статьи



P.L.A.N.
Неожиданно заP.L.A.N.нированная акустика

Работать в фолк-ключе сегодня актуально как никогда. Команд, выбирающих на «постоянку» именно такой музыкальный характер, с каждым месяцем становится больше хотя бы на одну. Авторитетные рокеры тоже не брезгуют. Надеюсь, как не заезженный еще пример Пит Павлов -- «по-энэрэмовски городской» альтернативщик и прекрасный народник от PETE PAFF (это, вероятно, еще KRIWI отголоски). Но не о нем сейчас речь.
Испытание фолком нынче проходят фактически одни из нарицательных белорусских блюзовиков -- P.L.A.N. Позиционируется сие как полуотдельный проект. «Полу» -- потому что все-таки P.L.A.N. «Отдельный» -- P.L.A.N., да не тот. Далее по теме -- Андрей Плесанов.

-- Пластинка, о которой сегодня пойдет речь, несколько отличается от того, что P.L.A.N. записывал ранее. Хотя, безусловно, и гармонирует с ним. Во-первых, это акустика. Во-вторых (тут я скажу больше), это фолк-акустика. “Песьнi самотнага лiцьвiна” -- по-моему, так он называется. Отчего вдруг столь неожиданный ход?

-- Ну, ход не такой уж и неожиданный. Я еще в конце 60-х успешно пел песню “Туман-бацюхна” и многие другие... Мне всегда хотелось восстановить этот пласт белорусской культуры 60-70-х годов, который у нас в “архивах” рок-музыки отсутствует полностью, потому что тогда ничего не записывалось, а просто исполнялось коллективами. Более того, мне всегда нравилось народное музыкальное творчество. Хотелось соединить эти две ветви, которые шли параллельно. Кстати, эксперимент с песней “Шынкарачка” уже доказал, что такое движение имеет смысл.

-- Но оно как-то не совсем укладывается в представление о P.L.A.N.-овских «рамках»…
-- Между прочим, нельзя сказать, что этот проект делал именно P.L.A.N. Я бы заметил, что это группа P.L.A.N. и другие музыканты. В общей сложности в записи участвовало девятнадцать человек. Фотография каждого будет помещена на внутреннюю сторону обложки диска.

-- Все-таки «Песьнi самотнага лiцьвiна» -- это фольклор. Пусть даже несколько переработанный. Можно подробнее о том, как готовился материал для пластинки?
-- В каком-то смысле песни копились постоянно. Потом в группе появился Анатолий Стеценко. Он долгое время играл в ХОРОШКАХ не только на баяне и бас-гитаре, но и на многочисленных народных инструментах. Вот с ним-то мы и стали аранжировать уже значительно подсобравшийся материал и искать новые композиции… Честно говоря, я хочу пойти по двум путям. То есть, ритм-энд-блюзовый P.L.A.N. таким же и останется. А P.L.A.N.-акустический будет существовать самостоятельно под вывеской «Песьнi самотнага лiцьвiна» с отдельным названием для каждого альбома. Этот, например, будет называться «Зьніч надзеі».

-- Вы сказали, что в записи участвовали девятнадцать человек. Это довольно внушительная цифра, надо признать. Как дополнительные кадры-то подбирали?
-- Все началось с того, что около ГУМа я встретил двух виолончелисток -- Катю Радько и Надю Семенович. Я с ними познакомился и позвал к себе, чтобы они прописали партию струнных для рок-н-ролла, который мне заказало «Альфа Радио» к Новому году. Так и началось сотрудничество. Потом в группу влилась Лиза Радько, родная сестра Кати, ну и, кроме P.L.A.N.овских Андрея Дементьева и Андрея Сапоненко, добавился Максим Киселевский (перкуссионист). Участвовал еще мой родной племянник Вячеслав Пацина (волторна), Пит Павлов в двух композициях сыграл на домре и гитаре, в нескольких песнях виртуозно помог Саша Бразговка, а Ульяна Гаврилова своими "цимбалами" просто украсила этот альбом. Дуэт A&K также гениально отметился на пластинке. Вообще-то в каждой песне звучит почти по тридцать-сорок треков, а в некоторых доходит до шестидесяти.

-- Серьезно? Интересно, как сам процесс записи в таком случае выглядел?
-- Дело в том, что каждый инструмент на диске присутствует в нескольких количествах.

-- !!!
-- Ну, например, если это гитара, то ее две или три. Если виолончель, то вообще четыре. То же самое касается альтов, валторн. Если писать все это разом, сама понимаешь, надо посадить маленький оркестр, допустим, из виолончелистов, чтобы они «хором» играли. Но такой возможности у нас нет и не было. Поэтому все девчонки и ребята прописывали последовательно несколько треков: сначала первый, потом второй, третий… Если бы в моем распоряжении был оркестр Финберга, то все бы это подзвучивалось сорока-тридцатью микрофонами и писалось бы одним дублем. Только за неимением… Уже потом я начинал «шаманить», создавал эффект присутствия сразу нескольких исполнителей… Я думаю, что со всеми музыкантами мы продолжим наше сотрудничество и выйдет целый цикл альбомов с акустической музыкой.

-- И все-таки это именно P.L.A.N?
-- Да, это именно P.L.A.N. Только другой.

-- А не боитесь, что такой вариант Андрея Плесанова будет достаточно… непредсказуем для публики? Нет ли сомнений по этому поводу?
-- Сейчас трудно сказать, надо ли этого бояться или же, наоборот, этому радоваться. Вполне вероятно, что к нашим ритм-энд-блюзовым слушателям добавятся те, кто, познакомившись с акустикой, решит обратить внимание на наше «обычное» творчество. Нет пророка в своем отечестве… Кстати, несколько дней назад в Доме литератора на концерте, посвящённом Ларисе Гениуш, P.L.A.N. долго не отпускали со сцены и это лишний раз доказывает, что есть ещё порох в пороховницах.

-- Если вы раньше выступали с той же МАДЕРОЙ, то кто составит вам сценическую компанию в данном случае? Вы еще кандидатуры не рассматривали? Может, это будет ЯР?
-- Дело в том, что и с ЯРОМ и с PETE PAFF было бы выступать одно удовольствие. Тем более, оба этих коллектива разные, и мы отличаемся от них так же, как и они от нас. Если бы подобные концерты состоялись, было бы очень интересно в них поучаствовать. Между прочим, когда я приобрел альбом ЯРА и прослушал его, я в восхищении позвонил Маше Лагодич и стал буквально со слезами на глазах благодарить ее. Я никак не ожидал, что она такой прекрасный джазово-фолковый музыкант. Я считаю ЯР жемчужиной сегодняшней сцены.

-- Кстати, а журналистские мнения относительно «нового» P.L.A.N. вы уже слышали?
-- Поразительно, но в прессе не было никакого резонанса. Я читал «Падзеi года» Подберезского и не нашел там об этом ни слова. Не упомянули о данном факте ни Мяльгуй, ни Будкин. Именно поэтому я решил выпускать пластинку в начале 2006 года. По крайней мере, таким образом она целых двенадцать месяцев будет на слуху, и отвертеться корреспонденты уже не смогут. Все же я человек тщеславный, и хочу, чтобы мое творчество было хоть как-то оценено, чтобы оно не шло в пустоту. Положительное, отрицательное… Когда тебе хотя бы что-то говорят, ты делаешь какие-то выводы. Когда же попросту молчат, ты теряешься в догадках… В этом году мы вообще собираемся выпустить, как минимум, два альбома. А даст бог, сделаем и третий. Короче, убьем всех и качеством и количеством. Уже готового материала насобиралось, минимум, на три-четыре диска. Он находится либо в голове, либо в компьютере. Его осталось только реализовать. Кроме того, и новые песни тоже продолжают постоянно писаться. Вполне вероятно, что будет еще и переиздание первых пластинок.

-- Вы планируете, чтобы переиздание постигло все диски P.L.A.N.?
-- Нет, говорят, что самым слабым не по качеству песен, а по звуку был первый альбом. Я уже закончил его ремастеринг и на радиостанции раздаю новый вариант композиций. Если все будет хорошо, то мы переиздадим его с дополнениями. Включим туда видеоклипы и фотографии.

-- Как я понимаю, вы имеете домашнюю студию звукозаписи, где, собственно, и ваяете композиции. Признайтесь, вы работаете в данном ключе лишь на P.L.A.N. или же другим музыкантам тоже помогаете?
-- Во-первых, я хочу сказать, что у меня теперь одно из самых современных оборудований. Да и сам я стал очень неплохим звукорежиссером, приобрел достаточное количество навыков. Поэтому с записью альбомов для P.L.A.N. проблем действительно нет никаких. А по поводу других команд… да, я им тоже помогаю. Вот, например, Юра Михайлов, лидер МАДЕРЫ ХАРД БЛЮЗ, записал у меня две сольные пластинки. И я не слышал от него ни одного плохого слова по поводу качества работы.

-- Я думаю, что, в принципе, на этом можно поставить «интервьюшную» точку… Между прочим, Андрей, вы заметили, что ваша кошка присутствовала при всей нашей беседе, откровенно за нами наблюдая и словно высказываясь и контролирую сам процесс?
-- Да, без нее никак не могло обойтись. Даже когда снимают, например, какой-нибудь сюжет для телевидения, она неожиданно входит в кадр, садится на колени, поворачивает голову на камеру, смотрит в объектив… Потом гордо выходит, картинно отметившись. Все это она проделывает просто мастерски, будто знает, о чем речь. Кажется странным, что животное, которое ничего не понимает, так себя ведет.

-- А кто вам сказал, что она не понимает?
-- Действительно. Скорее всего, это мы не понимаем, что она понимает…



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи