статьи



Caravan
Они играют грандж

"Grunge Is Dead". Майку с такой вызывающей надписью носил когда-то Курт Кобейн, заявляя всему миру, что грандж умер… Кто-нибудь из циничных критиков непременно скажет, что в Беларуси грандж тоже умер. Точнее, его совсем у нас нет. Не согласны? А вы попробуйте найти здесь настоящих грандж-музыкантов, которые будут пробираться через пустыню попсы, сопротивляться ветру шоу-бизнеса и исполнять музыку, коммерческая суть которой — ее предельная антикоммерческая направленность. Найдете таких? А я нашла. Знакомьтесь: группа CARAVAN. Пятеро молодых талантливых парней: Алексей Бразговка (далее просто — А., вокал, гитара), Игорь Неткачев (И., гитара), Павел Слободницкий (Blade) (П., вокал), Алексей Худницкий (бас), Виталий Федорович (барабаны). Эти ребята решили серьезно вдохнуть жизнь в белорусский грандж и поднять это движение на достойный уровень.
Собственно — слово самим музыкантам.

— Что есть grunge? И как вы разрекламируете этот стиль музыки для людей?
П.: Грандж — музыкальная свобода каждого человека, выражение всех сокровенных эмоций и своего внутреннего мира. Это не есть стиль музыки или что-то конкретное, это лишь то, что живет глубоко внутри каждого человека и определяет его как личность.
Л.: Чудесная музыка, уникально индивидуальный стиль и до умопомрачения неординарный. Это культура многих миллионов людей, мировоззрение и направление моды. Этому отдались и мы. Хотелось бы поднять на ноги это движение у нас.

— Стиль, в котором играет CARAVAN, трудно найти даже в России, не говоря про РБ. Неужели вы единственные, кто играет грандж у нас?
Л: Я не слышал в Беларуси групп, схожих с нами по стилю. Может, они и есть, но мы их не знаем.
И.: Я бы не сказал, что мы позиционируем себя как неких уникальных индивидуумов, которые играют такую музыку. Мы просто делаем то, что нам нравится.

— Как был создан CARAVAN?
И.: Как-то случайно мы с Лешей встретились во дворе 65-ой школы…
П.: Разные, но близкие по духу люди решили совместить свои усилия, желания и возможности в один творческий процесс.

— CARAVAN… звучит неплохо. Довольно-таки лирично. Как появилось это название?
Л.: Название было придумано мной. CARAVAN — люди и верблюды, которые преодолевают огромное расстояние в поисках оазиса, конечной цели пути. Но многие погибают, так и не пройдя его и не достигнув своего желания. Мы создали свой CARAVAN и пытаемся пройти свой путь; найти то место, где воплотятся в жизнь все наши мечты и стремления.
П.: Он тронулся в путь всего два года назад, и дорога только начинается.

— Расскажите про идеологию, тематику и концепцию вашей музыки.
П.: В основе всех песен лежат наши личные чувства, мысли, рассуждения и переживания. Вначале существуют только эмоции, которые постепенно накапливаются и материализуются в тексты и музыку.
Л.: А эмоций у нас много!
И.: Я назвал бы это состоянием души каждого из нас. Думаю, в этих песнях любой человек найдет что-то свое. Ну а конкретной темы и направленности к чему-то или против чего-то у нас нет.

— О политике не пишите?
П.: Нет. А зачем о ней писать? Пусть об этом пишут те, у кого это хорошо получается.

— Кто пишет песни в группе?
П.: Основной сырой материал пишем мы с Лешей, приносим его в группу, после чего через неопределенное время рождается новая песня. Большой вклад в наше творчество вносит наш замечательный гитарист Игорь, ну а заканчивают процесс ударник и басист.

— В чем находите вдохновение для своего творчества?
Л.: Нахожу вдохновение во многом. Очень люблю дождь, когда он идет… а на самом деле его нет. Люблю осень. И вообще, здорово, когда люди думают о природе. Им очень повезло.
П.: Черпаем силы из всего, что окружает. Вдохновение доставляют и положительные, и отрицательные эмоции. Образы подсказывает сама жизнь. Наслаждаемся творчеством других людей…

— Когда состоялся первый концерт под вывеской CARAVAN?
И.: Это было на ВДНХ 13 декабря 2002 года. На фестивале "Белорусский Турбо-Миксер".

— В каких клубах вы играли концерты?
Л.: Везде, где было желание и возможность выступить. В 2003 году мы отыграли почти на всех grunge-party, были несколько раз в "Alcatraz", играли в "Барракуде", "Сафари" и, конечно, в "NC", где в основном проводились тематические концерты.

— Ну а теперь, когда "NC" ушел в историю, все концерты "перекочевали" в клуб "28". Успели ощутить разницу между этими клубами и где вам нравилось выступать больше?
И.: "28" — это логическое продолжение "NC", но, к сожалению, далеко не лучшее.
П.: Согласен, "NC" был уютнее и лучше, причем он находился в самом красивом и живописном месте города.
И.: Что касается клубов в целом… Отмечу следующее: даже пусть там будет замечательнейший дизайн, но если группы играют при плохом звуке, это портит весь концерт и после вечеринки люди отзываются о клубе плохо.

— Как получилось, что вы попали на диск "Наша музыка"?
Л.: Экспериментально в Германии я записал демо — запись из нескольких песен. Мы познакомились с Ромой Орловым, который является продюсером этого проекта. Он послушал нашу демо-запись и предложил включить в свой сборник песню "Покурим". После чего отыграли в этом проекте несколько концертов. Хотя не скажу, что получили от этого удовольствие.
П.: Я не вижу будущего у этого проекта: 10 групп в стиле поп-рок играют одинаковую музыку для одинаковых людей. Играли мы там по следующей причине: хотелось думать, что, может, на этом концерте окажутся хоть несколько человек, которым понравится наша музыка, заставит не "расколбаситься", а задуматься о чем-то…

— На какую аудиторию рассчитано ваше творчество?
Л.: Мы играем для тех людей, кто пришел на наш концерт, кто любит и уважает грандж.
П.: Что значит "рассчитывать" на какую-то аудиторию… Никаких ограничительных рамок нет. Пусть это будут просто хорошие люди.

— В нашем городе много таких людей?
П.: Во всяком случае, они есть. Все настоящие фанаты гранджа — почему-то классные люди, для них мы и создаем свою музыку.

— Вы бы согласились исполнять чужие песни?
Л.: Я бы сказал, что нам это пока не нужно. Чужие стихи — это чужие мысли и интересы. Хотя, возможно, кто-нибудь принесет нам стихотворение, которое вызовет необратимое желание подобрать под него ноты…
И.: Я бы тоже не стал заявлять так категорично, что нам это не нужно. Просто пока что такого желания не возникало.

— А как насчет кавер-версий?
П.: В мире очень много замечательной музыки. Было бы время — сыграли бы кучу чужих песен, но в основном делали бы это для себя.
Л.: Да сейчас на это нет времени, полным ходом идет запись дебютного альбома. Поэтому на репетициях все внимание уделяем своим композициям.
И.: Вот запишем пластиночку, пойдут обычные репетиции…

— Давайте теперь поговорим о главном — о дебютном альбоме. Что это будет за пластинка, когда ее можно будет ожидать, не боитесь ли вы проблем и трудностей, связанных с тиражированием и распространением альбома?
П.: О том, как она будет распространяться, мы еще не думали. На данный момент наша главная цель — ее записать.
Л.: Рабочее название диска — "Счастливая грусть". Материал четко определяет нашу концепцию и отображает наш внутренний мир.
П.: По сути дела, "счастливая грусть" — состояние любого творческого человека, ведь все люди искусства чувствуют грусть, которая одновременно бывает и счастливой. Если человек ничего не чувствует — это очень плохо.
Л.: Диск помогает записывать Павел Некрасов, талантливый человек и наш хороший друг. Он только начинает заниматься профессиональной записью и, я думаю, в скором будущем добьется больших успехов в этом деле.

— Давайте представим, что ваш альбом наконец вышел. Как бы вы хотели презентовать его публике?
И.: Наши друзья из группы КРОК параллельно с нами пишут дебютный альбом. Была идея закончить запись одновременно и устроить, допустим, в "Реакторе" двойную презентацию, вечеринку в определенном стиле, нарезать болванок и раскидывать их в зал!
Л.: В РБ тяжело вести полноценную концертную деятельность по причине отсутствия достойных организаторов и нулевого интереса государства к альтернативной музыке.

— А как насчет Дашкова & Тишкевича?
Все: Давайте не будем о грустном…

— Кого из белорусских команд вы могли бы еще отметить?
Л.: Есть замечательные коллективы КРОК и HAIR PEACE SALOON. Также, когда мы выступали последний раз в "Alcatraz", понравились JITTERS. Они играют оригинальную музыку. Но я думаю, у нас еще так много групп, играющих полный бред… Мягко говоря, некоторым группам, выступающим периодически в "28", надо еще играть и играть.
И.: У многих просто нет возможности продвинуться и самореализоваться.
Л.: Почему-то в нашей стране мало заботятся о творчестве, телевидение забито до отказа музыкальным мусором.

— В каких фестивалях вы бы хотели принять участие?
И.: Как насчет "Woodstock"?
П.: День рождения Курта Кобейна 2006 года… "СКА Уручье", тысяч пять людей… Пригласить бы еще туда команду какую-нибудь легендарную.
И.: Вообще, хотелось бы, чтобы мы хотя бы доехали до уровня российских фестивалей вроде "Крыльев" или "Нашествия". Чтобы подобные мероприятия стали тут нормой.

— С кем бы вы хотели выступить?
И.: Из белорусских коллективов — с Сашей Куллинковичем.
П.: Хотелось бы сыграть с московской бандой ПИЛОТЫ В ДЫМУ. Давно не слышал такой интересной музыки. Из несбыточных "мечт" — поиграли бы с PIXIES, SONIC YOUTH, PLACEBO, SILVERCHAIR, FOO FIGHTERS…

— Давайте вообразим себе идеальное грандж-шоу. Каким оно должно быть, по вашему мнению?
Л.: Несколько хороших групп и тысячи людей; и чтобы все они были едины между собой. Больше нечего говорить.
П.: Я попал на вечеринку в "А-клуб" в 1999 году, посвященную группе NIRVANA. После этого вся моя жизнь изменилась. Если мы доставим кому-нибудь такие же эмоции, которые я получил тогда, значит, мы делаем все не зря.

— Для чего вы занимаетесь музыкой?
Л.: Мне это больше всего нравится, и я больше в жизни ничего не умею. К тому же, если получается что-то создавать, почему бы не совместить приятное с полезным, а духовное с материальным?
П.: А что здесь еще делать?
И.: Когда я выбирал себе ВУЗ, сознательно не связывал специальность с музыкой, чтобы любимое хобби не превратилось в занудную работу. Музыка — это возможность выразить себя, отдых и состояние души.
Л.: У нас вообще пора делать культурную революцию, с гитарами в руках.
И.: Если еще учесть, что гитара — это ударный инструмент…

— Если бы вы не были в альтернативном движении, как бы вы представили свою жизнь?
П.: Я с ужасом представляю себя лысым студентом ПТУ, который собирается на местную дискотеку.
И.: Пил бы с пацанами водку и слушал РУКИ ВВЕРХ!.

— Ну, не думаю, что все было бы так безнадёжно. Может, исполняли бы музыку в другом стиле?
Л.: Играл бы, наверное, в каком-нибудь баре что-то наподобие джаза-блюза…

— И что-нибудь напоследок…
П.: Остановитесь на секунду и просто задумайтесь. Научитесь ценить настоящую музыку и настроение. Будьте искренними и свободными, а главное — сохраняйте свою индивидуальность. Сейчас это очень важно.

Музыканты группы CARAVAN — ребята увлеченные. Но и с горячим сердцем в Антарктиде холодно. Хочется надеяться, что каждый из них приложит максимум усилий и сделает как можно больше для того, чтобы grunge как стиль занял свое почетное место в отечественном музыкальном пространстве. Ребята, я в вас верю! Даешь больше динамичного вокала под неутихающие гитарные риффы!



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи