статьи



:B:N:
Шесть лет фрагментарно

Небольшой городок Береза, как и любое другое место дислокации населения, имеет свои достопримечательности, гордости и различные туристо- заманилки. Наверняка там есть какой-нибудь суперцентральный Дом культуры, чем-то исторический музей, легендарное место, где какой-нибудь счастливчик нашел клад (получил по голове, врос в землю, сломал ногу, выбил сразу все тридцать два зуба и т.д.) и парк имени «кого-то там»... О чем знаю с вероятностью сто процентов -- две по-настоящему уникальные вещи там имеют место быть. Первая, конечно, -- Березовский мясокомбинат. Вторая (на ней-то мы и задержимся подробнее) -- группа :B:N:, которой удается каждое лето кататься на «Басовище», ежегодно примеряя на свои плечи фактически интернациональную популярность, и писать такие песни, от которых начинают «качаться» все в зрительном зале. Герои обязаны показать стране свое лицо (так же, как страна должна их в это лицо знать). Посему -- :B:N:: Лютыч Алесь (вокал, гитара, музыка), Литвинец Максим (гитара, бэк-вокал), Позняк Рамуальд (ударные, бэк-вокал), Зайцев Алесь(бас-гитара), Мошкович Сергей (тексты). В добрый путь, ненаглядные!
-- Коль уж официальная встреча у нас в первый раз происходит, то предлагаю окунуться в прошлые лета. То есть, давайте рассказывайте мне все с самого начала о всех этих приступах вдохновения, которые требовали выхода, о поиске нужных людей, о первых творческих муках, в конце концов... Алесь (Лютыч): Все закрутилось в 1999 году. Вообще-то мы с Серегой давно знакомы, еще в футбольную секцию вместе ходили. Потом он вдруг ни с того ни с сего стал писать стихи. Ну, мы и сколотили ВИА...
Сергей: ...который никак не назывался.
А.: Серега дал нам первый текст. Мы сделали одну песенку, потом появилась вторая. Затем в Березе проводили конкурс непрофессиональных инструментальных ансамблей.
С.: Районный смотр самодеятельности.
А.: Там было двенадцать коллективов. И мы заняли второе место.
С.: Когда пришло время объявлять нас со сцены, ведущая спросила, как представить коллектив. Мы говорим, что не знаем, потому что еще не придумали. Ну, она так и сказала: “А сейчас выступит группа БЕЗ НАЗВАНИЯ”. А когда появился первый белорусскоязычный текст, мы превратились в :B:N: (БЕЗ НАЗВЫ).

-- Значит, шесть лет уже маетесь музыкальным мазохизмом?
А: Да. Года два варились в Березе. Периодически ездили выступать в Барановичи, в Новополоцке тоже были... А потом в 2001 году на «Рок-коле» нам дали диплом за лучшую лирическую песню фестиваля. Затем нас, правда, забыли: когда организаторы мероприятия собирали номинантов, :B:N: там почему-то не оказалось.

-- Шесть лет достаточно немаленький временной кусок. Насколько я помню, в его рамках успел появиться даже альбом :B:N:. Кстати, его достаточно долго держали на виду в музыкальных магазинах…
С.: До этого, правда, была еще и демо-запись довольно относительного качества
А.: Альбом вышел в 2003 году. Записывали в Бресте. Занимался этим басист группы САДЪ, который является еще и звукорежиссером по
совместительству, Анатолий Харитонов. Он же делал запись INDIGA.
С.: Харитонов вообще очень «громкий» звукорежиссер. Кстати, ты в курсе, что он берет всю аппаратуру в аренду на студии ПЕСНЯРОВ?
А.: Перед тем, как начать работать над нашим альбомом, он вез все это в Брест. Мы там его встречали… Раньше в Бресте в парке был такой зеленый домик. В одной комнате записывались барабаны, в другой -- гитары, делались специальные дырки в стенах, чтобы протянуть шнуры от комбарей к пульту… Вот в таких условиях мы и ваяли нашу первую пластинку. Барабаны были готовы за три часа. С гитарами возились подольше.

-- Все это случилось два года назад. Вы за этот период-то успели созреть, наконец, для второго диска? Как вы себя в этом отношении ощущаете?
А.: Готовимся записывать. Это будет примерно в октябре. Конкретных идей по поводу названия пока нет. Думаем снова взять Харитонова в качестве звукорежиссера. Только вот записываться будем в Белостоке либо на студии Herz, либо на Rembrant. Потому что там реальный аппарат, за который не жалко отдать деньги.

-- Зачастую происходит так, что второй альбом коллектива значительно отличается от первого. Я не имею в виду сейчас выросший профессионализм и сыгранность музыкантов, усугубляющуюся с каждой репетицией. Скорее это -- некая стилистическая подача. Вот играла группа, например, панк. Выпустила пластинку. Потом пересмотрела свои взгляды на музыку и жизнь в целом (кто-то называет это «вырасти») и стала выдавать публике, допустим, ска или же, наоборот, какой-нибудь металкор, оставив о начальном панковском настроении лишь намеки, словно дань уважения отдавая... Я к чему веду-то… Вы уже чувствуете, насколько сильно в этом смысле ваш второй диск с первым разниться будет? Да и будет ли вообще?
С.: Для второй пластинки у нас сейчас уже готово полностью шесть песен. В принципе, по мощности и подаче они будут равны композициям из первого альбома. Дело в том, что когда мы вообще только начинали делать музыку, то играли совсем иначе. Вроде это как раз и был панк. Только какой-то непонятный. Так что, наверное, «пересмотрение» прошло несколько раньше. Великий корреспондент Витовт Мартыненко сказал, что мы делаем «постграндж-метал» (как тонко заметил наш друг Скрипа: «А я то, наивный, думал, что он только на zygimont VAZA обзывается!» К слову, zygimont VAZA до сих пор продолжает отмахиваться руками от настойчивого определения «жесткие панки». Подвезло в этом отношении и ТАРПАЧУ. -- Прим. авт.) То есть альбом опять будет громкий. :B:N: останется при своем стиле.
А.: Гром-рок…
С.: Мы уже, кстати, пробовали в марте начать в Польше записываться. Но там этот наш гром-рок сделали слишком мягким, прилизанным…
А.: Мы записывались на студии нашего друга в Белостоке. Но звук гитар там умудрились подогнать под Zoom 505-й… Барабаны -- как драм-машины. Мы у него спрашиваем: «Человек, ты что нам сделал?» -- «Да у нас так все пишутся, -- отвечает он. -- Я работаю только с металистами, а они просят именно такой звук». Кошмар.

-- Уж если мы начали в будущее заглядывать, давайте о предстоящих планах еще поговорим…
С.: Делаем совместную песню с IQ 48, будем еще клип снимать на новую композицию, которая войдет во второй альбом…

-- Насколько я помню, у вас уже был один клип. Кстати, вы сценарий для него сами писали? Ну, бывает же такое, что хочется именно СВОЕ видение в работу вложить…
А.: Нет, сценарий писала девочка Юля. Представляешь, забыл фамилию! Ужас! Ладно, девочка Юля, которая учится в Академии искусств.

-- А со вторым как поступите?
А.: Так же. Сценарий снова Юлин. А снимать будет Сивицкий, который делал видео САДУ, СЬЦЯНЕ…

-- Ребята, а вы помните, как стали одними из лауреатов «Басовища»? По-моему, это был 2002 год…
А.: Помним, конечно. Нам тогда дали номинацию от гмины (мэрии. -- Прим. авт.) Гродека.

-- Думаю, не раскрою вам секрет, если скажу, что в Польше :B:N: очень любят и привечают. На «Басовище» это было довольно заметно, да и не в первый раз, честно говоря. Что вы думаете об этой «польской симпатии»? Или, может, всем кругом кажется?
А.: Лично я с этим согласен. В этом году, например, мы дали совсем немного концертов -- всего десять. Из них только три -- в Беларуси (один в Минске, два в Березе), а остальные семь -- в польских землях. Ну, о чем тут можно еще говорить? В Польше нас действительно любят. Там есть люди, которые занимаются непосредственно нашей командой, делают майки и значки с логотипом :B:N:.
Максим: Но принимают везде хорошо. Другое дело, что выступить в нынешних условиях гораздо проще заграницей.
А.: В Польше вообще выступать здорово. Там всегда классный аппарат стоит, прекрасное отношение к музыкантам. Отыграли -- «Пивко?» Естественно, «пивко»! Правда, перед концертом в Варшаве нас привели покушать в какое-то кафе. Мы там даже не кушали -- мы жрали. Точнее, нажрались какой-то херни, после чего вся группа :B:N: перед выступлением стояла в очереди в польский клубный сортир. Весело было.
Максим: Зато, с какой легкостью мы потом на сцену выходили!

-- Теперь пару слов про совместную песню с моими откровенно любимыми «здаровымi ласямi». Я уже наслышана о том, что идея родилась на нынешнем «Басовище» под совместное утреннее распЕвание и распИвание. Благо с «iq’шниками» вас в одном доме поселили, что и создало все благоприятные условия…
С.: Мы действительно пЕли и пИли в одном доме. А потом, через несколько дней, Buzza прислал нам такую идею совместной композиции. Мы согласились и сделали.
С.: Между прочим, в польском доме все лишь более предметно оформилось. Желание совместной работы родилось еще по дороге на фестиваль. Но это все были только разговоры.
С.: Получилось, что «Басовище» стал главным стимулятором творчества.

-- Была уже какая-то готовая песня, которую просто решили вместе спеть, либо вы до всего доходили «в процессе»?
С.: Наброски были у IQ 48, и у меня кое-что тоже имелось… А потом стали работать вместе. Названия у нее пока нет. Но слова в припеве такие: «Мы ляцім на ўсход, крылаў бачна ўзмахі. Ужо каторы год мы як быццам птахі...» Честно говоря, куплеты были у Саши из IQ 48, а вот припев уже я сделал.

-- Эта песня будет вообще обособленно стоять? Или все ее включат в чей-то альбом? В чей: :B:N: или IQ 48?
С.: Она будет на обеих пластинках. Мы просто увидели, что ребята такие же ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ, как и мы. Нам с ними легко. Почему бы не дружить? Мы даже придумали общее название проекта -- :B:N: 48.

-- Возвращаюсь опять к тому, что группа существует уже шесть лет. Срок весьма значительный. Мало кто сегодня может похвастаться таким количеством музыкальных лет, проведенных вместе. О чем можно будет потом написать в книге, говоря, что ВОТ ЭТО было с группой :B:N:? Самые яркие моменты. Не обязательно победы в фестивалях, душевные дружеские пьянки тоже подойдут. Ту же самую очередь в польский сортир после щедрой кормежки, про которую вы уже говорили, тоже можно сюда включить. Короче, какие бы случаи вы записали в свою историю?
С.: У нас, наконец, утрясся состав. Это не случилось в один момент. Он менялся, менялся… Года полтора назад мы нашли таки бас-гитариста, и получилась нормальная компания, с которой одно удовольствие проводить время. Раньше почему-то общих точек не было.
А.: Конечно же «Басовище».
С.: Да, надо сказать, оно дало хороший толчок группе :B:N:. Это хотя бы билет для выступлений в Польше.
А.: Еще «Рок-кола» вспоминается… Мы просто уморительно выступали под фонограмму на «Перекрестках Европы», где Макс был в такой кондиции, что мы очень надеялись на то, что он хотя бы просто удержит гитару.

-- А есть ли у :B:N: как у конкретного элемента одна на всех, но очень большая мечта. Вот кто-то собирается на «Евровидение» (шуткуют или правду говорят -- пусть это на их совести останется), кого-то больше на «Афрослышание» тянет… Одни на Россию с аппетитом поглядывают (ПМЖ или же просто полабать), другие намереваются Штаты покорять и ставить на колени нынешних тамошних звезд рок-шоу-бизнеса… А вы чем живете?
С.: Не так давно мы познакомились с американцем, которому вроде бы понравилась наша музыка. Он даже пару текстов перевел на английский язык. Саша спел. Вроде бы получилось ничего. Только американец сказал, что над произношением еще потеть и потеть надо. Так что, мы тоже, вроде как на Штаты смотрим и замахиваемся. А неплохо было бы... Ну, что? Bn-n-n-n?
-- B-n-n-n!



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи