...
...

Пукст. Квартирник

Квартирник – водка, селёдка, братание с «артистом», веротно, в тельняшке, или с очкастым кандидатом наук, который пел те же песни пару дней назад у костра. Вы, скидываетесь по паре рублей «на пиво» выступавшему, догоняетесь и поёте уже Митяева или, чем чёрт, ГрОб. Здесь тоже, судя по коридору, обычная квартира, но с комнатой погружённой во мрак. Вход строго по билетам, девушки в необычных одеждах, беларускамоўны хозяин, на кухне красное вино и домашний пирог.

Предпесенное пространство заполнялось дедушкой Дживаном и его дудуком. Сцена-уголок. Ароматические свечи в газетном спецдекоре. Небольшая пауза и появляется Сам в чёрном костюме, и ловишь себя на мысли, что никогда не видел его в тельняшке. Все внимают. Он начинает говорить, попивая вино и наклоняясь к свечкам, чтобы лучше разглядели его лицо.

Тут уже не потрёшься плечами в такт, когда (на правах рекламы) «плавно скользя, сбриваю «жиллетом» рот». И гитара соскальзывает на пол, хотя он, всего лишь играет бас. Вообще крутит инструментом, как хочет.

Де песни про чаек, рассуждение о людях, которые стреляют по чайкам, которые «…и не подозревают садясь, какое зелёное море, когда украшено белым». Если и срывается на крик, то не как Высоцкий, постоянно, а как-то очень вовремя. И водки после этого не хочется, потому что сквозь трупы в ванной как раз таки и брезжит свет. «Парашютист слышит злой обрыв ремня» - как-то всё это бессознательно верно.

«Скагтавилось «р» - нет пути назад.

Нино Хагин

© Музыкальная газета