статья


Cozy Powell. Железный человек с золотым сердцем.

Не так много рядовых слушателей знают и помнят это имя. Зато многим о чем-то говорят такие названия и имена, как Rainbow, Whitesnake, Black Sabbath, Питер Грин, Брайан Мэй, Ингви Малмстин. С ними, а также с многими, многими другими играл этот замечательный барабанщик, добившийся всего, чего он хотел, исключительно благодаря своему упорству, трудолюбию и просто сверхчеловеческой силе воли.
Кози Пауэлл был, пожалуй, одним из самых плодотворных музыкантов как в рок-музыке, так и за ее пределами. На его счету более 70 альбомов, записанных с его участием (и это не считая записей, вышедших посмертно), бесчисленное количество синглов и сессий, и это только официальные данные - в самом начале карьеры Пауэлла порой даже не упоминали на обложке. В его активе как работа с рок-монстрами, так и сессии звукозаписи с малоизвестными исполнителями, совершенно далеких от рок-музыки. Его творческий путь - бесконечные странствия от одной группы к другой, его жизнь - безумное мнгновение, пролетевшее и оборвавшееся на полной скорости, которую он так любил. Его музыкальное наследие - океан ритмов и сбивок, в котором по сей день продолжают плавать верные и преданные поклонники.

10 интересных фактов из жизни великого ударника.
Семья, имя и школьные годы.
Колин Флукс (таково настоящее имя Кози Пауэлла) родился 29 декабря 1947 года в городке Сиренчестер (Англия). По некоторым историческим сводкам, рос в приемной семье (как и почему – или история умалчивает, или всесильный Интернет до сих пор не знает ответа на этот вопрос), которая и дала будущему ударнику вторую часть псевдонима; имя Кози было заимствовано у кумира Колина – джазового барабанщика Кози Коула. Впрочем, псевдоним был позже, а пока Колин барабанит в школьном ансамбле, да так громко и усердно, что рвет пластики на малом барабане, за что и поплатился «должностью»: его пересаживают за тарелки, дескать, они долговечнее. Кроме школьного ансамбля, он подрабатывал в местных группах (это в 12-13 лет-то!), игравших в ночных заведениях, поэтому о домашних заданиях и приходах в школу утром не могло быть и речи. В 1962 году Колина исключили – к опозданиям и небрежному отношению к учебе прибавили разные мелкие пакости и безобразия, которых Пауэлл не чурался всю свою жизнь.
Нелегальный барабанщик.
После ухода из школы Колин отправился в Лондон, где работал в одном из офисов (по непроверенным данным – курьером), чтобы купить себе установку. Сделав, наконец, столь необходимое приобретение и назвавшись Кози Пауэллом, он присоединился к группе The Sorcerers, с которой отправился в Германию. Ему было всего 16 лет, а значит, по немецким законам, он не имел права жить и работать в этой стране до своего совершеннолетия. При этом за все три года, как утверждал сам наш герой, никаких проблем с этим не возникало. Всякий раз, когда группа переезжала с места на место, Кози прятался в самом конце фургона под разного рода хламом – аппаратурой, одеждой и прочим – и сидел, как мышь в норе. Так продолжалось до тех пор, пока ему не стукнуло 18. Впрочем, терпеть злоключения доводилось всей группе – со слов Кози, ребята, игравшие по 8 часов за вечер, жили в старой бойлерной, в углу которой был котел, а по полу бегали крысы. Такие жилищные условия мало волновали их по двум причинам: во-первых, они уставали за вечер, во-вторых, для них возможность играть и развиваться была важнее бытовых проблем.
Призрак с Ректори Стрит.
Вернувшись из Германии, Кози Пауэлл присоединился к одной из многочисленных английских групп, жившей и работавшей неподалеку от Бирмингема. Одним из участников этой группы был клавишник Питер Болл, который и приютил Кози в доме своих родителей. Его брат Денни, коллега Пауэлла по группе Bedlam, вспоминал, что с появлением юного ударника, проводившего часы за своими барабанами и, тем не менее, находившего время на разные розыгрыши, большой дом, расположенный на Ректори Стрит, начал буквально ходить ходуном. Конечно же, выходки Кози не ограничивались стенами этого дома. Как-то раз, вспоминал Денни, по их улице проходило двое новобранцев, страшно довольных своей парадной формой и бравой походкой. Вдруг они услышали метрах в двухстах от себя барабан. Пока они шли, он шел вместе с ними, стоило им остановиться – и он тоже останавливался. Едва они трогались с места, барабан заставлял их маршировать. Они пытались идти медленно, но и барабан замедлялся вместе с ними. Наконец, они остановились и стали внимательно рассматривать заросшие сады вдоль дороги. Еще пара робких шажков - и барабан тут как тут! Тогда они, с истинно военной четкостью, отдали честь туда, где прятался юный проказник. Из живой изгороди напротив дома вывалился сначала барабан, потом, весь в листьях остролиста и папоротника, появился и сам Кози Пауэлл со своей обезоруживающей улыбкой и отвесил шикарный поклон. По словам Денни, именно в их доме рождался хеви-металл. Кроме различных девушек, частыми гостями братьев Боллов (их было трое, включая еще одного будущего музыканта Bedlam Дейва) и окончательно прижившегося у них Кози были новые друзья ударника – Роберт Плант, Джон Бонем, Тони Йомми, Гизер Батлер… В конце концов, родители братьев указали им и Кози на дверь, так как больше не могли терпеть все эти безобразия.
Bedlam и сессии, сессии, сессии…
Невзирая на то, что в Лондоне дороги Кози и братьев Боллов разошлись, через некоторое время они снова встретились и основали группу, которую Кози назвал Beast, но, узнав, что группа с таким названием уже есть, придумал новое – Bedlam. Выпустив всего один студийный альбом, группа распалась – ни сам Пауэлл, ни остальные участники коллектива не имели ни малейшего представления о том, что сегодня называется «шоу-бизнес». Пришлось Колину возвращаться к тому, что предшествовало созданию сольного проекта, - рутинной сессионной работе. Не привыкший бездельничать, он хватался за любое предложение, кочевал с одной студии на другую, и таким образом познакомился с влиятельным продюсером Микки Мостом, владельцем звукозаписывающей кампании RAK. Он-то и взял трудолюбивого барабанщика на постоянную работу, каждый день предлагая что-то новое. Кози вспоминал, что только на одной студии Микки умудрялся делать до 15 сессий в неделю, продолжая при этом принимать предложения от других фирм. По его словам, это был солидный опыт, который он мог приобрести только так, а не иначе. За выполнением одной из сессий на студии RAK Пауэлл и был замечен Джеффом Бэком, который, записав с участием ударника несколько композиций, взял его в свой постоянный состав. Что самое интересное, после увольнения и тщетных попыток создать группу Кози вернулся к сессионной работе, выполняя ее с не меньшим усердием и упорством, чем до успеха в составе Jeff Beck Group. Как и после распада Bedlam. Только один раз - после раскола второго сольного проекта Cozy Powell’s Hammer он оставил музыку и посвятил себя давнему увлечению.
Шумахеру и не снилось!
Остается только удивляться, как при такой колоссальной загрузке Кози Пауэлл находил время для занятий спортом. Он считал, что барабанщик должен быть в хорошей физической форме. С целью укрепить руки и ноги он активно занимался боксом и поднимал штангу. Но в шкуре профессионального спортсмена ему довелось побывать на различных гоночных трассах. Устав от музыки, Кози попытался найти себя в давней страсти – высокой скорости. Чем быстрее была машина, тем больше она ему нравилась. Он обожал «Феррари» и «Ягуары», а из мотоциклов отдавал предпочтение «Хонде». Когда-то он даже грозился полетать на истребителе – во-первых, у него сумасшедшая скорость, во-вторых, у него есть пушки! В общем, неудивительно, что, уйдя из музыки, Пауэлл нашел себя в гоночном спорте и даже завоевал немало наград. Мотогонки, ралли, гонки знаменитостей – ну что тут поделаешь, видать, ему паталогически хотелось везде успеть! Наибольшего успеха он достиг в раллийной команде, спонсируемой Hitachi за рулем Mazda. Кроме того, небезуспешно проходили его выступления в гонках класса «Формула-3». Говорят, он даже подумывал над тем, чтобы добиться суперлицензии «Формулы-1» и пилотировать болид своей любимой команды – Ferrari (кстати, весьма интересный факт: на обратной стороне обложки сольного альбома Пауэлла “Tilt” имеется надпись, свидетельствующая о том, что любовь к гоночному спорту Кози сохранил, даже простившись с ним, - Forza Ferrari!). Кто знает, насколько близка была к воплощению в жизнь эта идея? Я твердо уверена только в одном: если бы Кози занялся гонками так же серьезно, как в свое время взялся за барабаны, вряд ли Михаэль Шумахер был бы сейчас самым титулованным спортсменом. Кози был безумно талантливым гонщиком, однако любовью всей его жизни была музыка.
Прозвища и экстрим.
Несмотря на все его образцовое трудолюбие и силу воли, Кози не миновала участь многих людей, а именно – к нему тоже приклеилось несколько прозвищ. Бытует версия, что имя Кози имело место быть еще в школьные годы – такое себе школьное прозвище среди одноклассников. Коллеги же называли его «Мистер Слоновья Походка» - за то, что его спортивную фигуру было заметно издали, а гулкие шаги ассоциировались с настоящим топотом слона. А за любовь и умение лазить по зданиям и радио башням без страховки друзья прозвали его «Человек-паук». Последнее, правда, пришлось прекратить в начале 90-х – сказались последствия многочисленных аварий и травм, полученных в их результате. Но зато в 70-х, во времена Rainbow – о, это было одно из его любимых развлечений! Без особого труда Кози мог забраться в комнату любого из всей «радужной» бригады и устроить там настоящий погром. Или, если комната была на последних этажах, вынести на крышу всю мебель, как однажды он проделал это с комнатой роуди Колина Харта. Ритчи Блэкмор вообще ехидно замечал, что у Пауэлла не все в порядке с головой, потому как его бравада порой граничила с настоящим безумием. Вероятно, Блэкмор имелл в виду тот случай, когда его друг-барабанщик провез через канадо-американскую границу пистолет, запрятав его в ботинок и прикрыв сверху штаниной.
Рок-звезды тоже плачут.
Мало кто из фанов рок-музыки знает, что за железной силой воли Кози, за его внешним спокойствием, экстремизмом и ураганной игрой скрывался очень ранимый человек, которому – представьте себе! – были свойственны свои слабости. Например, сладкое, без которого он просто жить не мог, особенно все, что хрустит. Ритчи не раз вспоминал, как во время записи Down To Earth Кози заказывал в студию чуть ли не целые фургоны поп-корна, рисовых шариков, кукурузных хлопьев и прочих подушечек, а также и то, что Кози никогда не убирал за собой упаковки и остатки от своих завтраков. И вообще, со слов Ритчи Блэкмора, Пауэлл, бывший всегда непредсказуемым и жизнерадостным, в глубине души был очень одиноким, несчастным и склонным к депрессиям. Не показывая это друзьям и коллегам, неизменно улыбаясь им, только наедине с собой он мог впасть в апатию и часами бродить по окрестностям города, покуривая сигарету, отрешенно глядя по сторонам и не произнося ни слова. Кто знает, возможно, одиночество отравило его душу еще в детстве, в приемной семье… А может быть, его беспокоило отсутствие своей семьи? Тем не менее, в одном из интервью Кози честно и открыто признавался, что до слез его могут довести только животные – старые, больные, брошенные… По его словам, одно время он даже не держал в доме животных – каждый раз, когда любимец умирал или с ним что-то случалось, был для Кози тяжелым испытанием, неизменно заканчивавшимся нечеловеческой болью и полными слез глазами. Тем не менее, незадолго до гибели он все-таки завел себе кошку, которую назвал Monkey Girl. Очевидно, бедняге барабанщику пришлось-таки превозмогать себя, поскольку его кошечка каждый день приносила ему… свою свежеубитую добычу.
Передал по наследству!
Конечно же, несмотря на всю уникальность и мастерство Кози Пауэлла, он не стал исключением из правила «незаменимых людей не бывает» - как заменял он, так заменяли и его. Особенно примечателен тот факт, что несколько раз – в Rainbow, Black Sabbath и на некоторых сессиях записи с различными исполнителями – его место занимал один и тот же человек. Звали его Боб Родинелли. Оба ударника неоднократно подшучивали друг над другом по этому поводу. Сам Бобби вспоминает, как познакомился с Кози. Уйдя из Rainbow, Пауэлл, не терпевший халтуры (а именно так он характеризовал новый материал Ритчи Блэкмора) и не желавший ни делать ее, ни слушать, все-таки заявился на один из концертов обновленной Rainbow. «Кози подошел ко мне за кулисами, - говорит Родинелли, - и сказал: «Ты знаешь, Боб, я пришел на этот концерт, чтоб сказать Ритчи все, что я об этом думаю, чтоб сказать: мне не понравилось. Но ТЫ отлично работаешь! Мне действительно понравилось, как ты играешь». Он протянул мне руку. Так мы и познакомились. В тот же вечер мы пошли и выпили с ним». После того, как по иронии судьбы Бобби заменил Пауэлла еще несколько раз, Кози решил не ограничиваться таким положением вещей только в музыке. «Наследник» вспоминал забавную историю, связанную с постоянными заменами. Вернувшись с репетиции с Black Sabbath, он собирался было лечь спать, как вдруг раздался телефонный звонок. В трубке отозвался знакомый голос: «Бобби, это Кози. Раз уж так повелось, что ты постоянно идешь по моим стопам, не окажешь ли услугу? Я собираюсь дать тебе телефон моей бывшей подружки. Мы поссорились, ей скучно, может, ты ею займешься?»
Все в жизни бывает впервые.
Репутация человека-глыбы, о злых шутках и розыгрышах которого его «жертвы» чуть ли не легенды слагали, все же не мешала Кози быть добродушным и общительным не только с коллегами, но и с поклонниками. Всякий раз после выступления он обязательно выходил поприветствовать тех, кто ждал у служебной двери зала или входа в гостиницу, раздать автографы, сфотографироваться и просто перекинуться парой слов. Пауэлл считал, что общение с поклонниками – это не столько профессиональный, сколько просто человеческий долг каждого музыканта, - мало ли, в чем отказали себе люди, чтобы прийти и воочию увидеть своих кумиров. Хотя сам он признавался, что хоть и не раз видел удивленные и даже ошарашенные лица своих фанов, сам потерял дар речи при виде кумира только однажды, причем будучи уже в зрелом возрасте. Это было в 1994 году в Штатах, во время гастролей в составе группы Брайана Мэя. Кози как раз сидел в вестибюле гостиницы, когда увидел, как в сторону лифта направляется его любимый актер Клинт Иствуд. «Я был просто ошеломлен! - говорил он в одном из интервью. – Мой любимый актер, которым я восхищаюсь – вот он, передо мной! И что я мог ему сказать? Здравствуйте, Клинт, я… это… Я ВООБЩЕ не мог произнести ни слова! Одна мысль в голове – э-э-эт-то же сам КЛИНТ ИСТВУД… Пожалуй, это был первый раз, когда я потерял дар речи при виде звезды». Впрочем, на вопрос, почему было бы не попросить автограф, Пауэлл, наверное, для поддержания имиджа и (или) статуса, ответил, что не стал бы так унижаться, для него было счастьем просто увидеть любимого актера.
Печальное пророчество.
При жизни Кози Пауэлл часто повторял: «Я вожу, как играю, - безумно». Никто не мог этого отрицать – все знали о его любви к высокой скорости, любви, порой походившей на настоящее безумие. Он зачастую и не думал пользоваться ремнем безопасности, а в моменты приступов депрессии, ставшие частым явлением в период сожительства с девушкой по имени Шарон Рив (Шари), мог сесть за руль, будучи нетрезвым. Всякий раз, зализывая раны после аварии (по словам Тони Йомми, Пауэлл всегда был немного склонен к авариям и мог запросто угодить в переделку практически на ровном месте), Кози как будто бы невзначай бросал, что этот проклятый руль сведет его в могилу. Эти слова оказались пророческими – 5 апреля 1998 года Кози Пауэлл сел за руль своего черного SAAB 9000 Turbo в последний раз. Все обстоятельства стеклись в одно – трагическое. Кози, находясь в ссоре с Шари и длительной депрессии, в очередной раз напился и, не пристегнув ремень, помчался по мокрой от дождя дороге из Лондона в Бристоль. Дальше – у неисправной машины лопается колесо, Кози пытается удержать управление, и как раз в этот момент Шари звонит ему на мобильный. Все, что она услышала в тот момент, - шум, грохот и последние слова Пауэлла: “Oh shit!” В 20:30 по местному времени машина врезалась в разделительное заграждение. Через четыре часа великий барабанщик умер в бристольской больнице от потери крови. Он так и не пришел в сознание…
Зато в сознании друзей, коллег и поклонников навсегда запечатлелся образ сильного и волевого человека, ставшего при жизни легендой. За отведенные ему пятьдесят лет Кози Пауэлл, не обладая каким-то сверхталантом, успел сделать столько, сколько мало кто успевает за целую жизнь. Его упорство и трудолюбие не грех поставить в пример всем, не только молодым барабанщикам и музыкантам. Всякий раз, выходя на сцену, он полностью отдавался своему делу, как бы говоря каждым своим ударом: «Забудьте все плохое, что во мне есть, возьмите звуки моей музыки, моих барабанов, - это самое лучшее, что я могу для вас сделать».

И поклонники принимают это лучшее. С любовью и благодарностью.

Более подробная информация о Кози Пауэлле, а также интервью, фотографии и творческий путь – www.cozydrummer.narod.ru

Сюзанна Єлпи

обсудить на форуме

© 2005 музыкальная газета