статьи



Zigzag
Никаких Зигзагов!

Электронная музыка в сочетании с «живыми» инструментами плюс тексты на белорусском языке. Много ли вы знаете подобных проектов в Беларуси? Один довольно успешно созревающий на древе отечественного музыкального творчества есть уже точно.

Группа zIGZAG. Пусть пока не слишком «нашумевшая», но похвастать ей определенно уже есть чем. На ее счету 3 клипа (на песни «Кастрычнік», «Пабудзі мяне» и «Гара», снятый в горах Боснии), участие во многих телепрограммах («Добрай раніцы, Беларусь!», «Все нормально, мама», «Клип- обойма», «120/80» и др.), постоянная ротация песен на радио («Рокс», «Авторадио», «Минск» и др.). Игорь Загумёнов, вокалист группы, стал одним из трех претендентов в номинации «Лучший композитор 2004 года» на телефестивале «На перекрестках Европы». И в 2005 году песни группы уже дважды занимали лидирующие позиции в лучшей двадцатке страны.
В общем, созревание проходит бурно, можно сказать -- акселеративно. Как доказательство -- вышедший буквально на днях дебютный альбом группы под названием «Bionik@».
Игорь Загумёнов рассказывает в мой неутомимый диктофон о настроении альбома, концепции единого произведения и об обмене гастрольными турами наших и африканских этно-музыкантов.

-- Какова ваша миссия?
-- Сначала я об этом вообще не думал. Я просто увлекся музыкой, сперва как слушатель, а затем стал сочинять собственные песни. О миссии задумался позднее, когда решил создать свой первый музыкальный проект. Мы попробовали оттолкнуться от личного интереса и сделать такую музыку, которая, прежде всего, будет нравиться нам самим, пусть даже она будет непривычной для массового слушателя. Это более честно по отношению к себе и слушателям. Когда же на первом месте стоит коммерческий интерес и задействуются методы маркетинга и привычные для массового слушателя шаблоны, то музыка получается попсовой. Тем не менее, в идеале хотим сочинять и исполнять такую музыку, которая будет нравиться как нам самим, так и слушателям с хорошим музыкальным вкусом, которая со временем будет иметь коммерческий успех и способствовать развитию отечественного музыкального искусства.

-- Какую роль вы хотели бы сыграть в развитии белорусской музыки? Какой след хотите после себя оставить?
-- На данный момент в Беларуси популярны в основном попсовые группы, копирующие привычные для нашего слушателя российские и западные образцы. В то же время в последние годы популярности у слушателей FM-станций удалось добиться и нескольким оригинальным группам, имеющим собственное лицо. Ну, я не буду говорить, какая музыка вторичная, какая музыка более самобытная, но из конкретных проектов я могу отметить J_МОРС и отдельные песни других исполнителей. Также мне нравится многое из творчества групп, «неформатных» по сегодняшним стандартам FM станций. Мы же хотим привнести что-то свое, что-то альтернативное, хотя, в общем-то, мы не ограничиваем себя стилистикой. Для нас стиль есть средство. Поэтому мы не зарекаемся ни от какого музыкального направления. Мы работаем и с поп-музыкой, и с рок-музыкой, и с электронной музыкой. При этом мы не хотим идти на поводу у моды, а будем пытаться вместе с другими музыкальными коллективами влиять на формирование достойного музыкального вкуса у слушателей.

-- Ваши песни активно ротируются на радиостанциях, ваши клипы крутятся на белорусских телеканалах, до усиленной работы над альбомом вы частенько выступали. Что можете сказать о своей популярности?
-- Я считаю, что для настоящей популярности еще многое предстоит сделать. Что касается клипов на музыкальных телеканалах, то этого для популярности недостаточно. Не все смотрят Первый музыкальный. Многие меломаны предпочтут посмотреть любимые клипы или послушать любимую музыку в записи. Также Первый музыкальный не у всех идет. То есть телевидения для полной популярности недостаточно. Насчет радио. Нас крутят не на всех радиостанциях, так как сегодняшний формат многих из них ограничен. Но на таких радиостанциях, как «Авторадио» и «Столица», где бывает различная музыка, мы появляемся достаточно часто. Кстати, «Юнистар» планирует взять нас в плэй-лист. Концертов у нас было не очень много. А в нашем самом известном клипе «Пабудзі мяне», который сделан при помощи 3D-анимации, мы «засветились» только на экране игрового анимационного телевизора. Поэтому наших лиц там не было.

-- Но там ведь были ваши фотографии…
-- Да. Но пока все это, я думаю, еще не гарантия того, чтобы нас начали узнавать на улице. Хотя иногда бывает, что при знакомстве нам говорят: «А не могли мы вас видеть по телевизору? Не вы ли пели песню про «кастрычнік» и целовались с красивой девушкой в горах Боснии?»

-- Поговорим конкретно об альбоме: как он готовился, сколько времени, легко ли?
-- Над альбомом мы работали с момента возникновения нашей группы.

-- С октября 2003-го, я правильно понимаю?
-- Да, эта дата считается датой возникновения нашей группы, но, скорее, это дата возникновения нашего названия, потому что эти песни я написал давно, и они исполнялись с разными составами. Были попытки придумывать различные названия. Мы тогда не так часто выступали. Я пел в других группах. Но затем я встретил Сергея Арутюняна. Именно с ним мы сделали первую качественную запись. Так началась запись альбома. А в октябре 2003 года мы определились с названием группы. Чуть позже к нам присоединился гитарист Юра Кашин. В записи отдельных песен приняли участие гости: скрипач Баграт Вартанян (участник групп VICIOUS CRUSADЕ, GOD MODE, ATLANTICA), саксофонист Александр Гур, Наталья Федорова (виолончелистка DIELAND), гитарист групп ПАЛАЦ и КРАМА Сергей Труханович. В песне «Гара» мы спели дуэтом с Леней Павленком из группы НАГУАЛЬ, и он также постучал на своем африканском барабане. Были еще гости, например, партию бэк-вокала в песне «Сад Бога» исполнила Дарья Урищенко (ДАРИЯ), а в песне «Піўны скіфл» -- Л. Курбека (RODEO). В основном составе кроме меня (вокалист и автор песен) были Сергей Арутюнян, электронщик, главный аранжировщик, саундпродюсер и он же кларнетист (Сергей также играет на народных дудках) и Юра Кашин -- гитара.

-- Так все же сколько времени ушло на то, чтобы альбом наконец материализовался?
-- Мы начали работать над ним в конце лета того же 2003-го. То есть первая песня группы zIGZAG была записана именно тогда.

-- Значит, вы записывали альбом поэтапно?
-- Да, конечно, поэтапно. Некоторые песни, записанные в самом начале, были потом перезаписаны с лучшим качеством с учетом роста уровня группы. Кстати, весь альбом записан на студии Гены Сырокваша. С ним было очень приятно работать. И, в общем-то, мы довольны нашим альбомом. Мы хотели выпустить его еще в начале 2004 года, но решили не спешить, а сделать его более качественным.

-- Ну и как, довольны качеством?
-- Вообще-то, я сейчас переслушал альбом и сказал Арутюняну, что мы это СДЕЛАЛИ. На данном этапе мы выпустили альбом, который нам самим нравится. И он разделил мое мнение.

-- В записи вашего альбома принимало участие достаточно много гостей. Почему вы работаете с музыкантами-сессионщиками -- не хотите иметь постоянный состав?
-- Вообще-то, нужно сказать, что это традиционная практика, хотя мы с Сергеем вначале хотели сделать чисто электронный проект. Я пишу песни, и я вокалист, а Сергей делает электронные аранжировки. Затем я выяснил, что Сергей -- сильный кларнетист, и мы решили задействовать его кларнет. Также мы поняли, что нам нужна гитара. И Юра Кашин из нашего раннего состава присоединился к нам. Затем у нас стали возникать новые идеи, и мы стали использовать и другие «живые» инструменты, иногда приглашая гостей. В итоге наш альбом -- это синтез электронной основы и «живых» инструментов.

-- На предварительной встрече перед интервью вы сказали, что определять стиль музыки вашего альбома -- не в вашей компетенции. И все же. Очень интересно, как это сделаете именно вы. Попробуйте, пожалуйста.
-- В последнее время я понял, что разные люди, послушав одну и ту же музыку, могут ее по-разному охарактеризовать. Критики это делают как-то более определенно. Поэтому я не решусь что-то сказать, потому что даже если у меня и есть какое-то мнение по этому поводу, то потом кто-то может сказать: «Так это же совсем не это. Это же что-то другое» -- и назовет другой стиль.

-- Как вы представляете себе своего слушателя?
-- Вопрос интересный. Мы пробовали когда-то с Сергеем на него ответить. И пришли к выводу о том, что это немного… пахнет прогнозированием, маркетингом, и мы побоялись, что мы создадим…

-- Конъюнктурный продукт!
-- …Попсу. И к тому же на тот момент мы подумали, что лучше сделать то, что нравится нам. Нам было неинтересно продумывать все эти форматы, копировать какие-то западные или российские образцы. Когда делаешь «свою» музыку, больше шансов сделать что-то новое.

-- Насчет названия альбома. Требуем его полной расшифровки и декодировки!
-- Альбом называется «Bionik@a». История названия нашего альбома более короткая, нежели история названия нашей группы. Это идея Сергея. Сергею нравится это слово. Оно обозначает науку, изучающую живые организмы, на основе которых осуществляются инженерные открытия и создаются машины. Сергей первоначально хотел так назвать группу, но после обсуждения различных вариантов мы стали zIGZAG. А потом Сергей меня спросил, как я хочу назвать альбом. Я ему ответил, что не успел об этом задуматься и спросил, есть ли у него идея. «Конечно, есть, -- сказал он. -- «Bionik@». И я подумал, если мы не назвали так группу, то пусть так будет назван альбом.

-- А по-моему, название получилось каким-то оторванным от альбома. Или все же есть некая связь между ним и содержанием альбома?
-- В альбоме применено много электроники.

-- Электроника -- бионика! (развлекаю, как могу. -- От авт.)
-- Возможно, Сергей нашел здесь определенную связь. Бионика -- это же наука, которая изучает процесс жизнедеятельности живых организмов, чтобы потом на этой основе осуществлять технические решения, поэтому, может быть, он и провел связь между тем, как нечто живое, некие жизненные ситуации могут быть переложены на электронную музыку. Может быть, он здесь увидел связь «живой» и электронной музыки, «живых» инструментов и электронной основы. Жаль, что Сергея здесь нет, он описал бы подробнее.

-- Каким настроением пропитан альбом? Или -- каким настроением вы старались его пропитать? И старались ли вообще?
-- Вообще-то, это альбом-настроение. Точнее, альбом с переменным настроением. Он объединен концепцией единого произведения. Я своими песнями хотел передать свои впечатления и свои ощущения в различных жизненных ситуациях, которые я пережил. И когда я эти песни показал Сергею, высказал ему свои пожелания и доверил ему общую аранжировку, он действительно сумел объединить все это в единое произведение.

-- Концепция единого произведения. Можно об этом подробней?
-- Мы хотим сказать, что это не случайная подборка песен. Например, я люблю воспринимать альбомы групп как что-то единое. Я не слушаю песни в свободном порядке, потому что в альбоме еще важна последовательность песен. Они являются различными частями целостной программы.

-- То есть порядок песен тоже особо продуман?
-- Да. К тому же между песнями можно услышать различные звуки природы, звуки техники, объединяющие эти песни. А песни, отмеченные бонусами, -- это вовсе не те песни, которые мы решили включить в последний момент, а песни, которые просто выбились из общей концепции. Однако мы не хотели от них избавляться. Поэтому и поместили их в конце и пометили как бонус.

-- А этот порядок песен очевиден или же заметен только для вас? Что делать людям, которые слушают песни вразнобой, как я, например?
-- Ну, вообще-то, мы изначально понимали, что не все, конечно, будут слушать альбом целиком. Наши песни могут существовать и порознь. Для нас нет принципиальной цели, чтобы все абсолютно слушали его от начала до конца в оригинальной последовательности. Потому что, я считаю, наши песни имеют право и на самостоятельное существование. И, кроме того, мы не ставили задачу угодить именно всем слушателям. Мы решили делать ту концепцию, которая, может быть, будет видна только для нас. А уже как ее прочувствуют слушатели -- это уже другой вопрос. У всех наверняка возникают различные образы. Бывает часто такое, что люди, послушав песню, представляют себе одни образы, а увидев клип, они понимают, что он наполнен совершенно другими, новыми для них ассоциациями. Или, например, слушать песню на иностранном языке, представлять одно, а потом услышать перевод и понять, что песня совершенно о другом, а они уже составили себе свой собственный образ.

-- Вы считаете, что вы сделали нечто потрясающее?
-- Об этом уже судить не нам. Мы удовлетворены тем, что мы сейчас сделали. Но делать подобные заявления -- уже не наша функция. То есть оценивать наш альбом сейчас уже должны слушатели, во-первых, и музыкальные критики, во-вторых.

-- Я знаю, что в ноябре 2004 года вы выступали в Найроби, где вам и предложили провести гастрольный тур по Африке. Очень интересно узнать, как продвигается внедрение белорусской электронщины в африканские джунгли…
-- Ну, во-первых, я отправился в Африку по работе. Я работаю в аналитическом центре SCAF. Мы представляем здесь международную компанию по запрещению противопехотных мин, которую в свое время инициировали принцесса Диана, а сейчас этим занимаются Пол МакКартни и лауреат Нобелевской премии мира Джоди Уильямс. К моменту поездки мы уже записали песню Mine Free World («Мир без мин»). Я узнал, что там будет несколько концертов, и предложил наше участие. В списке исполнителей мы оказались единственными представителями из Европы, все остальные участники были африканцами. Состоялось три концерта, и на последнем гала-концерте мне поступило предложение от кенийских продюсеров поучаствовать в миротворческом турне по Африке. Но, к сожалению, у меня через два дня уже был обратный билет. Сейчас мы переписываемся по электронной почте и, возможно, сделаем совместный проект. Может, привезем сюда кенийских музыкантов, их этнические группы, а белорусские этнические группы отправим в Кению.

-- Этакий творческий обмен?
-- Да. Но самое главное -- найти спонсоров.

-- У вас уже есть целых три клипа. Работу в этом направлении прекращать не собираетесь?
-- Нет. Как раз сейчас идут переговоры со спонсорами.

-- Вы уже выбрали песню, на которую будет снят следующий клип?
-- Да, это Mine Free World, которая уже переведена на белорусский язык и называется «Рэха вайны». Она посвящена не только минной проблематике, но и победе в Великой отечественной войне. Она о том, что война была 60 лет назад, но мины, как самое негуманное оружие, остаются по-прежнему в земле, и примерно 10 человек каждый год становятся их жертвами.

-- С кем бы еще из музыкантов хотели поработать?
-- Кое с кем уже идут переговоры. Поэтому совместные проекты, скорее всего, будут.

-- Знаю, ваша концертная деятельность была приостановлена на время записи альбома. Альбом вышел. Теперь вы будете больше выступать?
-- Вообще-то, мы хотели сделать качественный студийный продукт. И вот с Сергеем мы впервые записали такую музыку, которую можно отнести на радио, снять на нее клип, выпустить на диске. Именно благодаря Сергею мне удалось это сделать. Поставив на первый план цель -- сделать студийный продукт -- мы поставили концертную деятельность на второй. Концерты проводились, но это, скорей, были эксперименты. Однако не исключено, что однажды мы начнем и активную концертную деятельность.

-- Дает ли ваше увлечение музыкой какие-либо финансовые выгоды?
-- Обычно группы или исполнители получают какую-то прибыль от концертов либо от продажи дисков. Диск мы только-только выпустили, а постоянной концертной деятельности, грамотно спланированной и достаточно разрекламированной для того, чтобы зарабатывать на этом деньги, мы еще пока не проводили, делая, как я уже сказал, качественный студийный продукт. Поэтому сейчас можно сказать, что мы работали над материалом, а в шоу-бизнес мы только вступаем.

-- У каждого исполнителя либо проекта есть своя ниша, которую они успешно занимают, делая соответственный продукт. Вы одни в своей нише или же у вас есть конкуренты, делающие подобную музыку? Проще: есть ли кто-то еще в Беларуси, движущийся в таком же музыкальном направлении?
-- Однозначно ответить на этот вопрос я затрудняюсь, поскольку трудно оценивать себя со стороны. Ни на одну из белорусских групп мы не ориентировались, но не исключено и такое, что есть кто-то близкий по творческой направленности. Например, нам очень близко творчество Валика Гришко. То, что я слышал, мне очень понравилось. Они тоже используют много электроники. Однажды мы даже поучаствовали в одном концерте. И мы, и они использовали электронную основу и «живые» инструменты.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи