статьи



Александр Цыганок
Поезд летит на юг, или Интервью с Александром «Наррэйтором» Цыганком

Александр Цыганок является исполнителем блюзов уже более 20 лет. Взяв старт в конце 60-х как слушатель КРИДЕНС, впоследствии он был очарован магией традиционной музыки Миссисипи и Луизианы, а также голосами старых блюзовых сингеров. Интервью с этим неординарным человеком мы и предлагаем вашему вниманию.

-- Александр, для начала давай проясним смысл слова «Наррэйтор»…
-- «Narrator» в переводе с английского означает рассказчик, актёр, читающий текст от автора. Я же с юности отличаюсь страстью к различным побасенкам. Так и наррэйторствую доныне.

-- С названием разобрались… А вот скажи, почему же всё-таки блюз, а не рок или джаз?
-- Эта музыка нравится мне с детства. Только сначала я не знал, что у этих замечательных, чуть-чуть диковатых песен есть своё название. Что касается рока, это тоже здорово, но слишком нервозно. Кстати, словосочетание «рок-н-ролл» -- это в прошлом пренебрежительное название танцевальной музыки буги, которая является составной частью блюза.

-- Но ведь ты, насколько я знаю, увлекался роком, авторской песней и даже «форматной эстрадой». Как сейчас относишься к былым увлечениям?
-- Я и сейчас неравнодушен к авторской песне за доверительность и богатство художественного текста. «Форматная» же эстрада, иначе -- попса, была несколько другая лет 25 назад. Поэтому интересовался. Сейчас не интересуюсь, но вынужден быть в курсе.

-- А как сложились отношения с джазом?
-- Для джаза я не достаточно подготовлен. Тут надо быть мастером-импровизатором или не дёргаться вообще. В последнее время некоторые «грамотные» наворотят гармонии и называют это джазом. Смешно!

-- Категорично. Давай вернёмся к твоему коньку. Я слышала ваши записи с электроинструментами, и вдруг сейчас -- акустика. Почему?
-- Хочется простоты и поменьше грохота. Вот и пробуем, то перкуссию вместо установки, то аккордеон вместо органа. Иногда здорово получается. Сейчас, например, начинаем применять банджо.

-- Насколько я помню, вас на «Рок-коронации» было трое. Это так задумано?
-- Вообще-то, я с удовольствием вышел бы с Госпельским хором и в полном составе, но в этот раз была возможность поехать лишь у троих: гармоника и две гитары. Полный состав варьируется от 4 до 6 человек.

-- А что за костюмы на вас были? Ведь когда-то ты выходил на сцену в джинсовом комбинезоне. А сейчас -- что-то из учебника по этнографии? Прокомментируй, пожалуйста.
-- Задумали мы костюмы а-ля Африка, вот и вышли в них сначала в Раве Мазовецкой, а теперь здесь. Совсем иные ощущения. Чувствовали себя как музыканты из группы OSIBISA.

-- Это ваши кумиры?
-- И да и нет. OSIBISA -- это не блюз, но тоже здорово и свежо. Ну, а кумиры, это исполнители из окрестностей Биг Байоу и Батон Руж, а также музыканты с ручьёв и болот Дельты. Любимых блюзменов очень много, все по-своему хороши.

-- Александр, можно ли научиться играть и петь блюзы или это должно быть некое внутреннее ощущение этой музыки и себя в ней?
-- Это живёт во всех нас. Древние славянские песни, летящие в сумерках над Нёманом или Припятью, это самый настоящий блюз по неоструганности вокала, бесхитростности текстуры и по некой растворённой во всём тайне. Лично мне блюз кажется какой-то бездрожжевой лепёшкой, которую пекут и в Бангкоке, и в Осло, и в Найроби и в Щучине… Это что-то базовое. Понимают это все, играют -- не все. Кому-то хочется большей вычурности, кому-то -- урбанистичности. Не всем же играть одно и то же.

-- Ты поёшь по-английски, как многие музыканты эпохи «битло-» и «цеппелиномании». Где изучал язык?
-- В школе и в университете. Как же давно это было! А будто бы день назад…

-- Ну раз мы коснулись темы времени, то было бы интересно узнать, когда ты начинал и когда появился ОРКЕСТР Александра «Наррэйтора» Цыганка?
-- Я не напугаю юных читателей-рокеров? Ладно. Начинал я в 74-м с факультетской самодеятельности. Потом был джаз-роковый ансамбль Феликса Круглянского и далее в таком же духе. Первое воплощение моего «Наррэйтора-блюзмена» материализовалось в 93-м. Название было другим. Музыка -- тоже. Зато идея уже на старте была та же, что и сейчас.

-- И вероятно это выливалось в музыку. Что и где играли?
-- Играли от Комсомольского озера в 94-м на фестивале «Некст Стоп Нью Лайф» до «Сент Аман Рок Савибр» во Франции в 95-м. Короче, от Гомеля до Парижа (у СТОКС -- от Минска до Рима). Это я так шучу неудачно. Потом выступали кое-где в Москве, Киеве, Белостоке, Берлине.

-- Это поездки. А что было значимого здесь, у нас? Что планируется?
-- Мы когда-то выступали на двух блюзовых фестивалях в Минске. По-моему, это были 96-й и 97-й года. Тогда мы назывались НАРРЭЙТОР. Какой был подъём и энтузиазм в блюзе! У меня остались великолепные воспоминания. Хотелось бы возвратить былую масштабность таким мероприятиям. Подобные фестивали очень нужны людям, затурканным пошлой попсой, навязчиво предлагаемой ТВ и шоу-индустрией. Да и клубы должны отличаться от дискотек наличием «живой» музыки. Ну, а что планируется? Наверное, дальше играть и получать от этого удовольствие. А если это нравится другим -- приятно вдвойне.

Здорово, когда понимают. Гонимся за счастьем. В дорогу! Поезд летит на Юг…



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи