статьи



Белорусская Музыка
Что Есть Она -- Музыка Белорусская? (Продолжая Тему)

Дискуссионный материал Ольги Самусик на эту тему (см. «МГ» # 12, 31.03.2005) вызвал живую реакцию в читательских кругах. Основательные размышления прислал и известный рок-журналист, поэт и переводчик Витаут Мартыненка, которого хорошо знают наши читатели. Дадим ему слово.

Не обессудьте, Ольга, если в моих размышлениях найдете несколько обидных для себя слов, но это не со зла, а со знанием дела, поэтому для начала хочу высказать вам благодарность за то, что сумели широко и разносторонне представить весьма животрепещущую тему. Но не поспорить с вами и с вашими собеседниками не могу, поскольку… Хотя бы потому, что у всех собеседников, по крайней мере, отсутствует… залог нахождения истины -- логика: задав себе вопрос, что такое белорусская музыка, вы скатываетесь на бессмысленные рассуждения -- разрешать ли местным исполнителям петь на других языкам, играть на зарубежных гитарах, и позволено ли местному населению слушать итальянцев или любоваться картинами их художников… Ну зачем же так профанировать тему?

Впрочем, весь уровень аргументации оппонентов напомнил мне анекдот: в комнату вошел мальчик, путаясь в собственных соплях. Вот и дискуссию начали специалисты, путающиеся в собственных мыслях, как пацан в соплях. Начнем с вас, изобретательницы нового велосипеда: «Пожалуй, с этого момента -- начало 90-х -- начинается отделение чисто белорусской музыки от…» И поскольку далее вы сетуете на отсутствие экспертов в этой области, вынужден удержать вас от повторения подвига Гомера. Он ведь написал свою гениальную книгу («Одиссея»), не прочитав перед тем ни одной книги. Да ведь и не было до него книг. Все, повторившие его подвиг, будут смешны, поскольку есть что почитать каждому, чтобы быть хотя бы осведомленнее, если не умнее. И вот по поводу вашей первой цитаты (о 90-х годах), хоть вы тогда еще только мечтали о журналистике, советую почитать ну хотя бы справочник «Архіва найноўшае гісторыі»: «Журналисты В. Мартыненка и А. Мяльгуй уже в начале 80-х ввели в обиход музыкальной журналистики разграничение понятий «белорусский рок» и «рок из Беларуси», полемизируя с официальной комсомольской журналистикой, не признававшей национальных критериев анализа» (С. Сахаров в книге «Дэмакратычная апазыцыя Беларусі 1956-1991», стр. 81, Мн., 1999).

Вы уж поди догадались, что этот самый Мартыненко и напрашивается к вам в эксперты, поскольку ему в этом вопросе давно все ясно, а Супранович, которого вы громко обвиняете в национализме и даже чуть ли не в фашизме, просто имел неосторожность чуть вольнее интерпретировать так вдохновившие его доводы нашей с Мяльгуем книги «Праз рок-прызму» (New York, «BINiM», 1989), которая стала объектом его анализа в дипломной работе на кафедре менеджмента в нашем Университете культуры. Зная Виталя, глупо по причине неточных формулировок обвинять его в желании замерять черепа, чтобы отсеять нечистокровных белорусов. Посмотрите хотя бы на то, кому помог этот самоотверженный продюсер выйти на рынок с качественными промышленными изданиями своих альбомов: Женя Цыликов (PARTYZONE), Руся Шукюрова (INDIGA), Серж Аруцюнян (zIGZAG)… Именно их он считает белорусскими музыкантами. Почему? Догадайтесь с трех раз: а) у них носы не горбатые; б) у них личики приветливые; в) у них нет неприязни к стержневой опоре любой культуры – языку.

Кстати, упрекнуть Виталя в неточности формулировок легко (он ведь даже в одном из общественных объединений провел шумную дискуссию «Белорусская музыка -- это музыка на белорусском языке»), но в чем его никак не упрекнешь, так в безошибочном просчитывании будущих звезд. Ведь ни один из дисков, в которые он вкладывает свои собственные деньги, не становился бесплатным приложением к российским продуктам: он четко знает, что даже если он издает еще не известную команду, то ей не придется конкурировать с той же раскрученной здесь российской попсой, поскольку через свою собственную систему раскрутки он умеет сделать неизвестного известным, он сумеет найти артисту преданных фэнов и сможет заинтересовать даже чужеземцев, поскольку туристам подавай в качестве сувенира из Беларуси то, что можно узнать, не заглядывая в паспорт.

Сожалею, Ольга, что в вашей публикации договорился до абсурдов даже Лявон Вольский: «Наверное, песня может петься и на других языках, только тогда она должна быть сделана сверхталантливо». Ничего себе: это что, по-белорусски можно петь абы как? Из этого абсурда возник и ваш абсурдный вопрос: для чего нужна сверхталантливая песня на других языках? Да вы прислушайтесь к этим, поющим на других языках: это ж ведь только у нас их язык можно назвать русским или английским. Недавно (в начале марта) в Совмине состоялось очередное совещание по проблемам FM-эфира, куда приглашали и «белорусских» музыкантов, и радиопродюсеров, и издателей. Меня тоже приглашали, но… («зная мои взгляды») с завязанным ртом, поэтому я отказался. А вот Супранович был и рассказывал, что на закрытые ворота ротации жаловались не только десятки белорусскоязычных музыкантов, но и звездочка местного русскопопсовья Nils: «Был я на «Русском Радио», так там сказали, что мне нужно поработать над вытравлением акцента». А про наших англоязычных так и говорить не стоит, поскольку дальше Буга им лучше не выезжать, а то узнают белорусский акцент и побьют. Вот трио TROITSA голландцы почему-то не побили, а отработали контракт на издание уже четырех белорусских альбомов. Да и KRIWI выиграли фестиваль лучших этно-групп Берлина не благодаря убогим каверам под RAMMSTEIN. Есть у Европы другие критерии отбора лучших. Это только у нас носятся с фотокарточками картин Пикассо и кричат: «Во, и я тожа так магу!» (Это я об ATLANTICA, типа порвавшей весь британский радиоэфир, но так и не получившей оттуда ни пенни. Стоит напомнить, что скромные места КРАМЫ с ее альбомом Vodka On Ice в британских хит-парадах 90-х увенчались небольшими, но заметными гонорарами, поскольку группа даже в своих англоязычных песнях привнесла на британский рынок что-то новое -- темы, образы, эпитеты: до этого они не знали, что есть такие женщины, как Стэфка, которых нужно уговаривать не любить меня, что есть люди, больные не гриппом или свинкой, а рок-н-роллом). И КРАМА стала англоязычной, потому что ее уникальный белорусский шарм увидели английские продюсеры на одном из больших минских концертов (в 90-х годах такие были).

Вам, дискутантам, следовало бы помнить, что есть культура, а есть просто бизнес вокруг культуры. И это не всегда синонимы. Вы тут щеголяете заявлениями, что все, дескать, знают об ирландском происхождении U2 или шведском ROXETTE. А вы спрашивали об этом шведов или ирландцев? Они-то относят это просто к своим вкладам в мировой шоу-бизнес, а те же шведы уважают Мари Фредрикссен больше, чем ее ROXETTE, поскольку полная дискография этой талантливой рок-вокалистки в Швеции составляет уже 13 шведскоязычных альбомов (на презентации последнего мне лично довелось побывать минувшей осенью). Кстати, там, в Швеции, я узнал, что в стране готовится к изданию трибьют АВВА, где все знаменитые песни впервые прозвучат по-шведски. И шведам это надо, хоть мы, жертвы убогого среднестатистического музторга, этого конечно не услышим.

А еще раньше, в 1992-м, когда у меня брал интервью шотландский журналист из… Сан-Франциско (?!) Джери Фольи, а я, молодой (вроде вас) пацан, решил щегольнуть знанием шотландского рока и назвал среди своих кумиров MARILLION, то он мне сказал: «Хорошая группа, но не надо называть ее шотландской, хоть она из Шотландии и даже в название взяла национальный праздник Сильмарильон. Это наш обычный шоу-бизнес».

Кстати, ребята, помните французского певца Жака Бреля? Так он ведь не француз. Просто пел по-французски этот фламандский выкормыш. Но если ставится вопрос, что мы называем французской песней, то не надо клеймить отщепенцев или холить предателей. Это уже другая дискуссия -- к вопросу «Кто ты?»

Так что ваши ошибки только в том, что вы живете не ощущением культуры, а попыткой просекания банального среднестатистического продукта мирового рынка. Но не говорите тогда О КУЛЬТУРЕ, а то договоритесь до детского бреда Леши Шедько, считающего, что для культуры «не имеет значения, на каком языке поется песня».

Не буду давить оппонентов своим авторитетом, возьму в помощь реальных авторитетов, хотя бы недавно ушедшего от нас Папу Яна Павла ІІ. Я все-таки стараюсь читать не только детский журнал Yes перед такой дискуссией. И вот нашел в недавно изданном и в Беларуси «Римском триптихе» Яна Павла ІІ такую цитату: «Целая Вселенная возникла из Слова и к нему возвращается». А Слово является в канонических текстах синонимом «понятий» «Язык», «Культура» и даже «Бог». Ну и что тогда заявления Шедько, «какая разница, на каком языке культура», как не детский лепет. Какой Язык, такая и Культура. О прописке речь ведут только гомо-советикусы. Но разговор ведь не о том -- запрещать ли белорусам петь на других языках. Безусловно, их право выбирать принадлежность свою к той или иной культуре: Мицкевич выбрал польскую культуру, Достоевский русскую. А Огиньский? Все помнят, что U2 ирландцы, но почему-то забывают, что Огиньский -- потомок белорусского рода, где его всегда называли Агинским. Поляки его легко присвоили, а россияне помогли, не позволяя в официальных текстах даже намека на первородную транслитерацию его фамилии.

Но почему же такие, как Шедько, гневно набрасываются на белорусское желание разобраться, кто есть кто в белорусской культуре? Да просто их, служителей русской культуры, не приняла русская культура (ведь даже самый успешный местный русский проект ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ не попал пока в анналы легенд русского рока, хоть ровесники типа АЛИСЫ, КИНО и т.п. там уже прописались), вот их и прет назваться хоть бы белорусскими, потому и лезут комментировать вопросы, в которых не компетентны. Я очень рад, что хотя бы продюсер «ляписов» Евгений Калмыков это понимает, вдоволь наездившись с гастролями по российским Тырловкам, Мухосранскам и Кислодрыщенскам.

Но Ольга, поверьте, что его понимание белорусскости глубже, чем ваше, когда вы отнесли к эталонам здесь только ЭТНО-ТРИО ТРОИЦУ, аутентичных ЛІЦВІНОЎ и т.п. Ну не надо этого лаптюжного формализма. Это все равно, что сказать, дескать, эталон немецкой песни не RAMMSTEIN, а что-то типа Lorelej. Белорусы -- такая же современная нация, как и немцы, шотландцы, англичане, поляки, поэтому рядом с вашими кумирами нельзя не поставить тут еще «с полдесятка групп», как сказал некий Dextra: КРАМУ, N.R.M., PARTYZONE, POSTSCRIPTUM, ЯR, NEW COSMOPOLIS, P.L.A.N., МЯСЦОВЫ ЧАС, БОНДУ, ГРАМАДУ, TESAURUS, zIGZAG, ?ygimont VAZA, ДЗЕІ, IQ 48, DEADMARSH, ГОЛУЮ МАНАШКУ, AQUAMORTA, GARADZKIJA, КАЛЬЯН, ZNICH, СТАРОГА ОЛЬСУ, НЕРУШ, Ален, ULIS, OSIMIRA, ЗЬМЯЮ, GUDA, КАМЭЛОТ, А&К, ZET, КРАМБАМБУЛЮ, НОВАЕ НЕБА, КАМАЕДЗІЦУ, DEVIATION, ТВАР, THE DVERY… Я пишу тут только тех, кто есть у меня на уже изданных полноформатных альбомах (у некоторых их до шести), но у меня далеко не полная коллекция, а я уже утомился и утомил читателя самим перечнем.

Да, и еще: исторически не только «наша страна была местом обоснования разных народов»: в Румынии есть мощная ветвь венгерского рока, в Польше -- белорусского, в США цветет и пахнет каждый год в Lincoln Center «Фестиваль разных культур Америки», но там не ведут пустопорожних споров, что следует называть польским или венгерским роком, а во Франции в те же 75% французского радиоэфира входят и канадка Селин Дион, и испанка Ин Грид. Конечно, когда поют по-французски.

Но я далек от того, чтобы утверждать, что французский рок -- это только рок на французском, а белорусский -- только на белорусском. Просто есть примеры отсутствия в продукте такого мощного опознавательного стержня, как язык. Но заметьте, трудно обойтись без языка в названиях, в выходных данных, и если кто-то обходится, тогда не забудем о теме, о мыслях, об источниках вдохновения. Скажем, альбом инструментальной музыки «крамовца» Сержука Трухановича «Нараджэньне таямніцы» с его купальскими наигрышами, с его современными темами вроде «Мінск-Мадрыд» реально дает слушателю опознавательный адрес, а вот Шедько с его дельфинами на брегах Невы никто никогда не отнесет никуда, кроме провинциального российского рока, неизвестно даже из какой провинции, который только для Беларуси является весьма востребованным продуктом.
Не спорю, этакий опознавательный адрес не каждому нужен, но в каждом микрорайоне Стокгольма, Мюнхена, Лиссабона, Мехико полно этаких безадресных гитарных гениев, которых найдут в куче неопознанного хлама те, кому нужен мусор.
Так что, отвечая Шедько, вынужден перефразировать его же: «Глупо НЕ ВЫВОДИТЬ каких-то опознавательных формул в сфере творчества», поскольку даже банальный фээмовский радиослушатель, когда ему вдалбливают в уши, что он слушает свое, а звучит обычная русская песня, просто не верит своим ушам. Он забывает, в какой стране находится, твердя: мы, русские, которых легко просекают те русские…

Самое интересное, что те, кого вы обвиняете в национализме, просто трезвые люди, которые никогда не высказывались плохо о масс-культурах других народов (тот же Супранович был организатором здесь встреч с украинским, польским, чешским роком, он привозил таких гигантов, как PROLETARYAT, T.LOVE, U? JSME DOMA, ECHT!, ТНМК, ТАРТАК), но духовной подпиткой для них был как раз свой, а не краденный продукт. Это только юный нувориш местной журналистики Сергей Будкин мог заявить на своем сайте «Тузін гітоў», что он не любит русского языка, но не против английского, поэтому пустил в свой белорусский хит-парад ATLANTICA, но никогда не пустит МАДЕРУ. У Супрановича все гораздо более чисто и прозрачно: он занимается БЕЛОРУССКИМ РОКОМ, в который вписывается и белостокский ZERO-85, и нью-йоркский Данчик, и познаньская TRIQUETRA, но никак не попадает пока минская МАДЕРА ХАРД БЛЮЗ, хотя даже ей дорога не закрыта, поскольку на диске P.L.A.N. «Вялікае калі ласка», изданном БМАgroup, лидер МАДЕРЫ Юрий Михайлов присутствует. Просто Супранович -- не милиционер из паспортного стола, чтобы проверять прописку, а деятель культуры. Белорусской, а не условно региональной. Пожелаем же ему успехов на этом поприще.

Витаут МАРТЫНЕНКА

P.S. от Олега Климова.

Спорить с Витей – дело бесполезное. Еще более бесполезное – разубеждать и опровергать его фактами, тыкать носом в ошибки и передергивания, в конкретную подтасовку понятий. Таков Мартыненко. Который убежден, что он великий белорусский музыкальный критик и журналист, обладающий правом вето, единственным здравым голосом и багажом недоступных для других знаний. Простим ему эти (во многом) «заблуждения», ведущие к прегрешениям. Простим традиционно хамскую манеру изложения своих мыслей, когда он пытается с кем-то "полемизировать". Ибо – ведает. А значит – безнадежен… Но все же мы решили опубликовать сей опус. В котором истина, даже в юродствующем исполнении, безусловно, имеется, вот только уста, ее произносящие, сводят доводы к нулю… Кислотность давно не проверял, Витя?..



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи