статьи



Чык-Чык
рэгги.бай

За последние два года популярность музыки рэгги в Беларуси сильно возросла. Частые концерты российских команд, проведение "Первого белорусского рэгги-фестиваля" — все это способствовало развитию отечественной рэгги-культуры. Одной из представительниц этого молодого белорусского движения является белорусскоязычная группа ЧЫК-ЧЫК, с вокалистом которой, Лешей, у меня и состоялся разговор.
— Кто играет у вас в группе?
— Кондрат на барабанах, Саша Кальянов — на баяне и на клавишах, Сергей Андронов — на басу, Бублик — на бонгах и я, вокалист, — на гитаре. Это на данный момент. Мы еще делали пару концертов с Алексеем Пашиным — джазовым саксофонистом. Еще раньше Шеф играл, сейчас я не знаю, будет ли он продолжать.

— Когда собралась группа?
— 26 апреля 2002-го года мы собрались, поиграли. Вечер был в Педунивере, литературный. Мы начали что-то там сейшнить, замутили… и подумали создать группу. Решили делать такой инструментально-вокальный абсурд, экспериментировать, что-то с музыкой делать такое нестандартное. Ну а потом, когда это надоело, то есть поняли, что чуть-чуть не по теме это делаем… для себя то есть, и уже ближе к осени 2002-го начали определяться по рэгги. Вот так и играем.

— А почему именно рэгги?
— Не знаю, мне просто нравятся долгие размеры вообще. Не только рэгги. Мы ж не только рэгги играем, хоть нас и называют единственной в Беларуси группой, поющей рэгги на белорусском языке. У нас и диско всякое, и рокешник, и блюз, и джазовые темы разные…

— Почему язык белорусский?
— Я пишу по-белорусски только. Я не умею по-английски писать, я не умею по-русски писать. Я долгое время занимаюсь литературой, сам пишу, пишу по-белорусски. А сейчас и песни пишутся по-белорусски.

— Я знаю, у вас записан альбом…
— Записан небольшой альбомчик на 8 песен. Он был записан в Москве в феврале этого года. Мы записывались вместе с группой ВСЕ СРАЗУ. Ну и выпустили такую штучку типа двойника. На DIY-уровне. Не знаю, может быть, и выпустим его, но… Каждый из нас сейчас работает над полноформатным альбомом. Вот хотим вначале концертный выпустить, а потом уже думать о студийной работе.

— А почему планируете начать с концертного?
— Концерт проще записать, потому что он играется "вживую". Проще в техническом плане.

— Где вы планируете издаваться?
— Скорее всего, придётся в Москву ехать, хотя очень не хочется.

— А "БМА"?
— "БМА"… Не знаю, захочет ли нас Супранович издавать. Хотя — приглашал на второй трибьют N.R.M.

— Что повлияло на ваше творчество?
— От NIRVANA, через всякий панк, через там SEX PISTOLS, через все это дело. Через группу PRODIGY, DOORS, Хендрикса, весь олд скул, рэгги, конечно. Потом туда же советская эстрада 60-х-70-х хорошо так вклинилась. То есть — музыку совершенно разную слушаю. Джаз очень сильно сейчас влияет, такую хорошую тематику вводит дополнительную в музыку. И все, что выпускается такое более-менее похожее на наш стиль: все слушаю, все интересно.

— Рэгги ассоциируется с растафарианством и наркотиками. Твое отношение к этому.
— В принципе, причем тут рэгги? Наркотики — это есть наркотики. Музыка — это музыка. И религия растафарианство — это тоже только религия. Это все может переплетаться в разных совершенно вещах. Просто небольшой стереотип сложился, что если ты слушаешь рэгги — ты растаман, ты куришь эту "траву". Это же не обязательно. Если тебе приятно употреблять наркотики, если тебе это действительно нужно — это твои проблемы, и не надо их навязывать другому. Есть люди, которые пропагандируют это по-всякому, и через музыку. Глупо. Зачем? Это можно использовать как образы, но как… грустные образы. Известно много случаев, когда наркотики поломали жизнь людям, и я бы не хотел, чтобы люди шли по такому пути. У меня товарищ "сидит", и очень я на него злюсь по этому поводу. А растафарианство — это дело личное, во что ты веришь, это только одна из частей этого мира, твоего сознания. Если тебе легче воспринимать этот мир через растафарианство, то можешь его воспринимать так. А можешь через что-нибудь другое, скажем там, буддизм, что действительно мне ближе.

— Расскажи о планах на будущее.
— На открытии клуба чуть-чуть полабаем. Тут какой-то клуб на Пушкинской открывается, нас пригласили озвучить, поиграть около входа, чуть-чуть подзаработать денег, повеселить народ. Думаем сделать совместный концерт с БОЛЬШИМ ЛЕГКИМ из Москвы. И… Дальше, наверное, будет "Второй республиканский рэгги-фестиваль"

— Он планируется ежегодным?
— По-моему, да, ежегодным. Да и международным хотят сделать. Из Польши привезти кого-то, там PAPRIKA KORPS, еще кого-то… Ну а так на будущее — альбом выпустить. У нас сейчас клип готовится. Вот перезапишем трек, видеоряд уже снят.

— Знакомые снимали?
— Да, Воскресенский Андрей из Академии искусств, на песню "Растафарай-би-уай", может, скоро увидим его.

— Внедряете ли вы в свое творчество элементы белорусского фольклора?
— Я задумал попробовать спеть народным вокалом пару вещей на африканской шаманской основе, типа "Купалинку" под джамбей.

— Как бы ты охарактеризовал ситуацию с минской клубной жизнью?
— По-моему, все налицо. Раньше у нас, как Саша Куллинкович сказал, был "А-клуб" ("Альтернатива") и "Б-клуб" ("Cosmopolitan"). Сейчас как бы нет практически ничего. Есть "Реактор" мажорный, концертная площадка, есть "Сафари", где нереально делать концерты, так как там почему-то постоянно возникают проблемы у организаторов с дирекцией. "Блиндаж", вроде бы, тоже не очень дешевый. "Аквариум", но он больше рокерский. Вот "NC" был, но его закрыли. Ну и "Remix82" (уже "Bar28"), но он сейчас такой закрытый будет, они вообще сказали, что не будут концерты делать, чисто ди-джеи. Нужно что-то открывать, нужно что-то делать. Есть еще "Тоннель", но он маленький, в нем нет сцены, он совершенно неудобный, совершенно неконцертный, там дискотеки делать надо. "Динамик" — он неудобный, совершенно непрезентабельный.
У нас все клубы делаются в столовках, либо в подвалах — это нормально. Но нет ощущения клубного такого. Вот в Москве — там зайди в "Форпост", в Питере в "Молоко", "Орландину" какую — там же клубы настоящие, там все клубятся. А у нас… Вот в "NC" были нормальные мероприятия 4 раза в неделю, там приходишь — недорого, все хорошо. "Граффити". Это вообще отдельный разговор. Таких вот еще надо пару мест в Минске. Пока это единственное место, где можно посидеть, пивка попить. Но он для минимального круга людей. А так — очень тяжело, надо больше клубов, надо больше конкуренции.

— Что из белорусской сцены повлияло на тебя?
— НОВАЕ НЕБА очень сильно повлияло, да и сейчас влияет, народные белорусские песни, N.R.M. как-то не очень, НЕЙРО ДЮБЕЛЬ очень нравился какое-то время, КАЛЬЯН помню, очень хорошо шел, и "Х… вам…" DEVIATION. Всякие металисты вспомнились: GODS TOWER, VICIOUS CRUSADE. ТРОИЦА — классная вообще команда. КНЯЗЬ МЫШКИН. Два с половиной года назад я впервые НАГУАЛЬ услышал — просто супер. Это, наверное, самое лучшее, что есть в Беларуси.

— Каковы перспективы белорусского шоу-бизнеса?
— Вопрос очень сложный, потому как белорусский шоу-бизнес еще как бы полностью не сформирован, его практически-то и нет. Понимаешь, в той же России культурная жизнь куда более развита. В Питере вообще угареть можно, Варшава, Европа вся. Там любой вид искусства находит своих поклонников. У нас невозможно зарабатывать на жизнь музыкой. У нас зарабатывает музыкой только тот, кто позиционирует свою группу как финансовое предприятие. Например, N.R.M. Это хорошая команда, культовая, на ней выросло много людей, но… Товарищ из Москвы рассказывал, знакомый у него в группе ЗВЕРИ играет. В них ввалили бабок дофига, а они полгода назад окупились только. Вот и вся группа ЗВЕРИ, а сам этот Рома — сын какого-то там председателя. Если хочешь вылезти куда-то, то надо иметь когти…



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи