статьи



Rastrelli Cello Quartett
Музыка без границ на виолончели

RASTRELLI CELLO QUARTETT -- уникальный квартет виолончелистов. В репертуаре музыкантов есть как классические, так и современные произведения, оригинальные аранжировки самых разных музыкальных стилей и жанров. Среди обработок классики: Чайковский, Мусоргский, Шостакович. Мелодии народной еврейской музыки и страстные танго Астора Пьяцолы. Их творческие фантазии и смелые эксперименты не имеют границ. Создали его наши музыканты, живущие в данный момент в немецком Штутгарте: Кирилл Кравцов, Сергей Драбкин, Михаил Дегтярев и Кирилл Тимофеев. В 2002 году у квартета вышел дебютный альбом «Concerto Grosso A La Russe». С Михаилом Дегтяревым и Кириллом Тимофеевым мы встретились во время их приезда Петербург.
-- Вы сейчас живете в Германии, сюда приезжаете. Творческие идеи там рождаются или все же здесь? Что вдохновляет?

Кирилл: Там очень хорошие условия для работы. Мы можем концентрироваться на репетиционном процессе, и нам ничто не мешает. А когда мы находимся в Петербурге, где мы родились, здесь у каждого невероятное количество знакомых и друзей, которым мы посвящаем много времени.

Михаил: У нас там огромное количество контактов и репетиционная база в высшей школе музыки Штутгарта. Там удобно, все рядом находится.

Кирилл: Мы уехали туда после окончания петербургской консерватории, для того чтобы продолжить обучение.

-- А ваше название связано с Петербургом? «Чело» это виолончель? А Растрелли ассоциируется с Питером?

Кирилл: Да. «Чело» – это виолончель по-итальянски. А Растрелли… мы хотели найти сильную ассоциацию, и это первое, что пришло в голову.

Михаил: САНКТ-ПЕТЕРБУРГ ЧЕЛО КВАРТЕТ было бы банально, наверное.

-- В Штутгарте вы играете большей частью классическую музыку?

Михаил: Да. Так как образование у нас классическое, мы играем классическую музыку. Наш руководитель Кира Кравцов работает в одном из лучших камерных квартетов Германии. Сережа Драбкин, его заместитель. А мы пока учимся.

-- Сергей Драбкин у вас аранжировщик?

Михаил: Да, он делает аранжировки наших композиций. Он из Минска.

-- Как родилась идея создания такого виолончельного квартета?

Михаил: Это было связано с попыткой развить инструмент. Показать, что виолончель – это не только классический инструмент, на котором можно играть только классику, а на нем можно издавать какие-то другие звуки, играть разнообразную музыку. Инициатором и автором идеи был Кира Кравцов. Сначала познакомившись с Сережей Драбкиным, они пытались играть квинтетом аранжировки Сергея. Он аранжировал такого плана музыку и до этого. Употребляя слово «квинтет», я имею в виду две скрипки, один альт и две виолончели. Но у них как-то не сложилось. Потом Кира сказал Сереже, что у него есть два знакомых парня, они очень хотят попробовать сыграть виолончельный квартет. Попробовали – и что-то получилось.

Кирилл: Мы достаточно долго занимались традиционным классическим музицированием, хотелось найти что-то новое в игре на инструменте. Появилась такая идея, что можно расширить репертуар, стили и жанры, которые можно исполнять на виолончели. Это действительно не имеет никаких границ.

-- А вы ориентируетесь на то, что сейчас больше нравится публике и хорошо принимается, ведь такая своеобразная «мода» существует?

Михаил: Я думаю, что это скорее внутренняя потребность. Очень много хорошей музыки, которую хотелось бы сыграть, которая не является традиционной. И благодаря аранжировкам мы можем играть все, что угодно, это очень интересно.

Ориентировки на моду у нас нет, если бы она была, у нас был бы немножко другой репертуар.

-- Может быть, «мода» несколько грубо звучит -- какие-то основные тенденции, которые сейчас есть в музыке, то, что публика хочет слушать…

Михаил: Видимо, эта потребность и возникает из-за того, что есть такая тенденция.

-- Кто ваши любимые композиторы, кроме Пьяцолы?

Михаил: Так назвать сложно… Любимые композиторы, любимые писатели. Так вряд ли кто-то скажет…

-- Вы говорили о планах сделать альбом латиноамериканской музыки, можно подробнее об этом рассказать?

Михаил: Это касается будущих планов. Пока мы записали два диска. И сейчас стоит вопрос, что писать на третий, какой репертуар. Скорей всего, мы будем играть с приглашенным солистом или в сопровождении кого-то пятого, это могут быть самые разные инструменты: перкуссии, труба, скрипка, флейта.

-- Уже в этом году вы хотите записать и выпустить следующий альбом, вы знаете, что в него войдет?

Кирилл: Пока нет. Это знают только Бог, Сергей Драбкин и Кирилл.

Мы пока находимся в процессе, пока не знаем. Но определенно это будет что-то другое.

-- В Германии в каких заведениях вы играете?

Кирилл: До сих пор мы играли в основном на традиционных сценах филармонического плана. Первый раз в клубе мы играли здесь, в «JFC». И нам было очень интересно, какая будет реакция. Потому что там традиционно звучит только очень хороший джаз. Мы не являемся чисто джазовыми музыкантами, скорее наоборот. Но это было воспринято с большим интересом. И, думаю, как раз таки за счет разносторонности нашего репертуара мы подходим и для классических залов, и для клубов. Но для элитных клубов, таких, где музыку все-таки слушают. Клуб -- как концертный зал.

-- В Питере вы себя теперь чувствуете как в гостях или как дома, нет сейчас такой… отстраненности?

Кирилл: Как дома, естественно. Мы часто бываем дома и очень много времени проводим в дороге. Ощущения оторванности никогда не было. Потому что все контакты и друзья, которые были здесь, все осталось, просто появилось очень много нового.

-- Поездки домой дают новые темы для творчества, вдохновляют?

Кирилл: Вдохновляют, конечно. Большую часть времени мы проводим там, в силу того, что там больше работы на данный момент, более развита связь между музыкантами и слушателями. Здесь это пока только частные концерты. Мы сейчас в первый раз приехали как квартет. И мы существуем уже два года, мы не хотели сразу ехать сюда, мы хотели немножечко обтереться там.

Михаил: Здесь очень строгая публика, и было страшно, с одной стороны, сюда ехать. Но, вроде, прошло все ничего.

-- Немцы более доброжелательно воспринимают музыку?

Михаил: Просто перед чужими людьми всегда играть проще, чем перед своими.

-- Вы скоро едете в Америку с концертами, как организовалась эта поездка?

Кирилл: Это американский менеджер (или агент) нами заинтересовался. Это пока виртуальные связи, общаемся через Интернет.

Михаил: У нас вышло два диска в Германии, в Петербурге переиздан первый диск немного в другом дизайне, композиции расположены в другом порядке. Это связано с тем, что в Германии у нас есть продюсер, который распространяет наши диски через свою фирму. Может быть, в следующей программе будет каждый трек с каким-то солистом. Мы хотим попробовать поискать немножко другое звучание. Мы уже пробовали записать одну композицию с трубой, но в связи с плохой работой звукорежиссера эта «попытка» не подлежит прослушиванию. По звучанию это могло бы быть очень интересно. Просто это была некачественная запись, поэтому она не вышла в свет.

-- Качество записи на этом диске вас устраивает?

Михаил: Это был эксперимент. Это была первая попытка. Второй диск уже отличается в лучшую сторону по акустике, по звучанию и по работе звукорежиссера. На первом диске мы не знали, что и как будет звучать, для нас это было удивительно.

-- Когда вы выступаете перед разной публикой, вы подбираете специально программу?

Михаил: Специально программу не подбираем. Но, естественно, в джаз-клубе мы играли больше джазовых произведений. Хотя там директор нас попросил поиграть больше классических произведений, потому что людям это интересно, это необычно -- слушать там такую музыку.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи