Несколько путей к гуманизации городской среды

Нет, речь не пойдет о нашумевшем в свое время фильме. Журналисты американского журнала Urban Ecologist действительно решили выяснить, подходят ли условия жизни в современном крупном городе для женщин.

В качестве эксперта была приглашена архитектор Клэр Купер МАРКУС, которая в течение многих лет преподавала в Калифорнийском университете. В настоящее время она на пенсии, но любимое дело не оставила: Клэр работает в качестве консультанта при реконструкции зданий и целых кварталов Сан-Франциско. Она является автором ряда книг, посвященных проблеме организации городской среды, в том числе "Жилище для людей" и "Места для людей".

- Как Вы полагаете, можно ли выделить специфичные для женщин аспекты городской среды?

- Я бы выделила два момента. Во-первых, несмотря на все изменения, произошедшие в обществе в последнее время, женщина по-прежнему остается хранительницей семейного очага, играя ведущую роль в воспитании детей. Существующая городская среда часто порождает трудности выполнения именно этой основной роли женщины - материнства. Вторая проблема в том, что женщины гораздо чаще становятся жертвами насилия, чем мужчины. Страх быть изнасилованной - женский страх.

К сожалению, все чаще жертвами насилия становятся дети. Участились случаи похищения детей. Боюсь, что нынешние родители уже не могут позволить своим детям делать то, что я, не задумываясь, позволяла своим детям двадцать лет назад, что позволяли наши родители нам. Становится опасным послать ребенка в магазин за продуктами, отпустить его одного в гости к друзьям или кататься на велосипеде вдали от дома. Опасным может быть даже пеший путь в школу. Это порождает множество проблем. Дело в том, что все вышеперечисленное - необходимые составные части процесса социализации ребенка, без этого ему трудно вырасти самостоятельным. Вместо этого матерям приходится ломать голову над тем, чем занять своего ребенка дома, он часами сидит перед телевизором...

- И смотрит сцены жестокости!

- Или матери приходится всюду сопровождать ребенка. Водить его в парк, на детскую площадку. Это, конечно, совсем неплохо, но у работающих матерей просто нет для этого времени. И, как я уже говорила, ребенок лишается важнейшего компонента процесса социализации, когда он учится самостоятельно общаться с ровесниками и взрослыми. В период от пяти до десяти лет ребенок стремится к определенной самостоятельности, которая чрезвычайно важна для всей его последующей жизни, формируя его мироощущение и самооценку. Полностью ограничивать в этом возрасте свободу детей - значит повредить их развитию. В моей книге "Жилище для людей" я писала о том, как было бы выгодно для матерей и детей создание своеобразных "микрорайонов", где бы дети могли чувствовать себя свободно...

- А есть примеры такой организации жилья?

- Да, Сан-Фрэнсис-Сквер в Сан-Франциско. Я там жила со своими детьми. В таких районах несложно быстро познакомиться с соседями, установить с ними доверительные связи и быть спокойным, что ребенка не похитят, а если он упадет и поранится, кто-нибудь отправит его домой или позовет вас.

К сожалению, подобная организация городской среды сейчас не в моде. Неотрадиционализм, или "новый урбанизм", делает основной акцент на улице. Конечно, при этом прилагаются похвальные усилия для того, чтобы как-то укротить транспортные потоки, замедлить их скорость, но, будь я сейчас матерью маленьких детей, я бы не считала улицу безопасным местом. Общий для нескольких семей закрытый двор - наилучшее средство против отчуждения и одиночества и для детей, и для взрослых, и при этом безопасное место, закрытое от посторонних.

- Имеется в виду нечто получастное, полуобщественное?

- Вы выходите из дома, проходите через ваш сад, двор или патио и через калитку выходите в общий двор или на лужайку. Это общее пространство могут разделять 20-50 семей. Нечто вроде большой детской площадки.

- Как Вы считаете, какова должна быть роль женщин в проектировании городской среды?

- Как женщина, я бы сказала, что женщины по-разному смотрят на городскую среду и проектируют ее, но дело даже не в этом. Несколько лет тому назад одна из моих студенток задалась тем же вопросом. Она проводила опрос женщин-дизайнеров в районе Сан-Францисской бухты. По результатам опроса она пришла к выводу, что среди женщин не наблюдалось большей сосредоточенности на человеческих аспектах городской среды, чем среди мужчин. То есть в мире профессиональной архитектуры женщинам приходится играть роль мужчин, чтобы добиться успеха. Таков был вывод, сделанный моей студенткой. Они просто боятся, что их высказывания при обсуждении проекта типа "Постойте, а где будут играть дети?" или "А где старики смогут присесть на автобусной остановке?" будут восприняты коллегами как второстепенные по сравнению с эстетикой и дизайном.

Между прочим, среди архитекторов, начавших движение за человечную среду обитания, как в США, так и в Австралии и Великобритании, практически все - женщины. Однако к их мнению не всегда прислушиваются.

- А как бы лично Вы отнеслись к идее поработать в такой организации, где условия диктуют мужчины?

- Со смешанными чувствами. Многие из моих коллег-мужчин поддерживают мои идеи. Другие же, наоборот, считают эту работу несущественной. Но когда мне удавалось во время занятий заинтересовать студентов, когда вся группа с энтузиазмом обсуждает эти проблемы, я чувствую, что стараюсь не зря. Мне кажется, что я говорю ребятам что-то очень важное.

- А что бы Вы посоветовали архитекторам, женщинам или мужчинам, работающим в этой области?

- Я нашла большую поддержку в организации "Ассоциация исследований дизайна городской среды", членом которой я являюсь. Эта организация объединяет людей, которые, вроде меня, являются преподавателями в архитектурных и проектных училищах и институтах или проводят исследования в области архитектуры и градостроительства. Я бы посоветовала вступать в эту ассоциацию и посещать организуемые ею ежегодные конференции. Среди членов - не только архитекторы, но и психологи, антропологи, географы.

- Смогли бы Вы привести еще примеры городской среды, подходящей для женщин и других групп населения, не относящихся к числу здоровых и сильных белых мужчин?

- Я даже принимала участие в работе над одним таким проектом. Это здание в Сан-Франциско, ранее известное под названием "Розовый дворец". Раньше это здание было притчей во языцех из-за высокого уровня преступности. В его полной реконструкции принимала участие одна из лучших фирм города, "Marquis Associates", всегда отличавшаяся гуманистическим подходом к конструированию. Я передала конструкторам результаты исследования, проведенного Сандрой Хауэлл, об особенностях использования пожилыми людьми внутреннего пространства зданий. То есть как следует и не следует располагать в доме, предназначенном для пожилых людей, комнаты отдыха, где старики собираются, чтобы пообщаться. Если расположить ее возле почтового ящика или возле офиса управляющего, возле фойе или лифта, то люди, проходя мимо, будут заглядывать туда гораздо чаще. Это очевидные вещи, но Хауэлл задокументировала их. При реконструкции здания подобные моменты были учтены. Через два года после реконструкции мы провели исследование в здании, оно называется теперь "Роза парк тауэрс". Жильцы чрезвычайно довольны новым домом, расположением мест общего пользования - комнат отдыха, солярия, оранжерей.

- Это касается отдельных зданий, ну а город в целом?

- Исследование, проведенное в Нью-Йорке, показало, что наименее удовлетворены средой своего обитания женщины, проживающие в пригородах, а наиболее -- горожанки среднего класса, проживающие в многоэтажных домах. Преимуществами своего жилища они считают компактное расположение сферы услуг и культуры, близость детсада и школы, отсутствие длительных поездок. Однако второй группой "довольных" оказались мужчины, живущие в пригородах. В отличие от своих жен значительное разделение места проживания и места работы воспринимается ими как положительный фактор. Также важен для них статус домовладельца, тот факт, что они являются хозяевами собственного дома и сада.

Из этого и других аналогичных исследований можно сделать вывод, что предлагаемые мною "кластеры" частных домов, объединенных общим двором или лужайкой, были бы решением, удовлетворяющим потребности большинства, в особенности работающих родителей. Когда вы приходите домой с работы и хотите спокойно отдохнуть, ваш ребенок может в это время играть с друзьями во дворе, при этом вы не опасаетесь за его безопасность. Разумеется, размер дома и сада в таком микрорайоне несколько меньше, чем в пригороде, однако многие работающие женщины видят в этом положительные стороны, так как меньше времени приходится тратить на ведение домашнего хозяйства.

Еще один путь к гуманизации городской среды - разумный подход к организации деловой части города. Среди служащих различных фирм и организаций очень много женщин, которые с удовольствием проводят обеденный перерыв в уютном скверике, на бульваре или на площади, прихватив с собой обед в пакетиках. Одна из моих студенток, Луиза Моцинго, обратила внимание на то, что в одних местах деловой части города собирается больше женщин, а в других - больше мужчин. Луиза провела опрос тех и других. Одним из мест, облюбованных мужчинами, была площадь рядом со входом в метро, окруженная ступенями. Мужчины отдыхали, сидя на ступенях, глазея на проходящих девушек или слушая уличных музыкантов. Это очень людное место. Женщин оно не очень привлекало - слишком людно, слишком шумно, нет зелени и удобных скамеек. Куда больше манят женщин маленькие тихие скверики. Кстати, мужчины тоже не против провести обеденный перерыв там. Женщины отвечали, что их привлекает именно тишина и зелень. Если мужчин привлекает открытое место, женщине нужен оазис. Даже пассивный домашний отдых, определяемый как "посидеть, подышать воздухом", мужчины и женщины предпочитают проводить по-разному. Мужчины любят сидеть на балконе, выходящем на улицу, женщины - на заднем дворе. Разумеется, есть женщины, любящие шумные улицы, и мужчины, предпочитающие оазисы. Я не ставила бы, разумеется, вопрос о проектировании мест отдыха отдельно для женщин и мужчин, но архитекторы должны позаботиться о том, чтобы в каждом районе были и шумные площади, и тихие скверы.

- Но в общественных местах всевозрастающую проблему представляют бездомные и преступники. Что делать с этим?

- Разумеется, строительство доступного по стоимости жилья - часть решения проблемы. Однако не следует забывать, что значительную часть бездомных составляют алкоголики и наркоманы. Существующих программ недостаточно для ресоциализации этих людей. Поэтому вопрос "Как сделать городскую среду более безопасной для женщин?" должен прозвучать так: "Где комплексные программы ресоциализации бездомных?" В существующих условиях женщины имеют буквально ограниченную свободу передвижения по сравнению с мужчинами, они просто избегают определенных улиц, на которых много бродяг и бездомных.

- Какие другие аспекты гуманизации городской среды смогли бы Вы назвать?

- С точки зрения безопасности было бы перспективным организовать зеленые зоны в городах не в виде квадратных парков, а в виде вытянутых в длину вдоль улиц бульваров, которые хорошо обозреваются с обеих сторон. В таких условиях хулиганы не очень-то разгуляются. Такие узкие зеленые зоны хороши для прогулок, езды на велосипеде, занятий спортом, к тому же они хороши для инвалидов на креслах-колясках. Я надеюсь, что со временем таких зеленых зон станет гораздо больше.

- Есть ли у Вас чувство надежды, что со временем город станет более приспособленным для женщин, детей и пожилых людей?

Да, есть. Постепенно так и происходит. Движение за создание совместной среды проживания внушает большие надежды. Подобная организация жилой среды существует в Дании, Голландии, Швеции и других странах Европы. Я беседовала с жителями таких "микрорайонов", и оказалось, что инициаторами переселения в них были в большинстве случаев женщины. Мужчины зачастую сопротивлялись переезду, однако впоследствии почти всегда находили новое жилье чрезвычайно уютным. Тем более нравилась совместная организация жилья женщинам - появилась возможность устраивать совместные пикники и вечеринки, а дети росли в обществе ровесников.

- Очевидно, что Ваша работа во многом посвящена проблемам гуманизации...

- ...в глобальном смысле слова. Я бы сказала, что в настоящее время происходит... нет, феминизация - не то слово, гуманизация всех профессий. Они становятся более одухотворенными, что ли. Это касается и медицины, и бизнеса. Кажется, в нашем материалистическом обществе и мире люди наконец оценили важность гуманистического, даже духовного подхода.

- И поэтому дома, кварталы и целые города должны быть спроектированы с учетом потребностей реальных людей, в том числе женщин?

- Некоторых моих коллег-архитекторов обидело название одной из моих книг - "Жилище для людей". Многие архитекторы и планировщики полагают, что раз все мы люди, то и потребности у нас одинаковые. Но при проектировании социального жилья для матерей, живущих на пособие, или для пожилых, или для инвалидов, или для кого угодно, не похожего на вас, нельзя говорить "Я знаю, как лучше, потому что я - человек, и они - люди". Мы не знаем, что такое быть пожилым, пока мы молоды; большинству из нас неизвестно, что значит быть инвалидом. Вырастая, мы забываем, что значит быть ребенком. В зрелом возрасте мы плохо помним, что значит быть подростком. Интересы подростков, как юношей, так и девушек, наименее учтены в современном городе.

Уже имеются опубликованные результаты комплексных исследований потребностей различных групп населения, которые должны быть учтены при проектировании жилья и городской среды. Я надеюсь, что архитекторы будут время от времени заглядывать в подобную литературу.

Нэнси БРУНИНГ, Стивен УИЛЕР. Перевод Галины ЛЕВИТАН

© Строительство и недвижимость

стройматериалы:
распиловка древесины
аренда техники:
тележки электрические в аренду
экскаваторы гусеничные в аренду
установки алмазного бурения в аренду в России
катки грунтовые в аренду в России

полезные ссылки
Легкая переносная пилорама Logosol M7