Что и как пропитываем?

Доклад начальника Республиканского научно-практического центра пожарной безопасности ГУВПС МВД РБ Н. А. Тычино "Теория и практика огнезащиты древесных материалов", прозвучавший 16 июня на семинаре "Актуальные проблемы огнезащиты строительных конструкций", был примечателен проникновением в суть вопроса.

В настоящее время главная проблема огнезащиты целлюлозосодержащих материалов - дерева, фанеры, ДСП, ДВП, бумаги, картона - состоит в отсутствии серьезного заказа на качество. Заказчиков интересует срок сдачи объекта и не интересует поведение той или иной конструкции при воздействии на нее пламени в результате возгорания.

Однако, учитывая обязательность лицензирования как услуг, так и предприятий, их оказывающих, сертифицирования применяемых материалов и технологий, а также постоянное пополнение специалистами РНПЦ ПБ банка данных, содержащего информацию о поведении при пожаре конкретных конструкций конкретных объектов, противопожарную защиту которых осуществила по определенной технологии определенная фирма, следует надеяться, что в перспективе требования качества уже не будут повисать в воздухе. К сожалению, слабые знания в области огнезащиты и невысокий навык анализа качества огнезащищенности различных конструкций не позволяют и многим принимающим работы контролерам пожарной безопасности, посещающим объекты инспекторам госпожнадзора вырабатывать адекватный подход к оценке состояния объектов.

Что чаще всего имеет место на практике? Контролер поджигает тонкую стружку, срезанную с обработанной огнезащитным составом деревянной поверхности. Образец воспламеняется, следовательно, состав не работает. А ведь образец порой содержит считанные молекулы огнезащитного состава (антипирена) и не может противостоять воздействию пламени в той же степени, что и защищенная конструкция. (В этом случае работает уже вся обработанная антипиреном поверхность.)

Нужно помнить, что после сгорания ничем не пропитанной стружки остается лишь щепоть пепла, обработанный же антипиреном образец превращается в углистое тело, которое сохраняет близкие к первоначальным размеры и форму и от 30 до 70% первоначальной массы. Взвесив сожженный обработанный образец на аналитических весах и сравнив полученный результат с весом до сожжения, можно с определенной степенью точности установить, какой это материал - легковоспламеняемый или нет, трудногорючий или нет, может ли он распространять пламя. Методики же лабораторного анализа взятых образцов, которая позволяла бы безошибочно судить о степени огнезащищенности обработанной конструкции, сегодня нет. Ведь и конструкция, образец которой был взят на анализ, после этого должна быть точно по методике дообработана, дозащищена. Степень точности результата столь длительной экспертизы - 80-90%.

Сегодня в РНПЦ идет работа над методикой анализа углистого остатка, которая позволит точно ответить на вопросы, каков материал конструкции, чем он обработан, каково качество обработки и насколько надежно данное мероприятие обеспечивает пожаробезопасность объекта. Ожидается, что концу текущего года работа эта будет закончена. Для применения данной высокоточной методики потребуются специализированные лаборатории. Востребована же она может быть в случае необходимости проведения арбитражных проверок, при сдаче объектов особой значимости. Результатом проверки может оказаться приостановка действия, а то и ликвидация лицензии.

В течение 1997 г. лицензиатами в области огнезащиты древесины и стальных конструкций стало 65 организаций. Ими использовалось в общей сложности 14 огнезащитных составов (оценивались наиболее часто используемые). Суммарная площадь огнезащищенной поверхности деревянных конструкций составила примерно 800 000 м 2, металлических - 24 000 м 2, кабельной продукции - 3000 м 2 и около 1000 м 2 текстиля. В том числе трудногорючей древесины на всех объектах, где принимались огнезащитные меры, было получено около 20 000 м 2.

Примененные при этом составы на 53% были представлены МС, на 45% - ВАН.

Применяются, отметил полковник Тычино, не самые эффективные, а самые дешевые, самые быстроприготавливаемые составы. Защищая, скажем, деревянную стропильную систему, мы считаем данную защиту надежной, в пожаре же, который, как правило, зарождается гораздо ниже стропил, конструкции эти чувствуют себя совсем иначе, чем кажется нам. Огонь, подступая к стропилам, уже полыхает вовсю, развивается определенная температура воздуха чердачного помещения, мы же, обработав стропила МС и произведя определенные затраты, достигаем минимального эффекта - данный состав не рассчитан на противостояние воспламенению от подобного очага.

Часто можно услышать и прочесть, в том числе и в нормах, "требуется глубокая пропитка", однако при этом никогда не уточняется, какой конкретно глубины должна быть эта самая пропитка.

А что за древесина подвергается пропитке? Все время считалось, что это - заболонный слой, так называемая поздняя древесина, то есть слои, наиболее близкие к поверхности ствола. Эта древесина пропитывается легко. Но сегодня в строительстве нет сплошной заболони. Строительная древесина 50-летнего возраста содержит от 50 до 90% ядра. От 10 до 30 % всего сортамента составляет еловая древесина. А сегодня даже о сортировке древесины, что еще 10-15 лет назад было непременным требованием, многие забыли.

Да, действие составов МС, ВАН и БАН рассчитано на так называемую глубокую пропитку. Глубокая же пропитка осуществляется в автоклавах, под давлением и в вакууме, причем элемент длиной 6 м должен обрабатываться в течение 12 часов. Процесс этот трудоемок, энергоемок и дорогостоящ, причем примечательно, что заболонь пропитывается всего на 10, ядро - не более чем на 5 мм.

(Для сравнения: поверхностные, капиллярные методы пропитки предусматривают проникновение состава на глубину от 3 до 5 мм.)

Мы считаем, что пропитка настолько глубока, что обработанные детали можно пилить, подвергать другим видам механических воздействий, на самом же деле уже через 5 мм нас ждет нарушение огнезащитного слоя. Плюс не самая высокая культура производства строительных работ, плюс непогода - все это усугубляет сложность и дороговизну стационарных методов пропитки, снижает их эффективность.

К тому же глубокая (автоклавная) пропитка производится обычно малоконцентрированными составами, плотность которых не превышает 1,2 г/см 3. (Плотность состава МС, например, составляет 1,17 г/см 3, то есть он содержит 17% солей, которые к тому же распределены по определенной глубине, в пожаре же участвует, как правило, только поверхностный слой.)

Не всякая трудногорючая древесина снижает предел распространения огня по поверхности (а цель огнезащиты и состоит в том, чтобы не дать пожару развиться или быстро распространиться на большие расстояния). Существует огнезащита, которая обеспечивает по стандартным методикам трудногорючие свойства, однако она не снижает предел распространения огня по поверхности до медленного. В соответствии со стандартом 044 материалы классифицируются как не распространяющие, медленно распространяющие и быстро распространяющие пламя. Точно так же подразделяются и огнезащитные составы.

Есть новые составы, которые не распространяют пламя по поверхности. Обработка ими древесины - поверхностная (кистью или краскопультом). Это довольно дорого, но в этом случае сегодняшние затраты позволяют избежать более существенных завтрашних потерь, которые может принести пожар.

Сегодня достаточно сложны технологии получения огнезащитных средств. Поэтому так дороги эти средства. Но они просты в применении. Разумеется, обрабатываться ими должна не свежесрубленная, а высушенная древесина, поверхностная пропитка которой должна осуществляться при помощи краскопульта.

Сергей ЗОЛОТОВ

© Строительство и недвижимость

стройматериалы:
распиловка древесины
аренда техники:
измерительные приборы в аренду
осветительные мачты в аренду
тележки гидравлические в аренду в России
торцовочные пилы в аренду в России

полезные ссылки
Пропитка для древесины отбеливающая ЭК-АНТИСИНЕВА
Лесопильная линия A.COSTA.Righi
Средство огнебиозащитное с антисептическим эффектом ЭК-1