статьи



N.R.M.
новый альбом -- разноцветный

Кто осмелится оспорить тот факт, что N.R.M. в Беларуси уже коллектив культовый? Желающих нет? И правильно. И не нужно. И кто ж вам (смельчакам) поверит-то? Ну, знает Вольский, чего народ белорусский жаждет. Оттого и залы собирает. Но! Но истинные фанаты уже начали слегка подергиваться и в недоумении озираться по сторонам, оглядывать полки в музыкальных магазинах и ряды дисков в ларьках… «Где? Где он — новый альбом группы? Почему N.R.M. «молчит»?»
Не молчит. Не бойтесь. Сейчас вас будут успокаивать. Да и меня отчасти тоже. Сам Лявон Вольский.

— В последнее время белорусский слушатель не слишком-то избалован группой N.R.M. Большинство просто не в курсе, что сейчас с коллективом происходит. Уже и слухи всякие поползли: мол, распадаетесь вы…
— К сожалению, сейчас очень трудно выступать на родине. Но, тем не менее, недавно ведь был маленький тур по Беларуси. А из более крупного… В Польшу ездили. Отыграли там семь концертов… В Украину катались. На Майдан. Были свидетелями такой доброжелательной революции, когда вокруг сцены — 250-500 тысяч человек (точно не скажу, потому что люди были повсюду). Это, конечно, впечатление на всю жизнь. Люди просто выходили на улицы города. Там были все: от бомжей (трезвых!) до крутых бизнесменов на «джипах», которые привозили свою старую одежду (пальто, валенки всякие) и просто в кучу скидывали, чтобы народ одевался — холодно ведь было. Правда, на сцене не стояли специальные обдувы. Поэтому очень тяжело было играть — мы действительно мерзли.

— Такое количество людей на улицах… Город, наверное, был похож на муравейник?
— Больше всего удивил порядок на этих улицах. Не было не то, что пьяных — ни одной разбитой бутылки или брошенного на землю окурка. Имея уже опыт выступлений в Киеве и зная обычную там организацию мероприятий, мы были действительно удивлены. На этот раз все было просто идеально.

— Лявон, а не кажется все же вам, что белорусы немного соскучились по N.R.M.?
— Я ведь говорил уже, что давать концерты у нас тяжело. Мы же не ходим под государственной структурой. Это, например, Финбергу или Раинчику все двери открыты. Им даже за аренду платить не нужно. А нам придется столько денег только за помещение отдать... Почему-то все думают, что “негосударственные коллективы” (так нас называют) заколачивают огромные гонорары и с четкой периодичностью озолачиваются. Но ведь это же не так. Вы-то хоть это знаете? (Знаю. Знаю, что рок-команда вовсе не коммерческая структура, тем более в наших условиях. — Прим. авт.) С такой же проблемой сталкиваются и попсовики, которые тоже “не под государством”. Да и где, по большому счету, тут выступать? Клубов нет. Те же ребята из группы КРОК... Я вообще не имею представления, как и где они могут сейчас играть.

— Кстати, о группе КРОК… Я думала, они снова будут «греть» публику перед вашим концертом 22-го февраля. Честно говоря, удивилась, что они на сцену не вышли. Хотя в зале я ребят видела…
— Мы планировали взять эту команду. Надо ведь помочь им хоть периодически показываться. Но их барабанщика неожиданно свалил грипп. Хотя на самом концерте они были. Пришли посмотреть и послушать.

— Недавний концерт в «Реакторе» показал, что люди хотят N.R.M. В зале было… весьма плотно. Публика очень тепло воспринимала старые хиты. Но просила ведь и новых песен. Вы тогда пообещали: вот будет следующий альбом — станем играть «свежачок» на концертах. Отсюда вопрос: когда же? Ведь после Dom Kultury была лишь пластинка Spravazdaca 1994-2004 (проще изъясняясь, «зэ бэст оф»)…
— Материала для нового альбома уже достаточно. Есть тексты, какие-то музыкальные куски. Теперь надо только собраться и все «оформить». В этом-то и самая большая проблема. У нас сейчас трудности с репетиционным помещением. Фактически, мы имеем возможность репетировать лишь несколько дней перед концертом.

— А каким вы вообще предполагаете новый альбом?
— Не думаю, что тут что-либо можно предполагать. Я даже сам не до конца представляю, каким он будет. Сначала мы хотели сделать что-то близкое к авангарду. Но потом эта идея как-то подзатухла. Кажется, диск будет просто… разноцветным. И большим — песен шестнадцать.

— Но какой-то основной вектор уже, вероятно, обозначился? Главная идея, направление…
— Основной вектор всегда один и тот же: N.R.M. — белорусская группа. Достаточно альтернативная. И все. Но нам не интересно заниматься постоянно одним и тем же. Во всех наших предыдущих альбомах прослеживается определенная тенденция: одна или две веселенькие песни, парочка «загрузных» и «тяжеляк». Хочется как-то отойти от этой схемы.

— Но, по крайней мере, поклонников уже можно обнадежить и успокоить — альбом будет. Или рано?
— Не стоит обнадеживать. Потому что они решат, что пластинка выйдет через месяц. Будут ждать. А я через месяц только из Америки вернусь. На тот момент, естественно, альбома еще не будет. А потом на сайте станут появляться возмущенные послания: «Где диск?!» И ругать N.R.M. будут всякими словесными непотребностями. У нас ведь люди любят самовыражаться. Особенно в Интернете. Когда вместо имени — «ник», и тебе не нужно нести ответственность за то, что говоришь… А говорят всякое. «N.R.M. безнадежно устарели! Где ваш патриотизм?!»

— Что, действительно про патриотизм интересуются?
— Он ведь начинался еще с МРОI. И никуда не делся до сих пор. Но если постоянно говорить об одном и том же одними и теми же словами… народ просто перестанет это воспринимать. Да, мы живем неправильно, не по законам развития мира. Но все время кричать об этом смешно. По данному поводу уже много песен спето. Старые можно повторять. Они, к сожалению, до сих пор актуальны. Никто и не думал, что так получится: первый альбом можно совершенно спокойно играть и сегодня. Но если мы снова по прошествии стольких лет будем говорить со сцены то же самое… люди могут и не поверить.

— Если я не сбилась со счета, это будет восьмой альбом N.R.M. Вы сейчас можете вспомнить, как писались предыдущие? Много времени-то уходило раньше на пластинку?
— По-разному. Первые подпольные записи (еще со Славой Коренем) делались совсем недолго: день — на ритм-секцию, день — на подкладные гитары, день на вокал… И два дня брал себе Пит, чтобы позаниматься «виртуозностью». Потом было сведение (около недели). В общем, на один альбом уходило в среднем — месяц. Когда мы уже стали работать с Геной Сыроквашем, начали брать чуть больше времени. Нас, конечно, нельзя сравнить с RHCP, которые одну песню месяц пишут. Мы так работать вообще не можем и не умеем. Если видим, что песня сразу не идет, значит все — надо «отпускать», не получится. Кстати, я вот недавно читал, как на страницах «МГ» про шоу-бизнес рассуждали. Но ведь это же смешно!

— Рассуждения? Или сам факт наличия?
— Шоу-бизнес ВООБЩЕ — это составная часть капитализма. Когда есть олигархи, крупные банки… А у нас просто отсутствует почва для настоящего шоу-бизнеса во всей его многогранности. Он существует только в одном направлении — государственном. А всех остальных артистов очень легко душить финансово. Гораздо эффективнее, нежели просто запретить. Я про это, кажется, уже упоминал…

— Но ведь люди все равно что-то делают. Появляются новые имена, группы… Между прочим, довольно успешные…
— Вроде бы, так. Но с музыкантами у нас вообще дикая система. INDIGA бьется изо всех сил. Прорвались ребята в Украину. Молодцы. По крайней мере, их там теперь знают. Та же самая группа З.Ь.М.Я.Я., которую многие почему-то не любят… Или КРОК… Ведь это все люди с будущим. Которые до сих пор держатся на голом энтузиазме. А это самое будущее в реальности появится у них только тогда, когда ИХ энтузиазм подхватят ВСЕ. А что происходит в стране? Люди разувериваются и разочаровываются. Слава Корень… человек, которому уже по статусу положено быть рок-легендой… он может дать только пару концертов в год. А где Кася Камоцкая?.. Определенно, другой рынок искать нужно. Но эту территорию ни в коем случае нельзя покидать.

— А куда ехать-то? Все в ту же Россию да Украину?
— Если говорить о Москве, там шоу-бизнес с нечеловеческим лицом. В Украине с этим пока получше. Да, Россия вся целиком не очень привлекательна. Мы в прошлом году ездили на фестиваль в Смоленск. Город произвел на нас странное впечатление: грязный, пыльный, ветренный… но какой-то “денежный” — повсюду бутики, просто один на одном. Во время самого фестиваля происходило настоящее «месилово». Пьяные люди чуть ли морды друг другу не били. Шаблинский по окончании сказал: «Сюда бы роту белорусского ОМОНа! Навели бы порядок». Представляете?

— Лявон, наверное, последний вопрос. Традиционный и доводящий всех до зубовного скрежета. Но неизменный и незаменимый. Ближайшие планы?
— Я же в Америку еду. Через месяц вернусь, и можно будет о чем-то говорить. Мы, правда, хотели клип снять. Только будут ли его где-нибудь крутить? Но, наверное, даже для себя стоит.

P.S. Конечно! Конечно, делайте, Лявон Артурович! Мы ж только рады будем. Нам же это действительно нужно. На самом деле.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи