статьи



100 ЛЕТ ОДИНОЧЕСТВА БЕЛОРУССКОГО РОК-Н-РОЛЛА
БЕЛОРУССКОГО РОК-Н-РОЛЛА

Как остаться дома в осенний призыв

Дорогие читатели! На этот раз мы в рамках нашей околомузыкальной рубрики, которая нацелена прежде всего на получение возможной практической пользы от ее чтения, а также некоторую активность с вашей стороны, решили порадовать вас разделом «Армейский магазин». В позапрошлый раз был «Живой уголок», а в этот – «Армейский магазин». Ведь не секрет, что для тонко чувствующих молодых людей, занимающихся музыкой (и не только для них), непременная обязанность посвятить некоторую часть своей жизни «кровожадному монстру» под названием «Армия» является навязчивой фобией. Как избежать и фобии, и армии, и побочных эффектов – обо всем этом мы разговариваем с Андреем Карповичем – человеком, по ряду мистических причин разбирающемся в предмете настолько, чтобы давать мудрые советы подрастающему поколению.

Справка «100 лет одиночества б.р.»:Андрей Карпович (группа PARASON) уже много лет занимается музыкой, иногда выступает с коллективами DREAMLIN и CHERRYVATA, вместе с PARASON получил главный приз на нынешнем «Басовище»; недавно пытался создать свою студию, но накануне ее разворовали цыгане. В данный момент занимается шоу-бизнесом и поисками себя. Читает книжку с названием «Будь тем, кто ты есть».
– Мы пришли в этот дом, чтобы взять интервью у Андрея Карповича, лидера группы PARASON...
– Так официально – Андрей Карпович, PARASON… У меня единственная ассоциация – Михаил Шумахер, «Формула-1».

– Белорусский рок-н-ролл и воинская повинность – явления очень взаимосвязанные между собой. Часто бывает: на пике творческого подъема музыканта могут просто «забрать», оборвать полет души…
– Я бы сказал, что тут проблема не в отношении музыка-воинская повинность, а «человек-тире-воинская повинность». Вернее, «воинская повинность»- тире-«человек в принципе». Я не знаю, какой более или менее творческий человек, нормальный, современный, который живет в Минске и у которого развита фантазия, смог бы в армии, допустим, каждый день регулярно стрелять в мишень – просто тупо стрелять в мишень. Я, например, не могу себе представить, что я буду утром по 30-40 минут разбирать и собирать автомат – на скорость. А надо собрать автомат за восемь секунд, понимаете? Восемь секунд! Я один раз в жизни разбирал автомат – мне хватило на всю жизнь.

– А говорят, что есть специальные оркестры для одаренных детей в армии... и они там разбирают саксофоны, например... и играют на саксофонах...
– Собирать и разбирать саксофон – вот на такое я бы может быть и пошел бы. Мне однажды друг рассказал, как он сходил в армию, –ему повезло. И вообще я слышал еще три-четыре счастливые истории по поводу армии. Вот, в частности, этот мой друг Сергей рассказал, что он так хорошо «проводился» в армию с друзьями накануне, что даже не успел постричься. И вот стоит шеренга яйцеголовых и Серый один – с патлами до плеч, с бодуна. И майор спрашивает: у кого есть какие таланты? Кто-то, оказалось, умеет кладку ложить, кто-то еще что-то умеет. А когда майор спросил: музыканты есть? – Сергей сделал шаг вперед и честно сказал, что он играет на барабанах. Отлично, – сказал майор – будешь барабанщиком! И он полтора года барабанил. Это было чем-то вроде духовной практики. Вообще, если относиться к армии, как к духовной практике, наверное, можно получить из этого всего какую-то пользу, но мне и в реальной жизни этих духовных практик выше крыши.

– А ты можешь рассказать, какие есть способы этого всего избежать? Медицинские способы особенно интересны...
– Вот вы совершенно спонтанно и правильно выразились – мне именно что «удалось избежать». Я даже не «откосил» ни разу, я до сих пор «неоткошенный». Университет – это понятно, классическая схема. Тот, кто поступил, тот пять лет может об армии не думать. А дальше уже действуешь следующим образом (я, наверное, сам эту стратегию и придумал). Когда я явился все-таки в военкомат, ко мне пришла мысль: «надо косить ДОЛГО». По идее, если у тебя есть направление к какому-то доктору (чтобы его получить, достаточно пожаловаться на некоторые симптомы), если ты его умудрился получить в этой больнице военкоматской, то тебе с этим направлением можно ходить о-очень долго (а мне дали четыре направления – одно на желудок, одно – на сердце, одно – к ЛОРу, одно – еще к кому-то). В итоге я прошел только одно направление, желудочное – мне потом там сказали, что таких желудков качественных они уже давно не видели. Но все равно было весело – в больнице всякие синюшники лежат; нет, не синюшники – желтушники, я бы сказал. Желудочники, они, в основном, все мужики и все – алкоголики, все желтые, как будто их яичным желтком измазали. Сначала было страшно – я просто офигел, чуть не выбежал оттуда. Но потом полежал, познакомился с ними, подружился – нормальные мужики, только желтые. Не как китайцы, а ярко-желтые, с головы до пят, полностью желтые. Я был в шоке немножко, пока не привык. В конце-концов меня порадовали – желудок зашибись, сказали. Но пока я до этой больницы доехал, пока я туда лег, весь призыв, собственно и прошел. Естественно, ни в какую армию меня не взяли.

– И так можно от призыва до призыва?
– Так и делают! Естественно, при этом нужно очень красиво выпендриваться, объяснять, почему ты так долго не обследовался. Конечно, надо придумывать какие-то легенды. Это один из способов.

– А насчет способа «по голове»?
– А это – самое страшное! Редко кто вообще на это осмелится: скажи какому-нибудь калдырю слово «псих» – он сразу убежит. Потому что они боятся этого как огня. Нормальный, качественный калдырь никогда в жизни не ляжет в психушку – на подходе к психушке у него сердце остановится. Ну это же страшная вещь, ты что! – ведь там Ненормальные Люди лежат! Контакт с ненормальным – это же смерть сразу! Его мозг не выдержит, психика лопнет моментально. Поэтому, если кто-то из призывников что-нибудь такое придумывает, чтобы его в психушку положили, можно сразу с уверенностью сказать, что он в армию не попадет. Вот из моих знакомых многие – как минимум человек семь – в психушке лежали, и даже они сами ни разу не слышали, чтобы кого-нибудь из «таких» забрали в армию. Когда я полгода назад не успел полежать в психушке (РКПБ называется) и пришел за очередным направлением на обследование, то две тетки с документами сидели и между собой говорили: «Чего это он в армию не идет?» А вторая ей отвечает: «Так у него же РКПБ!!!» С таким страхом в голосе. И вторая махнула сразу рукой: А, ну понятно…

– А направление тебе выписали потому, что ты жаловался на что-то?
– Ну, я, например, просто рассказал этой тетеньке, которая там сидела в кабинете, о том, что мне нравится и что не нравится. Начал я с занавесочек в окнах кабинета, а чем закончил – даже страшно вспоминать. Важный момент: из этих «любишь» и не «любишь» нужно такую «линеечку» подготовить, такую «полосочку». Тогда тебя сразу направят «куда нужно». Один вот мой знакомый музыкант подготовил легенду, что он такой нелюдимый, не любит скопления людей, его это почему-то напрягает, разговаривает с трудом с незнакомыми людьми, контакта никакого вообще не может наладить. Легенда должна быть!
А что касается фобий о том, что потом ты не сможешь занимать каких-то должностей и права получить не сможешь, – это все ерунда! Все мои друзья, которые «косили» именно в смысле головы, получили права. Ну, тут, правда, главное – не «перекосить», а то поставят тебе «7Б» и тогда и правда сложно будет. И даже если у тебя все равно есть какие-то опасения по поводу прав, ты можешь вначале прийти в эту специальную поликлинику, где водителям справки дают, и взять справку о том, что не стоял на учете в психиатрической клинике (эта справка действует год), а потом сразу же туда ложиться.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи