная техника в аренду в России

полезные ссылки
Легкая переносная пилорама Logosol M7