С чего «живет» строительное предприятие

Можно с уверенностью утверждать, что в настоящее время не найдется ни одной строительной организации (независимо от формы собственности), которая занижала бы себестоимость и завышала бы прибыль. Массовое завышение затрат, чаще всего нормативно обоснованное, позволяет организациям завышать объемы работ и получать больше средств от заказчиков. Занижение прибыли в отчетности связано с минимизацией налогообложения прибыли. Однако такое поведение подрядных организаций является экономически глубоко мотивированным.

По нашему мнению, отчетная информация о прибыли и рентабельности в строительстве резко искажается (впрочем, это проблема не только нынешнего дня и не только стран СНГ). Есть, по крайней мере, две главные причины этого.

Первая из них кроется в искажении данных учета и отчетности о прибыли и рентабельности ее первичными носителями - хозяйствующими субъектами. Речь идет не о случайных статистических погрешностях, а о целенаправленных, сознательных и экономически мотивированных отклонениях учета и отчетности.

Вторая - обусловлена дефектами обобщения и представления собираемой информации органами государственной статистики, в которых принятый метод расчета рентабельности занимает не последнее место.

По информации аудиторских фирм, данные о размере прибыли подрядных организаций различных форм собственности, отражаемые в статистической отчетности, существенно приуменьшены. Сознательное завышение издержек производства и занижение прибыли позволяет хозяйствующим субъектам минимизировать обременительное налогообложение прибыли; создать (или увеличить) возможности получения "свободных" наличных денег; облегчить взаимоотношения с заказчиком в процессе расчетов за выполненные работы.

Одна из наиболее распространенных схем завышения затрат состоит в следующем: заключается фиктивный договор на оказание неких (транспортных, консультативных, посреднических и т. д.) услуг со сторонней организацией, которая, кроме "обналичивания" денег, как правило, других услуг не оказывает. Она забирает себе до 5% суммы от стоимости договора, а остальные средства возвращает подрядчику наличными деньгами.

Такие фирмы действуют 6 - 9 месяцев, а затем ликвидируются с тем, чтобы возникнуть тут же вновь под другим названием. Это обрывает все концы подобных сделок при возможных последующих проверках.

При такой схеме одномоментно обеспечивается три крупных выигрыша: 1) искусственно увеличиваются затраты (издержки производства) и тем самым общая стоимость выполненных работ; 2) появляется возможность бесконтрольного расходования крупных сумм наличных денег, причем обычно без уплаты налогов; 3) выводится из-под контроля (путем приуменьшения) часть фонда оплаты труда, тем самым приуменьшаются и размеры налогооблагаемой прибыли (в части превышения средней заработной платы).

Эти мотивы связаны с желанием как можно дороже продать свою продукцию, минимизировать при этом прибыль и отчисления в бюджет, создать возможность максимального получения наличных денег. А без этого в современных условиях хозяйствовать очень трудно.

Занижение уровня рентабельности в отчетности позволяет во многом упростить взаимоотношения с заказчиками в процессе расчетов за выполненные работы, поскольку многие заказчики весьма настороженно относятся к показателям высокой рентабельности подрядчиков и нередко отказываются автоматически подтверждать и оплачивать представляемые процентовки.

К факторам, которые позволяют подрядчикам свободно манипулировать своим балансом и отчетами, можно отнести следующие: недостаточный контроль за деятельностью подрядных организаций со стороны налоговых служб и банковских структур; относительная свобода использования наличности при расчетах и оплате труда; возможность манипулирования ценами и затратами при использовании индексов в условиях инфляции; прямые "лазейки" в системе бухгалтерского учета, позволяющие относить ряд затрат и на себестоимость, и на прибыль (результаты деятельности).

Другая любопытная информация состоит в том, что существуют расхождения между отчетными уровнями рентабельности и уровнями рентабельности, заложенными в договорных ценах. Последняя оказывается на 12-20 пунктов ниже (по данным российской статистики; к сожалению, точными данными в отношении РБ мы не располагаем, но само явление имеет место). В 1995 г. было опрошено свыше 230 инженерно-технических работников разных строительных организаций, приезжавших в ЦМИПКС для повышения квалификации. Всем был задан вопрос: "Разрабатываются и утверждаются ли в вашей организации в 1995 году мероприятия по снижению себестоимости строительства? "

Лишь двое из общего числа опрошенных сообщили, что в их организации продолжается практика формирования (причем неформальная) таких заданий. Остальные весьма удивились и сообщили, что в условиях высоких темпов инфляции и неплатежей: во-первых, это невозможно и нереально; во-вторых, это им в современных условиях не нужно.

На следующий вопрос: "За счет чего же Вы достигаете значительно более высокого уровня рентабельности (по отчетам), чем закладывается в договорных ценах?", были получены следующие варианты ответов: мы имеем возможность обеспечить это в процессе расчетов за выполненные работы; за счет обмана заказчиков, которые не в состоянии уследить за нашими выкладками и проверить их; разрабатываемые центрами расчетов стоимости строительства индексы позволяют нам маневрировать со структурой выполняемых работ; заказчики оплачивают нам практически все расходы, в числе которых есть и фиктивные; мы списываем заказчику материалы не по тем ценам, по которым их приобретали; часть получаемых средств обналичивается, а за счет наличных все можно приобрести дешевле (услуги транспорта и механизаторов, материалы и т. п.).

Именно таким образом действует механизм формирования отчетной рентабельности в строительстве, обеспечивающий, без проведения серьезных оргтехмероприятий, значительно более высокий, чем в договорных ценах, уровень рентабельности.

Кроме того, на различия в этих уровнях оказывает влияние одно важное обстоятельство: финансовая несостоятельность многих заказчиков, которые задерживают оплату выполненных работ подрядным организациям.

У нас укоренилась практика, когда длительные задержки в финансировании строительства заказчиком не приводят к приостановке работ и разрыву подрядного договора. Как правило, в подобных ситуациях достигается соглашение о том, что подрядчик (вместо заказчика) возьмет кредит в банке и продолжит финансирование стройки, заказчик же обязуется при таком повороте событий возместить подрядчику все расходы по обслуживанию этого кредита. Либо, в худшем случае, происходит вынужденное "кредитование " заказчика за счет оборотных средств подрядчика. Что опять же ведет к увеличению себестоимости СМР в статье " прочие затраты".

В результате знаменатель дроби прибыль/себестоимость возрастает, что при прочих равных условиях уменьшает отчетные показатели рентабельности (и это не могло не учитываться на стадии формирования инвесторских смет и договорных цен).

Каковы масштабы всех этих искажений? Объективная их оценка - очень непростой вопрос, поскольку ответ на него прямо смыкается с оценками меры криминализации предпринимательской деятельности в строительстве. Размер средств, направляемых на обналичивание, по оценкам экспертов, составляет сегодня как минимум 12-13% от стоимости оплаченных работ, причем примерно половина их расходуется на цели, не связанные с производственной деятельностью (подкуп чиновников, оплату охранных и криминальных структур, личное обогащение руководителей строительных организаций).

П. МОРОЗОВ

© Строительство и недвижимость

стройматериалы:
плиты ДСП
аренда техники:
мини-самосвалы в аренду
мини-погрузчики в аренду
длинномеры в аренду в России
подъемники ножничные в аренду в России

полезные ссылки
Деревообрабатывающий инструмент
Прессы сращивания