статьи



СИНИЦА
Я не хочу "фабричной" -- бешенной, однодневной – популярности. Это сексуальное расстройство, извращение, другое дело -- это моя работа

Что первое приходит на ум при слове «синица», так это пестрая небольшая птичка сем. Воробьиных, но меломаны могут вспомнить и эффектную блондинку в “черной коже” с сильным голосом -- хрупкого лидера группы СИНИЦА, последнее время частенько получающей различные дипломы и признания, и ставшей уже постоянным участником байк-фестов.

-- И по традиции: как все начиналось?
-- На ком все держится изначально, так это на Леше Носкове -- наш аранжировщик, барабанщик. Со знакомства с ним в Театре эстрады в 2003 году, в принципе, все и началось. Я хотела играть другую музыку, более интересную, не попсу, но не видела подходящего состава, профессиональных, хороших музыкантов, тогда он сказал мне, что это не проблема, и нашел ребят. Я готова была все бросить: стабильный доход, постоянную работу, и уйти в никуда, в подвалы, начать репетировать, хотя знала, что буду зарабатывать меньше. Наш гитарист -- Глеб Сиволобчик, более известный как “Железный Глеб”, самый популярный альтернативный звукорежиссер в нашей стране, ранее участвовал во многих проектах (SARCASTIC GREEN, DREAM SIDE и др.). Из "саркастиков" пришел и Петрович (клавиши, бэк-вокал). Долгое время с нами играл Андрей Мамаев (бас), но у него был тяжелый период, переживал за INSULA, там что-то не ладилось, все ругались, а я говорила ему: "Главное -- стремление самому оставаться музыкантом". Тогда его зашкалило в другую сторону: он стал участвовать почти во всех минских проектах, и ему пришлось покинуть нашу группу. Сейчас у нас прекрасные отношения, и когда нам дали в этом году диплом “Лучшая рок-группа-2005” на фестивале “Открытое небо”, то я со сцены поблагодарила Андрея и сказала, что обязательно сделаю копию диплома и отдам ему, потому что это и его награда. Замена ему была очень мягкой, естественной, мы взяли прекрасного басиста -- Зака (ПУЛЬС ВОКРУГ, СТЕРЕОТИПЫ). Сегодня не выходит на сцену, но активно участвует в аранжировке и записи Саша Руденя, которого я считаю самым лучшим гитаристом, он делает мои песни такими, что я сама потом в них влюбляюсь, для меня он просто гений.

-- Что меня поразило, так это то, что на вашем официальном сайте вообще не указаны музыканты, которые играют в составе группы.
-- Они спозиционировали то, чтобы группа называлась моей фамилией (Синица -- настоящая фамилия Наташи. -- Прим. авт.). На сайте написали «Наташа Синица», хотя я им говорила, что у нас же группа, но они считают, что я профессиональная певица, личность, вокалист, автор слов и музыки, а они как-то в стороне, в тени, хотя это все неправильно. У нас вообще как-то интересно поделились функции: например, на интервью со мной никто ходить не хочет, вот сейчас нужно идти сниматься на СТВ, а они мне ответили: “Там места на рире мало, поместишься только ты одна”. Я никогда не знаю, когда и где мы выступаем, меня ставят в известность уже потом. Со мной никогда никто не созванивается из организаторов, не спрашивает: “Наташа, а сколько стоит ваше выступление?”, -- этим в команде занимаются мужчины.

-- У группы есть директор?
-- Да нет, мы все своим путем. Все, кто попадает в СИНИЦУ, всегда удивляются нашей атмосфере, именно семейной. Нам приходится жить на гастролях вместе, и проявляются просто замечательные отношения: обо мне заботятся как о ребенке. Я сама никогда не кричу на Глеба, нашего старшего, стараюсь промолчать, выждать момент, а потом предложить что-то свое. Многие команды расстаются из-за каких-то детских понтов: басист на гитариста, гитарист на барабанщика -- у нас все взрослые профессиональные музыканты.

-- То есть все музыканты в группе имеют соответствующее музыкальное образование?
-- Глеб, кроме гитары, всю жизнь звукорежиссер, сколько команд он уже записал! Да, все имеют соответствующее музыкальное образование. У меня двойная квалификация -- оперный и эстрадный вокал.

-- Когда наконец-то в магазинах появится альбом СИНИЦЫ?
-- С барабанами в Минске проблема, таких комплектов 2-3, которые хотя бы частично удовлетворяли по качеству звучания, поэтому здесь нормально записаться практически невозможно. Барабаны писать мы будем в Германии, как раз приглашены на байк-фестиваль, и, выступая в клубах, надеемся еще успеть поработать в студии. В 2003-м нас наградили как “Лучший прорыв года” бесплатной записью на «Меццо-Форте». Алексей Зайцев прекрасный звукорежиссер, но, наверно, от того, что весь шоу-биз вынужден работать на попсу, с записью альтернативной музыки всегда проблемы. Пока несколько наших песен выходили в сборниках -- F**k Show Business, «Наша музыка» и компиляции Первого музыкального канала "Все звезды". Естественно, существует и проблема денег, хотя неоднократно предлагали спонсорскую поддержку за наше участие в политических акциях, при условии перехода на белорусский язык. Мы абсолютно аполитичная группа, настолько в своих “тараканах”, в своих чувствах, я не за что не борюсь, ни к чему не призываю, у меня есть свой внутренний мир молодого человека в совершенно неизвестной стране в городе N, поэтому мы не под какими-нибудь организациями и…

-- …И на «Басовище» вы никогда не поедете?
-- Нет, Глеб ездит в качестве звукорежиссера, а в Польше нашей команде в этом ракурсе делать нечего, там мы не востребованы, поэтому чаще выезжаем в более дальние страны: Германия, Бельгия, играли в Москве, Киеве, Одессе, в таких же клубах, как “Реактор”, совершенно небольшие концерты. Чтобы были крупные выступления, надо продаваться в московский шоу-бизнес, нужны серьезные вливания, хотя -- есть ли смысл в этом?

-- А как же деньги?
-- Денег никогда не бывает достаточно, чем больше у тебя денег, тем больше возрастают потребности, но деньги нужны, на те же музыкальные инструменты, запись, на клипы. Но я не все отдам за деньги, не всякий контракт я подпишу. Я профессионал, я должна зарабатывать музыкой, но в себе ничего ломать не буду, вот похожий пример был, когда нам предлагали перейти на белорусский язык. Я думаю на русском, пишу на нем, сайт наш на ru (sinitsa.ru. -- Прим. авт.). Наверно, так получилось, и мы так понятнее более широкой аудитории на постсоветском пространстве. Мне кажется, больше концертов за границей -- это лучше, чем примелькаться здесь, крутиться на радио, телевидении. У нас-то и ротаций совсем нет, мы не несем материал на радиостанции.

-- Неформат?
-- Да нет, дело не в этом, можно было бы подключить различные рычаги, в том же Министерстве культуры, у нас множество дипломов, на любой радиостанции мы желанные гости. Не несем… Даже не знаю по какой причине. Я не хочу быть навязчивой, не хочу быть частью этих 75%, как многие говорят: “Я не слушаю радио -- тошнит”. Я не хочу, чтобы ко мне было такое отношение. Пусть аудитория будет очень маленькой, но это те, кому наша музыка искренне нравится, чем меня будут знать многие без разбора. Я реально поняла, что такое поклонники, когда на тебя бежит неконтролируемая толпа девочек за автографами, тогда становится действительно страшно, потому что они легко могут затоптать.

-- Мы немного отвлеклись от темы альбома, когда же его все-таки ждать?
-- Плохой альбом делать не хочется, что связано, скорее всего, с опытом. У меня это не первая в жизни пластинка, я много раз участвовала в различных проектах как вокалистка, я держала массу пластинок с моим именем, голосом, и как-то не прет уже пластинка, кассета. Хочется сделать качественно, хорошо, выждать этот момент. Пишем долго, делаем медленно, вот недавно посчитали, получилось 13(!) треков, объединенных общей концепцией, появился вопрос, что делать с этим числом?! Наверное, я не стану что-то выбрасывать или писать 14-ю, потому что это все цело, связано по смыслу, содержанию, как фильм.

-- Каким общим словом ты бы объединила все свои песни? О чем они? Мне как слушателю, на первый взгляд кажется, что о любви.
-- У нас вся жизнь пронизана любовью, каждый из нас хочет, чтоб его любили. Но это все слишком просто. Я вот поняла одну мысль: мы неизбежно катимся все к одному, делаем мы добро или зло, все идет к гибели. Другой вопрос, каким образом мы доходим до этого, насколько радостный этот труд, насколько насыщен интересными встречами… завернуться можно далеко. Существует нить суицидальная, в группе несколько человек прошло через это, и я тоже. Наверно, это как-то близко... И еще я понимаю, что вокруг меня много людей моего возраста, среди которых существует проблема молодежного шантажа -- суицида, и в следствии: наркомания, алкоголь -- все, что помогает отойти от реальности, ведь реальный мир очень жесток.

-- Давай перейдем от альбома к клипам. “Отпусти” имеет довольно высокую ротацию на Первом музыкальном, насколько я знаю, его можно посмотреть и на других каналах, например, СТВ или Neo-TV.
-- А наш клип ротируется на Первом музыкальном?! Если честно, я думала, они уже на нас забили, мы давно не участвуем в их акциях, концертах. У нас есть еще один клип, он уже готов, но мы его пока не выпускаем из коммерческих соображений, потому что сейчас такая погода, что дома никто не сидит и тем более телевизор не смотрит. Это исключительно хроника, ни одного постановочного плана, съемки с различных концертов, фестивалей, в клипе есть люди, которые нам дороги, и, конечно же, наши байкеры. В планах -- еще один клип, полностью рисованный, в 3D-графике, но этот процесс пока еще долгий.

-- Кстати, как так получилось, что СИНИЦА стала уже неотъемлемой частью байк-фестов? Как попали в эту тусовку?
-- Мне кажется, первая реакция у них была именно на типаж: байкеры любят блондинок, то, се, уже потом после концерта во время банкета появились какие-то знакомства, стали воспринимать музыку. В душе я байкер! У нас в группе все такие, тот же Зак на велосипеде горном катается, Глеб и Лешка мечтают о мотоциклах. Может быть, не столько от музыки, сколько от общности интересов у нас с байкерами возникла такая взаимная симпатия. Я вообще фигею от мотоциклов, и на одном из концертов проекта «Наша музыка» меня на сцену КЗ “Минск” вывозили байкеры, -- это было супер!

-- А какой самый запоминающийся концерт был?
-- Ммм… Я думаю, он еще впереди.

-- А провалы?
-- Провалов не было, и поэтому страшно. Например, можно ли считать провалом, когда я врезала на сцене байкеру по морде?! Это был первый байк- фестиваль, на котором я выступала, снято на 2 камеры -- смотреть просто стыдно, за что ж они меня любят?! Я выступала на сцене в майке “Britney wants me dead”, пою, и неожиданно на меня сзади байкер набрасывает что-то черное, оказывается, это была майка фестиваля, и таким образом они меня короновали, но откуда ж я знала?! Представляешь, человек работает на сцене, он не видит, что там сзади, и тут что-то набрасывается, вот я от неожиданности дала пощечину и тряпку эту выбросила, а он продолжает танцевать, и я вижу, что он пьяный. Я не помню, как я допела песню, после ее окончания -- полная тишина, и только выкрики из толпы: “Майку одень, одень майку”. Я думала им надпись “Бритни” не понравилась, наверно, плохо английский знают -- вот это был провал психологический, очень стремный момент. Потом мне уже говорили, что у нас охрана, никто на сцену так не выйдет. Главное, что никто после не обиделся.

-- А что на счет любви к Бритни Спирз?
-- Сделать кавер на песню One More Time была идея Петровича, готовили для пластинки F**k Show Business, я ее петь не очень-то и хотела.

-- Но выглядит действительно шикарно. Я знаю, в вашем песенном арсенале есть и один дуэтик с не менее известным Александром Помидоровым, как сотрудничество?
-- Это произошло спонтанно, на одном из концертов получилось спеть Touch to Much, зал скандировал: “Саша и Наташа!” Почти как "Саша и Сирожа"... да уж. Так вот, я отнекивалась, но получилось неплохо, хотя песня на самом деле сделана нами из любви к одному нашему другу, он когда-то пел эту песню здесь, теперь он давно живет в другой стране, но это так зашло, так всем понравилось, что поем ее очень часто. Это кавер, сам оригинал уже получил свою славу, поэтому я отношусь к этому спокойно, надо создавать свои песни, и создавать так, чтобы их тоже хотели слушать миллионы.

-- Наверно, жутко приятно такой эффектной женщине постоянно быть в обществе настоящих мужчин.
-- Я как-то давала интервью “Музыкальной газете”, тогда у меня спросили: “А ты не боишься петь среди рокеров, там есть такие грозные парни?” Этого вопроса я вообще не поняла, почему и кого я должна бояться, тем более, что среди рокеров есть такие замечательные ребята, каких вообще не встретишь среди попсовиков. Попса людей балует, опошляет душу, там очень мало от музыки, очень много от понтов. Да и ведь главное не признание толпы, а любовь одного, самого любимого, единственного человека. Я не хочу "фабричной" -- бешенной, однодневной – популярности. Это сексуальное расстройство, извращение, другое дело -- это моя работа. Если кому-то передалась частичка моего переживания, моих мыслей, депрессий, я буду очень рада, что я не одинока, что смогла выразить свои чувства, что с кем-то осталась нить, -- это удерживает меня в этом мире, не дает сорваться. И мечты уже не осталось, просто хочется дописать альбом, хочется хороших залов, инструментов.

-- А уехать отсюда не хочется?
-- Да куда ж я уеду, если я пою на русском?!

-- В Россию, например.
-- Ездить и так приходится постоянно, в Минске выступать все равно негде. А так наездишься, и уже просто домой хочется, к маме. У меня в песне есть слова: “И уже осталось полмечты”.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи