статьи



Ambassador 21
В Беларуси нет hardcore-сцены

Digital hardcore. Возможно, кому-то сие музыкальное направление будет в диковинку. Тем не менее, оно существует. И аж с года 93-го, коль не ошибаюсь. Само по себе "незнание" чего-то вовсе не предопределяет отсутствие этого "чего-то". Оно означает лишь твое НЕЗНАНИЕ. А то, что экстремальной электронной сцены в Беларуси нет - это факт. Вот почему музыканты, предпочитающие данное направление надолго в нашей стране не задерживаются. Они отправляются дальше - на Запад. Там находят свою публику. А домой приезжают так - на побывку.

AMBASSADOR21 - проект, который фактически символизирует все то, о чем выше сказано. Франция, Бельгия, Германия… В скором времени - Англия. Но никак не Беларусь. Алексей и Наталия Протасовы (далее по тексту, соответственно, - Н.П. и А.П.) - "родители" AMBASSADOR21. А еще основатели Invasion Wreck Chords - выпускающего лейбла, у которого уже есть довольно авторитетное имя все там же - в Европе.

Н.П.: О чем Вы хотели спросить?

Последних полтора-два года вы вращались исключительно в западных... назовем это тусовками...

А.П.: Мы не ориентируемся на тусовки. Мы ориентируемся на сцену. В мировом понимании. Если в том месте, где мы находимся ничего не происходит… Если там не существует сцены... то мы ищем "community" там, где это есть. В нашем случае мы нашли его за рубежом, по совершенно объективным причинам.

Ну что ж вы так Беларусь-то игнорируете?

А.П.: Мы не игнорируем. Мы просто констатируем факт, что в Беларуси нет digital hardcore-сцены. Есть отдельные всплески желания сделать что-то "под это", по форме.
Те музыкальные события, которые происходят здесь, не являются для нас интересными.

Но ведь по окончании тура все равно приходится возвращаться сюда. Так?

А.П.: Да. Поскольку мы являемся гражданами Беларуси и прописаны именно здесь.

Основная работа (техническая) происходит там или здесь?

А.П.: Студийной работой мы занимаемся в основном в Беларуси. Потому что когда мы в туре, то ясное дело - не имеем достаточно времени на это. Но вот сейчас в Англии планируем поработать в студии вместе с HECATE, 2ND GEN и CONFLICT.

А что же дает вам Запад? Неужели только СЦЕНУ и возможность перемещаться?

Н.П.: Этого вполне достаточно. Мы играем там концерты. Именно этим группа и должна заниматься. Энергию для дальнейшей студийной работы мы получаем на концертах.

И какая же страна самая щедрая на энергетику?

Н.П.: Бельгия (неважно где), Австрия (тоже все равно, в каком городе) и Франция. Париж - это вообще отдельная тема.
А.П.: В Германии кайфа поменьше. Там поскучнее. А в Париже - просто офигенно. Французы - настоящие психи. Они готовы громить аппаратуру, у них нет внутреннего тормоза. Да и сам Париж сносит башню. Не знаю, как насчет "увидеть и умереть", но вернуться туда хочется.

Кроме AMBASSADOR21, есть еще Invasion Wreck Chords - лейбл, который тоже является вашим детищем. Как с ним-то дела обстоят? Где находятся его корни и что выпускалось в последнее время, а также что планируется?

А.П.: Корни - это мы. Вся информация о деятельности лэйбла есть на нашем сайте.

Сколько лет вы на радио уже не работаете?

А.П.: Три года.

И не тянет обратно?

А.П.: Нет.

Но ведь радио - тоже в некотором смысле творчество. Как и любая сфера журналистcкой деятельности.

Н.П.: Конечно. Пока работа на радио была творчеством, мы работали там. Когда этого не стало, мы сказали "FM must die" и ушли.

Это было пророчество?

Н.П.: Нет. Скорее знание жизни. Опыт. Который позволяет предвидеть определенные вещи. Если я вижу говно и говорю, что это говно, - это не пророчество, а констатация факта.
А.П. А если же окружающие предпочитают делать вид, что говна нет… Ну, насрали в кухне… Да, нехорошо, но мы же с вами интеллигентные люди! Давайте сделаем вид, что этой кучи на полу нет. Но от этого ведь само говно не исчезнет и не превратиться, например, в ананасы!
Н.П.: Долгое время мы: а) убирали это говно; б) боролись с ним. Но тогда нам сказали: "Это наше говно". ОК, оставайтесь, мы пошли. Я не собираюсь реанимировать трупы.

Коль уж мы о радио говорим… Указ о 75% белорусской музыки на FM-вещании слышали, наверное. Как вам? Можно ли продолжать "констатировать факт"?

А.П.: Маразм. Мы не знаем, к чему привел этот указ, потому что радио не слушаем. А знаете, в чем маразм? Да хотя бы в том, что начинают приводить такие доводы: а вот во Франции по радио крутят 80% национальной музыки (грубо говоря, французских исполнителей). Во-первых, не надо сравнивать наш шоу-бизнес и их. У них есть, что крутить. А во-вторых, это не кто-то там "сверху" указом определил количество французской музыки на французских радио-станциях. Это они сами так любят свою культуру, что заполняют своей музыкой эфир. И если какая-то станция захочет играть 100% американской музыки, никаких последствий не будет. А то, что происходит у нас, иначе как маразмом не назовешь. А маразм оценке не поддается. "Вот в деревне, говорят, есть хороший баянист. Давайте его запишем, чтоб нам было что крутить!" Примерно это. Ну что ж, зато теперь у радио есть хоть какое-то дело.
Н.П.: Исполнять указ или бороться с ним. "Ага, я ставлю в эфир не 75%, а 69% белорусской музыки! Я борюсь с властями!"
А.П.: Но, почему-то, слушая новости на радиостанциях до всяких 75-процентных указов, никто не возмущался: "Это что, новости?!"… Так что, все правильно: 75% белорусской музыки, причем с "черными списками"!
Но, если честно, я не понимаю, почему эта тема так волнует поклонников альтернативной музыки? Если я слушаю панк или индастриэл, мне абсолютно до фонаря, что там крутят белорусские ФМ-станции, и как они себя при этом чувствуют. Хоть 200% белорусских народных песен. Потому что мы с ними в любом случае по разные стороны.
Н.П.: У нас дома свой плэй-лист и его нельзя запретить никакими указами.

Еще одна скользкая тема…

А.П.: Меня раздражает сам факт того, что можно кого-то запретить указом. И мне тут абсолютно все равно - сколько групп "попали", и какие именно. Хоть группа КРАСКИ - какая разница? Налицо факт наезда на свободу слова.
С другой стороны, я не привык верить кому-либо на слово. Какие-то группы говорят: нас запретили, мы оппозиционеры, не устраиваем власть. Но в то же время я вижу афиши о концертах этих же коллективов. Как мне к этому относиться? Кто мне лапшу на уши вешает?
Хотя я не имею достаточно информации, поэтому мне не очень ясна ситуация. Но как факт запрета… Да хоть театра "Христофор".
Н.П.: Наблюдая за системой в этой стране, я вижу игру, которая выгодна обеим сторонам. Это похоже на паутину, которая тормозит движение вперед. Я презираю оппозицию, которая существует только в том случае, если есть позиция. Когда уйдет последняя, первой это будет не выгодно. А за паутиной есть реальная жизнь, и в этой реальности продаются серьги для пирсинга с нацистской свастикой. Хотите поговорить об этом?

Да. Хочу. Но боюсь, разговор получится совсем уж не… музыкальным. Скажу одно: демократия - отнюдь не синоним "вседозволенности". А пирсинг… как бы это только началом не было. Хотя, может, действо уже апогея достигло? И правда, куда уж гаже…



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи