статьи



MILQUE TWINS
Борьба за место в солярии

18 марта прошлого года у них прошла первая репетиция. Тогда они пытались сыграть Creep и махали крыльями от счастья: «Для первой репы – просто зашибись!» А осенью этого года молодая команда MILQUE TWINS отыграла семь концертов, в том числе свой первый сольник. На мою просьбу не давать банальных ответов ребята попросили не задавать банальных вопросов. Как у нас это получилось – судите сами. Отмечу только, что в тот вечер в одном из минских кафе молочные близнецы (далее солист Андрей (А), басист Андрей Sputnik (S), гитарист Василий (В) и барабанщик Петр (П)), кажется, узнали друг о друге кое-что новое. А еще открыли для себя понятие «синтетический продукт» («Черт, мне так нравится это выражение – синтетический продукт!..», «А что такое синтетический продукт?», «Мы что – рекламируем какой-то стиральный порошок?», «Может, лучше нутур- продукт?», «Результат деятельности каждого в одном… Ладно, проехали») и выдали несколько забавных фраз. С первой из них мы и начнем.

– Петя, я слышала мнение, что ты лучший в Беларуси барабанщик (как оказалось позже, имелись в виду молодые белорусские барабанщики) после Артёма Залесского…
П: А кто такой Артём Залесский? (Вся группа покатывается со смеху.) На самом деле, я уверен, что в Беларуси есть как минимум 10 барабанщиков, которые играют лучше по качеству исполнения. Хотя, конечно, все играют в своем стиле и нельзя сравнивать барабанщика в брит-попе, в трэш-метале и в оркестре…

– К вопросу о музыкальном воспитании, где каждый из вас учился музыке?
(Напряженно хихикают.)
А: Школа жизни… Было пару преподавателей, но не всех их надолго хватало. Я в классе третьем перекричал всех одноклассников на уроке пения. Песенку военную тогда какую-то пели.. Я, кстати, октябренком был…
S: А имеется в виду техническая сторона вопроса?

– Угу.
А: У меня практически 100%-ное самообразование.
В: Так, подожди, ты же вокалом с преподами занимался.
А: Ну да, занимался с преподавателем из музыкальной школы и из консерватории. Гитарой занимался сам. Помогали концерты, партии гитаристов из любимых групп.
S: У меня незаконченное музыкальное образование по классу гитары.
П: У меня три месяца преподавания бывшего барабанщика beZ biletа Евгения Войткевича. И все… Где-то в 2000 году мне захотелось научиться и он показывал мне азы. Ну а дальше тоже концерты слушал. Практически все барабанные партии RADIOHEАD подобрал…
А: Я не хотел говорить слово RADIOHEАD, но Петя его произнес (смеется). Мы все терпели очень долго!.. Даже Андрей про RADIOHEАD не сказал…
П: Ну правильно, любимая группа же! Потом уже было самообразование, видеошколы и прочее…
А: С точки зрения банальной эрудиции каждая личность стремится индивидуально абстрагироваться от общества (смеются).
S: Эта фраза действительно имеет смысл, как ни странно!
П: Ага, ионизация электронов в субмолекулярном пространстве действителньно имеет смысл… Вася, теперь ты.
В: Сначала я лет пять учился сам, потом понял, что ничего не умею и не знаю, и взял где-то 10 уроков гитары, которые мне очень много дали. В ближайшее время собираюсь продолжить заниматься, потому что чувствую – надо…
А: Мне бы очень хотелось, чтобы в будущем у нас был мультинструментальный коллектив. Бас-гитарист, конечно, не должен уметь играть на скрипке, но бас-гитарист должен уметь играть на контрабасе.
П: А я на джэмби!
А: Мне придется осваивать фортепьяно.

– Почему не взять клавишника?
А: В начале задумывалось, что в группе не будет никаких сессионнных музыкантов и не будет пятого участника группы.

– Почему?
А: Почему кроме мужчины и женщины нету третьего пола?
S: Так прописано в уставе.

– А что еще прописано в вашем уставе?
А: Не может быть женщины в коллективе. Ну разве только сессионная женщина на один раз. Просто женщины разлагают мужской коллектив, сами того не зная.

– Следующий вопрос такой корявый, но какое место вы себе отводите в белорусской музыкальной среде?
А: Отвечу образно. Есть такое понятие как «место под солнцем». Так вот мы хотели бы себе место в солярии. Потому что в Беларуси нет солнца, ну а солярий может позволить себе далеко не каждый.
S: Ну, этот вопрос напрямую перкликается с вопросом о наших творческих планах и амбициях…

– И каковы они?
А: Рок-корона 5 лет подряд. Но… не дадут: на белорусском не поем.

– Зачем она вам?
S: Поставить в секцию. Так, давайте серьезнее!
П: Да, давайте мы подумаем. Какое место мы себе отводим… в солярии (задумывается). Такое место надо, чтобы быть на слуху, чтобы знали в музыкальной среде определенные люди. Заявить себя и продвигаться дальше.

– Ну ладно, мы подошли к вопросу об амбициях, в которых вас уже постоянно обвиняют. Но вы явно себя виноватыми не чувтсвуете, да?
А: А у нас просто отсутствует вера в то, что что-то может произойти по-другому.
S: То есть у нас нет причин, чтобы не быть амбициозными.
А: И наоборот, есть все причины, чтобы быть ими.

– Ага, а творческими планами делиться все-таки будем?
S: Концерты, гастроли, туры.

– Ну пока вы не рок-короли… Каково молодой команде в Беларуси?
S: Я считаю, что никаких проблем даже для начинающей группы ни с выступлениями, ни с репетициями, ни с чем-то еще нет. Все дело только в настырности, стремлении что-то делать и желании проявить себя публично. Все помехи устараняются и преодолеваются.
В: А можно я еще скажу?
А: Конечно! Ты же все-таки в нашей группе играешь… по-моему… (смеется).
В: А я считаю, что проблемы есть, и их достаточно много. Во-первых, клубов практически нет. И они очень неохотно пускают к себе играть концерты. И только Андрею (басисту. – От авт.) и его организаторской способности мы обязаны тем, что состоялось уже так много выступлений.

– Кто-нибудь считает концерты?
А: Все считают. Я даже билеты собираю.
П: Просто не развита музыкальная индустрия. Пробиться можно, но вопрос – как это сделать.
В: Масса вопросов на этапе формирования команды, потому что есть проблемы с инструментами и аппаратом, которые решаются только хорошей работой. Хорошая работа требует времени. Поэтому проблемы со временем. Заработать деньги одной музыкой в нашей стране очень тяжело и почти нереально. S: Но все эти проблемы преодолимы. Они могут быть устранены на начальном этапе деятельности. (Здесь Петя рассказывает мне про необходимость менеджера в группе, а Вася и басист Андрей спорят о препятствиях в организации концертов. Разговор уходит в какие-то частности о технических моментах, о погоде, пиве и чем-то еще, о чем можно только догадываться, потому что запись на диктофоне далее совсем сложно читаема. К нам возвращается уходивший куда-то солист.)

– Может быть, Андрей хочет что-нибудь добавить?
А: Ну, я человек сам по себе очень злой… поэтому пойду покурю (снова уходит).
(Продолжаем уже после перекура.)

– О чем ваши песни, и кто их пишет?
А: Вся музыка – результат коллективной работы. Песня рождается из какого-то мизера, который вырастает в композицию. Даже если изначально какую- то мелодию придумал Петя, он не может придти и сказать, что кому играть. Он может показать, что бы он хотел слышать, но каждый все равно все делает по-своему, учитывая коллективное мнение. Что касается текстов песен, то их пишу я. О чем наши песни – скоро все вполне смогут узнать на сайте.
П: Ой, если мы выложим их на сайт… я не знаю, что будет.
В: О, а я, кстати, только недавно, стоя под душем, понял, о чем «Шестой этаж»! (одна из песен группы. – От авт.)
А: Тексты песен о том плохом, с чем я сталкиваюсь в своей жизни. О хорошем поют все. Я не призываю себя и свой колектив воспевать зло, но в текстах песен я делаю акцент на проблеме, а не на ее решении или том, что вообще никогда не будет проблемой.
S: Сама по себе негативная сторона жизни порождает куда большее разнообразие чувств, переживаний, эмоций, чем что-то хорошее. Это не поиск легкого пути. Но отрицательные моменты сказываются куда более плодотворно. Вообще, само по себе состояние такой психической надломленности, стресса, депрессии, страха интересное…
В: Как мне кажется, самое плодотворное это не какой-то негатив, а вообще любая экстремальность: если человеку очень хорошо или очень плохо. А вот если человеку никак, то это ни во что и не выльется.
S: Переживание трагедии благотворно действует… (Мысль обрывается.)
П: Ой, я не знаю. Трагедия это, конечно, хорошо, но бывает и лучше! Вообще, негатив и проблемы – это одно из составляющих человека. Если это выражать в музыке, то она передает очень яркую эмоцию.
А: В хорошем настроении я не могу писать ни слова, ни музыку к нашим песням. Все слова написаны в периоды глубочайшей депрессии…
S: …нервных срывов…
А: …и психических расстройств, которые я постоянно стараюсь удерживать под контролем.

– Кстати, а почему вы поете на английском?
А: Потому что мы имеем вдаль смотрящие планы и не видим никаких проблем в исполнении наших песен на английском языке. Человек, который заинтересуется нашим творчеством (берет диктофон в руки наподобие микрофона, акцентированно продолжает), при большом желании откроет словарь и переведет тексты всех песен лично и не торопясь. (У ребят начинается истерика.)

– Исчерпывающе, спасибо. А кто в группе хозяин?
А: Изначально в уставе группы было сказано о том, что у нас нет человека, который диктует свои правила.
S: Но тем не менее в тех или иных ситуациях определенный человек выступает как лидер в зависимости от решаемых вопросов.
А: У нас равноправие, и хотелось бы его сохранить в будущем, хотя бы даже на формальном уровне. Есть четко расписанные роли в коллективе. Коллектив работает как единое целое. Хозяин – это и есть коллектив.
S: В данном случае стоит представлять группу как один целостный организм во всем его многообразии взаимоотношений, чувств и…
А: О, продолжай, третья фраза вечера наклевывается!
S: …и совокуплении.
А: Совокуплении? Неплохо…



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи