статьи



RICOCHET
Топор в голову полетит RICOCHETом

Не вместо. А вместе. Не в противовес. А рука об руку... Концептуально-тяжелая музыка уже разминает шею, наконец, вытащив свою Голову из песка. Она даже может ей повертеть, иронически оглядывая посторонние макушки. На самом деле, Голова уже живет своей отдельной жизнью. Поэтому имеет полное право на самостоятельность. Поэтому имеет полное право на гениальность...
Новую зарубку на бревне ПО-НАСТОЯЩЕМУ тяжелой ПО-НАСТОЯЩЕМУ музыки сделали RICOCHET -- дебютная пластинка с одноименным названием. Диск, которым можно наслаждаться. Если врубаешься.
Для справки: Макс -- вокал, Дима «Бегемот» -- гитара, Денис (недавно внедрился в коллектив) -- гитара, Дима «Гаврош» -- бас-гитара, Дима «Карл» -- ударные.
-- Альбом вы выпустили первый. Но команде-то не один год...

Дима «Бегемот»: И даже не два. Как RICOCHET мы около пяти лет уже существуем.

-- То есть название появилось, когда окончательно определились со стилем музыки? Кстати, вы начинали с чего-то «полегче»?
Дима «Бегемот»: Да мы вроде всегда играли тяжелую музыку...
Дима «Карл»: А название как-то само родилось. Просто однажды появилось и все...

-- Вы пластинку записывали в Гомеле на Go Records. Хотя в столице тоже достаточно студий. Тем не менее, ТТ-34, когда пересводили свой «Грубый помол»/«Бум!», тоже предпочли этот вариант всем остальным. Правда, объяснили они сей выбор, как всегда, лаконично (по-«тэтэшному»): «Живем мы там. Нам так удобнее...» (литературный перевод. -- Прим. авт.). Но результат работы гомельских саундмастеров действительно порадовал. А что вас побудило обратиться туда же?
Макс: Мы имели к этому моменту кое-какой опыт работы с минскими студиями. Знали, на что примерно придется рассчитывать здесь, поэтому и выбирали из вариантов: «стандартных минских» и «душевных нестоличных». Как видишь, мы остановились на душевном гомельском. Основные критерии выбора были -- неограниченность (в разумных пределах) во времени работы в студии, а также то, что работать над созданием альбома нам предстояло с людьми, имеющими непосредственное отношение к тяжелой музыке. В результате вышел в свет Ricochet, а мы ко всему прочему приобрели новых друзей в лице студии ГЦК -- респект и спасибо им.

-- Как долго велась работа над альбомом. Сперва -- потенциальная (создание материала, его «подгонка», отбор...), затем -- техническая (непосредственно запись и дальнейшая «шлифовка»)?
Макс: Где-то году в 2002-м мы уже сделали запись четырех песен на студии НОВОГО ИЕРУСАЛИМА. Это был такой промо-материал. Туда входили треки «Война», «Игла», «Крыша Мира», «Кто ты есть». Еще ограниченным тиражом в 2005-м выходила полная программа: одиннадцать треков плюс клип плюс фотосессия -- тоже своеобразное промо.

-- Погодите. То есть, над материалом пахали аж четыре года?!
Дима «Бегемот»: Вот именно. Практически с самого начала. Мы замечаем за собой, что даже, казалось бы, самые отработанные песни каждый раз играем по-новому, постоянно их додумываем...
Дима «Карл»: Выходит, нам надо было избавиться от груза, «разрядиться». Вот мы и выпустили пластинку. Теперь можно спокойно приступать к новым вещам. Они, между прочим, рождаются намного быстрее. И они совершенно другие. Еще более «тяжелые», наверное. У нас, мне кажется, вообще тенденция на утяжеление пошла...
Дима «Бегемот»: Да нет. Просто там несколько иная эмоция. Если на этой пластинке есть треки чуть-чуть лирические, прифанкованные («Майами», «Отпусти зверя», «Игла»...), то в следующем все будет четко и быстро -- как топор в голову.

-- А что значит «другая эмоция»?
Макс: Выплеск максимума силы, мощи, агрессии -- чтоб волосы шевелились и от земли отрывало. Постараемся максимально обострить ощущения. -- Хорошо. В студии работали долго?
Дима «Бегемот»: Вроде бы нет. Но могли бы все сделать и еще быстрее.
Макс: Конечно, этот разрыв между Гомелем и Минском в триста с лишним километров совсем не способствовал ускорению работы. Дорога ведь тоже занимает уйму времени.

-- Пластика вышла. Случилось это в конце осени. Какое-то время прошло, первая эйфория улеглась... Что вы сегодня о своем детище думаете? Удовлетворены результатом?
Дима «Бегемот»: Нет, конечно. Все равно хочется, чтобы было намного круче. Да и вообще, как человек может быть на сто процентов доволен своей работой? Если он, конечно, не технарь...
Дима «Карл»: Мы слушали то, что получалось у других, сравнивали. Поняли, что имеем вполне востребованный материал. Но то, что действительно хотели услышать, все равно не услышали.

-- А коллеги «по цеху» как отзываются?
Дима «Карл»: Говорят, что все у нас в порядке, прекрасные песни. Плохого лично я ничего не слышал.
Дима «Бегемот»: Плохо только мы о диске говорим. А вообще -- БЕРИ И СЛУШАЙ! (угу, уж раз семнадцать как. -- Прим. авт.)

-- По-моему, вами движет нормальная позиция творца, то бишь, -- нет предела совершенству. Кстати, а как публика саму команду воспринимает?
Макс: RICOCHET -- непопулярная группа.
Дима «Карл»: Просто наша молодежь в возрасте пятнадцати-двадцати лет на концертах привыкла тупо рубиться. Они знают какой-нибудь раскрученный SLIPKNOT, но совершенно не интересуются корнями и истоками. Для них главное -- чтобы был легко запоминающийся ритм, под который удобно трясти головой...
Макс: Под наши песни этим заниматься трудно. Тут надо слушать и думать.
Дима «Бегемот»: А у нас ведь модники одни живут, воспитанные на музыкальных каналах. Они кроме этого и знать ничего не хотят.
Дима «Карл»: В Гомеле, например, ситуация другая. Там же практически одни металисты обитают. Поэтому они врубаются. Приходят на концерт не только оторваться, но просто в стороне постоять и повнимать. Там же играть -- одно удовольствие.

-- На ваш взгляд, какие телодвижения все-таки необходимо осуществить, чтобы заиметь таки заслуженную долю общественного признания (оно же -- популярность)?
Дима «Карл»: На самом деле совершенно не хочется уподобляться таким группам, как, например, («пи-и-и-и». -- Прим. авт.), которые чересчур стремятся к этому и кое-где опускаются чуть ли не до примитива, делая всю свою музыку «искусственным» путем.
Дима «Бегемот»: Я думаю, тут всё в первую очередь от слушателя зависит, от его интеллектуально уровня (как человека) и музыкальной
образованности (как слушателя).

-- Может, попробовать самим обучить потенциального слушателя? Ну... например, предложить ему RICOCHET через радио, телевидение... Кстати, у вас ведь и клип на «Городской вал» есть. Почему бы не начать именно с этого?
Дима «Бегемот»: Мы уже пробовали отдать его на Первый музыкальный. Но там сказали, что это неформат.
Дима «Карл»: А я не понимаю, почему IQ 48 могут крутиться там со своим «самодельным» видео, а наш ролик редакторы не в состоянии поставить в эфир! В Москве наш клип сразу на два канала взяли. У нас ведь нет альтернативы Первому музыкальному, ни одного «тяжелого» музыкально ТВ-канала. Если они не станут крутить наш клип, то кто же тогда?

-- Последний раз я слышала RICOCHET на Go Fest, который проходил в «Реакторе». M.L.A, RASTA, ТТ-34 -- складывается впечатление, что это ваша классическая обойма. По крайней мере, эти названия рядом с вашим я регулярно в афишах замечаю...
Дима «Карл»: Да, так получается. Нам близки по духу эти команды и музыканты, играющие там. Нам комфортно выступать в компании с ними. Дима «Бегемот»: Но вообще приходиться играть в абсолютно неоднородных пачках. Мы всегда выкладываемся на сто процентов. По крайней мере, стремимся к этому. И не важно, выступаем ли мы в каком-нибудь сквоте, гараже, который и клубом то не назовешь, или валим на большой площадке. Макс: Да, мы всегда честны с теми, кто приходит на концерты, мы отдаем им часть себя, и многое получаем обратно, за что благодарны им.
-- У меня к Денису вопрос. Тебя-то, дружище, как к берегу RICOCHET прибило? Давно ли?
Денис: Где-то около месяца. Но ребят я действительно давно знаю. Потом у них вышел альбом. Я послушал, мне понравилось. Вот и все.
Дима «Бегемот»: Денис... он знает, понимает, может. Он в порядке.

-- У вас, говорят, довольно внушительная география выступлений. Общими впечатлениями от мест пребывания поделиться можете?
Макс: Да уж, мы чудесно провели последние пять лет своей жизни.
Дима «Карл»: Если подумать, то мы в Минске так часто не выступали, как в других городах. RICOCHET -- свободно гастролирующая группа. Нас приглашают -- мы едем. И не привязываемся к деньгам... Литва, например (мы играли в Каунасе, Вильнюсе...), очень андерграундная страна. Мы приезжаем туда, привыкшие к «блиндажам» и «реакторам», и попадаем в настоящее бомбоубежище: все абы как раскидано, низкие потолки, какие-то школьные стулья... Все это забивается под завязку народом. И мы там вломили...
Макс: Да, меня после этого чуть в потолок на руках не внесли. Здорово было.
Дима «Карл»: Бывали в Питере -- совместный концерт с группой SCANG. Очень хорошая команда, у них тогда был прекрасный вокалист... В Москве были. Отыграли тогда часа полтора. Чудесная публика собралась. Люди, видимо, все-таки чувствуют, когда музыканты вышли не просто отыграть для себя, а поработать именно для зрителя... Были еще Киев, Евпатория. Да обо всём об этом ведь бесконечно говорить можно.

-- Пластинка, которая будет после Ricochet, уже в проекте? С ней сколько планируете возиться?
Дима «Бегемот»: Все идет к тому, что оно должно быть максимально быстро, качественно. Дайте денег, СПОНСОРЫ!!! А то люди гибнут за metal.
P.S.: «Интеллект и сознание -- вот, что ведет к гениальности», -- саркастически ухмыльнулась Голова посторонним макушкам, снова иронически оглядывая их.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи