статьи



REIDO
угроза анабиоза для дум-метала

"Может быть, это и дум, но точно не метал", — сказал один человек. Что ж, действительно, THERGOTHON и ESOTERIC — это какой-то доступный мэйнстрим в сравнении с тем, что записали белорусы. Их альбом F:all — это даже не звуковая абстракция, а нечто, лежащее ниже дна пропасти и смутно понятное только самым свихнувшимся декадентам, погружённым в сладж- и фьюнерал-сцену. REIDO — это ноль по Кельвину для уха среднего металиста и уже практически угроза анабиоза для самого дум-метала… REIDO сведут вас с ума своими звуками…
— …Похоже, вы вообще первая похоронная doom-процессия из Беларуси...

Александр: Вполне вероятно, что это так. По крайней мере, мне не доводилось сталкиваться ранее с чем-то подобным из Беларуси, хотя, конечно, могу просто быть не в курсе.
Антон: Однозначно причислять нашу музыку к funeral doom не стоит. Она всё же выходит за рамки этого стиля.

— У вас есть собственный смыслообразующий термин? В духе "drug influenced fatal doom"…
Ант.: Мы на этом не заморачиваемся. Придумывать себе новые термины считаю занятием неблагодарным, скорее всего, они появятся сами по себе, исходя из написанных критиками рецензий.

— Как я слышал, на создание альбома F:all ушло много времени. Когда вы начали сочинять материал и насколько результат отвечает поставленным задачам?
Ал.: Да, времени ушло, действительно, много. Первые идеи, наверное, можно датировать 2002 годом, его и следует считать годом рождения группы. Возможно, это покажется удивительным, но изначально мы играли музыку куда более мелодичного и даже, с позволения сказать, "попсового" типа. В то время были другие интересы во многом, другие источники вдохновения. Тогда же начались попытки что-то записать более-менее приличного качества, которые заканчивались неудачами. Было множество проблем, в основном технического плана, а никаких демок выпускать не хотелось. Была задача — нормальный полноформатный альбом, который, по крайней мере, можно слушать без особых напрягов по поводу звучания. Время шло, мы без конца переделывали то одно, то другое, и порой казалось, что это никогда не закончится. С течением времени менялась и наша музыка. Стилистически за время работы над F:all мы изменились практически до полной неузнаваемости, по пути потеряв половину изначального состава группы. Некоторые наши композиции не попали в альбом, сейчас они уже не представляют интереса для нас.
Что касается результата, то наше личное восприятие альбома в окончательном виде во многом обусловлено именно исключительно продолжительной работой над ним. Так как за это время немало изменилось в нашем подходе к музыке, то часть того, что есть на F:all, сейчас я бы уже не сочинил. Это, конечно, в большей степени касается ранних сочинений. Альбом получился неплохим, но кое-что для нас уже неактуально. Поэтому результат отвечает целям не в полной мере, как в плане музыки, так и в плане звучания, но в общем можно сказать, что мы удовлетворены.

— Из 5 вещей, представленных на дебютном диске, 4 имеют среднюю продолжительность в 15 минут. Когда вы сочиняете такую длинную композицию, какой принцип приходится удерживать в голове в качестве алгоритма, чтобы в конце концов выйти на финишную и… поставить точку?
Ант.: Необходимо иметь хорошую память, тренировкой которой мы заняты на протяжении всего сочинения и воспроизведения нашей музыки, хех.
Ал.: Вообще-то, такая продолжительность напрямую связана со скоростью нашей музыки. На самом деле, ведь у нас на композицию приходится не такое уж большое число различных тем. Вполне обычное. И если их сыграть значительно быстрее, то песни получатся куда короче. Так что никаких особых алгоритмов и сложностей с финишной прямой нет, структура вполне чёткая и определённая, без лишних накручиваний.

— Мне при прослушивании показалось, что при создании F:all основной упор был сделан на студийную работу, т.е. материал не является плодом многолетних репетиций…
Ал.: Альбом создавался, как я уже сказал, на протяжении долгого времени, и материал сочинялся и изменялся практически постоянно. Даже непосредственно в процессе записи мы переделывали то, что у нас, вроде как, уже было готово заранее, допридумывали что-то, что-то выбрасывали, как лишний мусор.
Ант.: Скорее, именно в процессе записи основная часть работы и была сделана. Я бы и сейчас кое-что переделал, но это можно продолжать до бесконечности…

— Тогда ещё одна из моих версий — чтобы понять, в чём заключается цельность композиций в экспериментах REIDO над звуком, которые вы издали на компакте, нужно расширить сознание определённой химической формулой…
Ал.: Я думаю, что каждый слушатель должен сам решать, как и каким способом ему понимать нашу музыку, и понимать ли её вообще. Если кому-то для этого нужно даже прибегать к расширению сознания химическими формулами — это его личное дело. За нас могу сказать, что никакие формулы, воздействующие на сознание, мы не используем вообще (даже C2H5OH). И не использовали в процессе работы над альбомом. F:all — это плод трезвых умов и здравых рассудков.

— О\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\'кей, предположу, что F:all есть проекция некоторого медитативного процесса и является динамической звуковой мантрой, полученной людьми… с "дум-металическим-образованием"…
Ант.: У тебя специфическое чувство юмора, ха-ха. Никаких проекций процессов вместе с динамической звуковой мантрой не было. F:all — это результат восприятия действительности...
Ал.: ...пропущенный через призму нашей фантазии и выраженный в звуковой форме. Но ощущения слушателей вовсе не обязаны совпадать с нашими, в этом заключается один из самых интересных для нас аспектов.

— А что за практики вы используете в своей жизни и к работе какого эгрегора относите воздействие звуковых вибраций REIDO на слушателя?
Ал.: Искать в нашем творчестве содержание оккультно-эзотерических учений не стоит. Мы не заигрываем с этой темой. Вообще, если говорить просто о духовных, религиозных учениях, то я интересовался и дзэн-буддизмом, и различными ответвлениями индуизма, и некоторыми другими вещами, но мой интерес всегда носил, скорее, характер стороннего наблюдателя, исследователя, а не практика или приверженца. И наша музыка с этим не связана. Что же касается эзотерических, оккультных дел, то ничего подобного мы не практикуем. Если подходить к воздействию нашей музыки на слушателя как к работе некоего эгрегора, то пускай это будет эгрегор современной индустриальной цивилизации, которая не только предоставляет человечеству удобства и преимущества для его жизни, но и потихоньку калечит и убивает своего создателя, причём медленно и изощрённо.

— Видеоряд к Zero Level Activity является типичнейшим урбан-трипом. Как появилось видео и где ещё его можно будет увидеть помимо мультимедийной секции F:all?
Ал.: К этому видео сама группа прямого отношения не имеет. Идея создания клипа и помещения его на диск пришла в голову ребятам с Solitude Productions, они же всё и устроили. Видео снималось в Вологде, на студии H-Phoria, без нашего участия. Мы только примерно в общих словах высказывали пожелания. Потом посмотрели результат и решили поместить клип на диск. По крайней мере, он неплохо передаёт атмосферу. Пока не знаю, где он ещё будет применён.

— Так каков мэсседж REIDO для поклонников жанра, если он вообще есть?
Ант.: Каждый творческий человек, будь то писатель, художник или музыкант, пытается донести что-то в своих произведениях до людей, мы не исключение. Музыку мы пишем не только для себя, нам любопытно, как воздействуют наши эксперименты на психику и сознание слушателей.
Ал.: Мы не занимаемся внушениями людям каких-либо идей посредством музыки, а пытаемся донести с её помощью свои ощущения и фантазии.

— А почему вышло так, что белорусский околометалический проект использует в своём имени японское слово и иероглифы?
Ал.: Я с детства изучал японский язык, и меня немало интересов в жизни вообще связывает с Японией. Вот и группу свою назвал по-японски.
Ант.: Я бы хотел добавить кое-что по поводу оформления альбома, а точнее, иероглифов логотипа. С точки зрения японской каллиграфии, они получились немного нестандартными, и все дело в том, что рисовать мне их пришлось в AutoCAD. Поэтому над оформлением логотипа я намерен серьезно поработать в скором времени.

— Александр обмолвился мне, что хотел бы превратить REIDO в концертный коллектив. Каковы требования к потенциальным участникам? На альбоме вам помогало целое комьюнити…
Ал.: Требования вполне обычные, ничего особенного. Хорошо понимать нашу музыку и хорошо её исполнять. Вообще, у нас уже есть музыканты, с которыми мы начинаем пробовать вместе работать, и я надеюсь, что получится нормально и они вольются в группу благополучно.
Ант.: Большая часть альбома была сделана без участия какого-либо комьюнити. Когда группа уменьшилась вдвое, нам было сложновато обходиться одним, поэтому в сочинении и записи нашего самого раннего трека (Frozen Terror) принимало участие такое количество народа. Остальные четыре композиции были сделаны без чьего-либо участия…



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи