статьи



Геннадий Сырокваш
Качество звука определяет всё

«Звукорежиссер -- это тот, кто крутит звук в театре, а я саундпродюсер», -- говорит о себе Геннадий Сырокваш, чье имя уже прочно зафиксировалось в истории белорусской музыки. С ним работает семьдесят процентов музыкантов. Стилистика -- от Ольги Барабанщиковой до группы RICOCHET. Самой главной задачей последних нескольких лет жизни и работы было создание собственной студии звукозаписи. Да не абы какой, а такой, о которой можно было бы сказать «самая-самая». Последний год мы все дружно плевали через плечо, стучали по дереву и терпеливо ждали, когда же она же уже же… Свершилось.

-- Во-первых, Геннадий, примите поздравления. Наконец-то уже мы можем говорить о студии, не боясь сглазить ее будущее появление. Потому как вот она, родная, уже имеется в наличии.
-- Спасибо, Оль. Я действительно предпочитал с большего помалкивать, пока с уверенностью не скажу, что уже можно работать. Хоть сегодня.

-- Появление новой студии звукозаписи в нашем не очень избалованном технически музыкальном мире -- уже само по себе событие, а студии ТАКОГО уровня -- тем паче. Что в ней столь особенного? Где прячется тот эксклюзив, разговорами о котором я была заинтригована более полугода?
-- Наверное, буду говорить по существу. Итак… Специализированное помещение, рассчитанное на запись музыкальных инструментов: принцип «комната в комнате» -- тридцать шесть квадратных метров (кстати, площадь всей студии где-то около восьмидесяти метров квадратных), отделанных студийным изолирующим материалом. Я уже писал здесь и «живые» барабаны, и виолончель, и аккордеон… Кирилл Шевандо сказал, что звука лучшего качества, чем здесь, у нас пока нигде не делают. Дело в том, что наши люди обычно организовывают студии в каких-нибудь детских садах (и это в лучшем случае). Приходят и говорят: «Вот здесь мы будем работать». А я знал, что именно тут будет студийное помещение еще с того момента, когда вместо здания лежали бетонные плиты для фундамента. То есть, мы не студию создавали под помещение, а помещение строили по конкретному проекту специально для данной студии. По-моему, в этом весь секрет принципиального отличия качества звука.

-- Гена, теперь о самом главном -- аппарат. В твоих планах было поставить сюда оборудование, которым активно пользуются звезды музыки мировой величины. Пожалуй, полгода назад как раз это и стало интересным фактом для общественности. Так что, есть чем народ обнадежить и порадовать?
-- Это действительно самое главное -- система Protools HD, шестнадцать каналов записи одновременно!!! Это значит, что сегодня я могу «живьем» писать целую команду. Смело заявлю, что подобного оборудования нет ни у кого в радиусе километров шестисот, то есть от Белостока до Москвы и через Минск. Если посмотреть в Интернете, кто из звезд пользуется подобным оборудованием, то там легко можно найти и Мадонну, и LIMP BIZKIT, и SYSTEM OF A DOWN, и многих других.

-- Народ пока не просится на экскурсию, чтобы микрофончик потрогать, микшер погладить…
-- Дай бог, чтобы благодаря СМИ о студии узнали люди. Мы ведь только-только начинаем. Я с удовольствием приму любого музыканта, встречу, покажу, объясню сам процесс. Поэтому -- добро пожаловать, дверь открыта с девяти утра до девяти вечера.

-- Скажи мне, ты собираешься здесь один работать или возьмешь кого-то в помощь, дабы проще было сражаться за музыкальное дело?
-- Знаешь, в перспективе я, конечно, предполагаю пригласить помощника.

-- Ты уже рассматривал кандидатуры на эту роль?
-- Нет, пока это белый лист.

-- Хорошо, в таком случае, ты собираешься брать специально обученного человека или того, кто хоть минимально бы разбирался (просто имел представление), а всем хитростям и тонкостям потом обучишь сам?
-- Тот, кто со мной часто общается, знает, что я достаточно сложный человек. И ужиться со мной очень непросто. Может, я с виду и кажусь таким простачком, но весьма требовательно отношусь к тому, чем занимаюсь. Поэтому, все же первичным критерием выступят человеческие качества -- насколько легко мы с этим товарищем сможем найти общий язык. А научить человека с головой можно чему угодно. Медведя вон на мотоцикле учат кататься. И проблема не в его умении, а в том, как впоследствии этот медведь себя будет вести. Самое основное, я считаю, это коммуникабельность, способность работать с клиентами, с музыкантами, а профессионализм… он приходит и нарабатывается. Профессионалами ведь не рождаются, ими просто становятся… Сегодня же, ты сама понимаешь, главная задача студии -- привлечение клиентов. Короче, замахнулись мы на серьезное дело.

-- То есть студия уже действует?
-- Мы как раз закончили оформление всех необходимых юридических бумаг. По этому поводу замечу, что это первая официально зарегистрированная студия в Беларуси, не считая нашего национального белорусского телевидения.

-- Ты собираешься сохранить старый брэнд или все-таки придумаешь что-то новое?
-- Думаю, название X-Noise Factory уже отработало себя в полной мере. Поэтому сейчас мы ищем какое-нибудь емкое и красочное название, которое бы полностью отразило характер нашей деятельности и было бы легко запоминаемым и впоследствии узнаваемым.

-- Кто из музыкантов уже успел опробовать новую студию?
-- Из попсовиков это ТЯНИ-ТОЛКАЙ, Ольга Барабанщикова, ATLANTICA… Из рокеров -- СНГ, КУКЛЫ… В общем, работа уже пошла.

-- Гена, так, между прочим… Насколько ценник на песни вырос? Ведь и крутое, дорогостоящее оборудование, и условия не в пример прежним (как вспомню, как писали ЗЬМЯЮ на двух метрах у КРАМБАМБУЛИ, а потом дружно тянули твой компьютер и всякие прочие штуки в такси, так сразу почесуха нервная начинается…) -- по-моему, стоимость готовой композиции должна значительно подняться, что логично.
-- У нас ведь уже достаточно малобюджетных студий… Я скажу так: это место для тех, кто хочет получить удовольствие от работы, комфорт и последующий прекрасный результат. И готов заплатить за это. Сегодня это отнюдь не поднебесные цены. Мы стараемся держать средний уровень: сто пятьдесят -- двести долларов за песню. По мировым меркам это совсем немного. Тем более, здесь созданы все условия, чтобы творить и делать хиты. Кстати, некоторые песни, которые мы записывали здесь, уже крутятся на нью-йоркской и парижской радиостанциях. Я с уверенностью могу сказать, что продукция, которую делает студия, реально имеет под собой качество. И это качество уже признано. Но в любом случае, последнее слово тут всегда остается за музыкантом. Я принципиально сохранил свой подход к работе: я предлагаю, говорю, как лучше будет «на мой взгляд», а выбор все равно всегда останется за артистом. Ничего не изменилось, Сырокваш остался таким же Сыроквашем…

-- Ага, только стоит теперь значительно дороже…
-- Ну, это жизнь нас заставляет. Ведь если ты хочешь ездить на красивой машине, ты должен ее купить. Даром не дается ничего. Отнюдь не мой собственный каприз, а повышение качества повлекло за собой увеличение ценника. Это же закон рынка. Во всем мире так.

-- А не боишься, что клиентуры может поубавиться. По крайней мере, на первое время. Большинство из наших творцов на запись деньги наскребают, а не с легкостью достают из кошелька. Государство ведь, если что-то и спонсирует, то в лучшем случае -- поп-проекты. А что же делать рокерам, которые по природе своей без дотаций и субсидий?
-- Я скажу так: умный человек, все просчитав, придет ко мне и запишет пусть не четыре песни сразу, а одну или две. Зато он получит такое качество, за которое ему не будет ни перед кем стыдно. Он избавится от лишних дальнейших телодвижений…

-- Избежит геморроя, как то, например, практически традиционное пересведение, перемастеринг… А ведь кустарные условия записи именно это за собой и влекут.
-- Конечно, все лишние заботы исчезнут. На руки музыкант получит готовый, качественный материал, который сможет потом с гордостью показать своим детям.

-- Гена, а нет ли у тебя по создании студии ощущения, которое бывает, допустим… после пластической операции (на бюст, на фэйс -- оно каждому свое, что кого более гнетет): «до и после»?
-- Нет, причем совершенно. Я еще раз повторю, что Сырокваш остался прежним Сыроквашем, с тем же самым человеческим подходом. У меня есть только один период в жизни, который логически движется в гору. По-моему, индивидуальный профессиональный рост -- это абсолютно нормальная вещь для того, кто занимается своим любимым делом не первый год и целиком себя ему посвящает.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи