статьи



DALI
союз сумбурного и ровного

Музыка легкая и приятная для уха еще никому во вред не шла. Даже самому преданному и отъявленному металисту. Главное -- пусть в ней чувствуется стержень и стиль, что влечет за собой и грамотность аранжировок, и широту взгляда на музыкальным мир. Примерно в этом ключе работает группа DALI. Утонченно работает. А тонкая работа всегда дорого оценивается. Одним из отличительных «пятен» на биографии коллектива уже стало их активное сотрудничество с Ириной Дорофеевой, что обеспечило небольшое количество пересудов и лишь подогрело интерес к команде как к отдельной музыкальной единице.
DALI представляет собой такое «совсем крохотное» сообщество из шести человек. В его ряды, каждый в свое время, вошли следующие люди: Виктор Руденко (вокал, музыка, слова, гитара), Дмитрий Парфенов (соло-гитара, аранжировка, баян, шейкер, бэк-вокал), Игорь Булова (тромбон, клавишные, бэк-вокал), Иван Запруцкий (труба, бэк-вокал, тамбурин), Алексей Евтушенко (бас-гитара, бэк-вокал) и Александр Волощик (ударные). Что ж, начинаем ближе знакомиться универсальной командой.
-- Так, ребята, во-первых, dalI или dAli? А то даже коллеги-музыканты не могут придти к единому решению по поводу названия вашего коллектива. Предлагаю им помочь разобраться хотя бы с ударением...

Игорь Булова: Да, нам повезло, у нас целых три варианта названия группы. Если по-белорусски, то «dali» -- «жахнули», следующий это -- «дальние дали». Ну и, конечно, -- он самый, который художник...
Виктор Руденко: И все-таки правильно ударение на последний слог ставить. А какой уже из двух вариантов -- белорусский или «художественный» -- как кому больше нравится.
И.Б.: Так специально было задумано, чтобы каждый понимал в меру своей распущенности, образованности и природной интеллектуальности. В.Р.: Но в любом случае, глагол ничем не хуже, чем художник.

-- Наверное, неплохо будет вспомнить, как все начиналось. Ведь группа существует уже не один год, успела заинтриговать определенное количество человек со стороны. Думаю, им интересно будет узнать, откуда клубок прикатился. Согласны?

И.Б.: Да, DALI уже три с половиной года. А начиналось все с Виктора Руденко...
В.Р.: Я родился!
И.Б.: Долгие перипетии судьбы. Наш гитарист Парфенов Дмитрий и я родом из Витебска. Мы были крайне недовольны тем, что происходит в Минске и в Витебске в музыкальном плане, потому что мы не могли реализовать ни одну из наших задумок. К тому времени Дима уже учился в Минске, но часто приезжал в Витебск. Вот однажды мы с ним там пересеклись, и появилась идея сделать какой-нибудь мегапроект, который бы перевернул с ног на голову, или наоборот, всю белорусскую музыкальную культуру. Так появилась группа. Но так как репетиции проходили в Минске, а я жил и учился в Витебске, то мне приходилось чуть ли не каждый день ездить из одного города в другой. Это была настоящая чума! Когда мои финансы истощились окончательно, я бросил ВУЗ (Витебский государственный университет) и поступил тут в Лингвистический. Короче говоря, музыка взяла первую жертву. Зато стал репетировать, как нормальный человек. Потом появился Игорь. Он был первым, кто вошел в наш «звездный состав». Затем было очень много разных перемен, постоянные вопросы с ритм-секцией.
И.Б.: Да, где-то около пятнадцати музыкантов прошли через наш коллектив -- барабанщики и бас-гитаристы. Мы тянули многих за собой, потом понимали, что уровень-то не тот. Таким образом за три с половиной года мы пятнадцать человек обучили игре на музыкальных инструментах. В.Р.: Мы почти как школа «ТОДЕС»! Можно открыть параллельно какой-нибудь клуб «DALI»... То, что мы делали сразу, называлось ЧЕЛОВЕК С ИЗЮМОМ. Эта команда просуществовала три года, и вот только недавно из полностью нового состава появилась группа DALI.

-- То есть название поменялось по той причине, что пришли новые, уже постоянные, люди?

В.Р.: И поэтому тоже. Но в основном из-за того, что поменялась музыка. До этого был просто свадебный джазок.
И.Б.: Не слушай его. На самом деле там было замешано очень много стилей и жанров рока и хард-рока. А все остальное появилось гораздо позже. Но в силу того, что все учились в «кульке», джазовая музыка для нас имеет не последнее значение. К ней все равно все тянутся. А ведь она еще имеет много разветвлений: симфо-джаз, классический джаз. Она наиболее вместительная. Следовательно, мы пытались как-то смешать джаз с роком, со ска, где-то облегчить. Приходили новый люди -- приносили новые веяния, на которые мы всегда пытались откликнуться. А сейчас мы докатились до... ска...

-- С элементами свадебного джазочка! Да?

В.Р.: Последний раз про нас так написали в «Комсомольской правде», что мы сами долго удивлялись и смеялись: «джаз-фолк-рок-н-ролл». И.Б.: У нас достаточно много песен. И они в большинстве своем разные. Каждая композиция ведь, как ребенок: она родилась со своим лицом, со своим характеров, со своими задатками, плюсами и минусами. И как бы ты не хотел, вряд ли ты ее переделаешь. Только вот последняя плеяда песен у нас написана в более-менее одинаковом контексте. И это касается творчества именно DALI. Потому что до этого три года мы искали. Хотя и сейчас не останавливаемся. Но мы уже обнаружили определенную нишу, в которой будем дальше творить. Возможно, в будущем запишем даже два альбома: один на русском, другой -- на белорусском языках, чтобы не перемешивать то, что было раньше и есть сейчас.
В.Р.: Чем еще примечательно наше последнее творчество -- у нас появилась песня в стиле диско, в лучшем настроении 70-х. Называется «Iграй гармон».

-- Группа DALI уникальна тем, что на моей памяти, это, пожалуй, чуть ли не единственный коллектив, где собралось ТАКОЕ количество профессиональных музыкантов. То есть тех, которые от слова «профессия». Ребята, а не мешают ли все эти «кульки» и «консы»? Не сковывают ли при «неправильной» игре?

И.Б.: Тут, наверное, я выскажусь. Музыкальное образование, как любая медаль, имеет две стороны. С одной -- мы все прекрасно знаем, что делаем, знаем, что и где нужно искать. Но когда Витя (единственный человек в DALI, не имеющий никаких отношений с высшим музыкальным образованием) предлагает разные неожиданные ходы и прочие штучки, это не всегда укладывается в наше понимание музыкальных рамок. Но ведь всегда есть вариант попробовать. И мы пробуем. Чаще всего получается, что именно такие вещи и оказываются самыми нужными. Вот, что значит безграмотность! Она иногда очень сильно помогает. И самый первый человек здесь Витя, который пишет музыку и слова.
В.Р.: Мне тут пришла мысль по поводу «аполлонического» и «дионисийского» в человеке (эту идею у кого-то в свое время позаимствовал Ницше). «Аполлоническое» -- все такое правильное и ровное -- это и есть наш Институт культуры, а «дионисийское» -- сумбурное и сумасшедшее -- соответственно, я, потому что я часто и сам не понимаю до конца, что именно я делаю. Но зато у меня всегда уйма идей и энергии. Меня распирает и разрывает.

-- Перед «Басовищем» о DALI говорили так: «Это же аккомпанирующий состав Ирины Дорофеевой!» Кто-то искал свою челюсть под ногами, кто-то ехидно улыбался, мол, посмотрим-посмотрим, что там они нам преподнесут. Как вас судьба-то с «Дорофеевной» свела (надеюсь, я не задела никакие струны ее души, она ведь сама сказала, что не против того, чтобы ее так называли)?

И.Б.: Случилось это совсем недавно. М разносили свои записи по продюсерским центрам и в одном из них, который называется «Дорис», познакомились с Юрием Савошем -- продюсером, композитором и автором текстов к некоторым песням Ирины Дорофеевой. Он сказал, что согласен с нами сотрудничать, но с небольшим условием. Так как группа DALI всегда выступает «живьем», у нее нет ни минусовок, ни фонограмм, нам предложили посотрудничать и подыграть Ирине на концертах, где нам будет доверяться одно из отделений. То есть мы пошли от обратного: не через рекламу и масс-медиа, а через «живые» выступления. Думаю, это даже лучше, чем раскрутка нового коллектива с никому неизвестными песнями. А так, когда мы придем на радиостанции, многие люди уже скажут, что знают DALI. В том же самом Гомеле, Бобруйске... За полгода мы объехали с гастрольными поездками просто уйму городов. Сейчас уже все и не упомнишь.

-- А с Ирой вообще как работается? Есть в ней эта пресловутая звездная капризность и ощущение себя-ненаглядной «беларашн поп-стар»? Не даром ведь говорят иногда, что попса не имеет человеческого лица...

И.Б.: Ира очень проста в общении. У нее нет никаких закидонов. Она уважает всех музыкантов, общается с ними на равных и ни в коем случае не считает, что мы хуже только лишь потому, что менее известны и не так раскручены. Во многих вопросах Ира помогает. Очень приятный, скромный человек. И в жизни и на сцене. Она всегда говорит: «Вот я такая перед вами, какая есть на самом деле».

-- Вернемся все же к делам группы DALI. «Взамен» на то, что вы помогаете Ирине Дорофеевой, вы имеете возможность записывать в студии. В хорошей студии, замечу. Значит ли это, что уже вот-вот можно ожидать выхода хотя бы одного альбома из тех двух, про которые вы мне говорили в начале беседы?

И.Б.: Там записано две песни. Готовится третья. Мы же сочетаем все это с гастрольными поездками, поэтому и процесс идет, конечно, основательно, но довольно медленно. Думаю, что в течение года мы реализуем наши планы хотя бы относительно одной из желанных пластинок. А вообще, сейчас работаем над двумя дисками -- это ведь два разных лица группы DALI -- и в каждый из них материал постоянно набегает и набегает.

-- Думаю, что в гастрольных поездках (в качестве аккомпанемента для Дорофеевой, что влечет за собой и исполнение собственно музыки) вы бываете чуть ли не чаще, чем дома. Не утомились ли еще?

В.Р.: Конечно, устали. Я даже не помню, когда в последний раз спал нормально. Мы, наверное, и пишем песни не так энергично, потому что времени не хватает. Его, кстати, недостаточно и на многие другие вещи. Но с другой стороны, частые поездки закаляют. Потому что мы не варимся в своем соку в студии или на репетиционной точке, а делаем музыку для людей и для их ушей. Мы уже знаем, что и где принимается с восторгом, а чему и не очень радуется публика. Можно, конечно, быть упоенным идеей Оскара Уальда, что искусство существует ради искусства. Но эта идея направлена в себя, она слишком эгоистична. Музыка должна помогать создавать что-то: настроение и саму жизнь. Поэтому, когда мы выезжаем, нам это помогает понять, что есть истинно, а что ложно. Физически, правда, мы истощаемся очень сильно, так как часто неделями не бываем дома, но с другой стороны -- это полезно. Плюс ты видишь, как работают другие артисты, имеешь возможность принять какие-то идеи, переработать их. Поэтому и живем с такой целью: мы -- для мира, мир -- для нас.

-- На «Басовище» съездили. Что подвигло и какие эмоции после мероприятия? Тем более, что вы из привычного звучания несколько выпадали, так как это все же фестиваль тяжелой музыки...

В.Р.: Даже порой тяжело переносимой!
И.Б.: На самом деле мы давно хотели туда попасть. Но в прошлом году (когда состав еще не утвердился окончательно) в нашем демо была обработка народной песни и еще одна композиция, записанная в не очень хорошем качестве. Нам тогда тоже предложили «вольную сцэну»... Но на этот раз резонанс был куда более приятен. Честно говоря, когда мы сидели на отборочном туре в «Аквариуме», на нас обрушился такой шквал тяжелой музыки, что было даже страшно после этого выходить на сцену. Просто мы очень сильно выбивались из всей этой когорты людей, так же, как и IQ 48 в свое время. Мы не очень смело вышли на сцену и стали играть свои песни. Очень порадовал отклик людей. Они все повскакивали с мест и стали танцевать. -- Может, их к тому моменту уже элементарно задолбал груз тяжелых коллективов? Все ведь в меру хорошо...
И.Б.: Да, их это немного прибило. А тут получился небольшой отдых. Вторую песню мы сыграли вообще «на ура». Конечно, реакция публики очень порадовала. А Супранович был крайне удивлен, он совсем не ожидал, что люди так среагируют на DALI. К сожалению, на конкурс мы не попали, но снова поступило предложение, чтобы мы все-таки съездили на «Басовище» в качестве «вольных» исполнителей и показали, что есть и такая часть белорусской культуры.
В.Р.: Мне, конечно, очень не нравится, что существует такой четкий формат. Это достаточно эгоистично со стороны организаторов, потому что «Басовище» -- единственный фестиваль классной «живой» белорусской музыки. За исключением некоторых уникальных случаев, там действует негласное правило -- «чем тяжелее, тем лучше». Это обидно. Белорусской музыке нужно какое-то развитие. Нельзя ведь кормить людей всю жизнь одной картошкой. Нет, гипотетически, конечно, можно, но ничего хорошего из этого не выйдет. Разнообразие всегда будет приятно и для слушателей, и для исполнителей. Музыка должна варьироваться.

-- Позволю себе поддержать ваше стремление. Тем более, уже было живое доказательство на том же «Басовище». Когда выступали, например, итальянцы ORCHESTRA ARTURO PIAZZA, ведь процентов восемьдесят людей бросилось на площадку перед сценой, да еще и отпускать музыкантов не хотели. А что творилось среди публики, когда играли IQ 48! Так что определенный резон в ваших словах есть.

И.Б.: Людей ведь не обмануть. Мало кто захочет взять плохое вместо хорошего. Я сам видел, как слушатели подрывались с лавок со словами «давай танцевать» во время выступления итальянцев. Ну и, конечно, качество и профессионализм должны быть на первом месте. Не важно, что ты играешь. Главное -- чтобы это нравилось людям.

-- Чем DALI отличаются от любой другой белорусской группы? Есть ли в вас та сморщенная черная штучка... это я про изюминку... которая была бы только ВАША, и можно было бы сказать, что ее нет НИ У КОГО?

И.Б.: Каждый из нас играет на нескольких музыкальных инструментах. Это позволяет не прибегать к помощи сессионных музыкантов во время записи. Хотя, я не думаю, что это очень уникальная вещь.
В.Р.: Но мы умудряемся меняться инструментами во время исполнения одной песни. Например, «Iграй гармон». Кроме того, мы там еще и поем все вместе. Устраиваем такое показательное выступление.

-- В конце предлагаю разделаться с вопросом, которого никак не избежать (за что я, в принципе, его и не люблю). Группа DALI, ваши планы на будущее?

В.Р.: Немереное количество выездов с Ириной Дорофеевой в места, которые пока нам неизвестны. Будем дальше работать над нашими записями... И.Б.: Уже намечен один концерт в Польше. А где-то в октябре будет серия небольших выступлений в варшавских клубах. Уже есть предварительная договоренность. Есть перспектива, что мы с «живыми» концертами появимся в Украине. Мы уже готовим программу. Нам сказали, что мы должны быть не хуже, чем СКРЯБИН, ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ... Мы и стараемся.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи