статьи



Postscriptum
ВИДЕОФАЙЛ

Здесь смешались снег и огонь, покой зимы и бег города, бездушная пустота клуба и оживленное уличное движение, нервы и струны, натянутые до предела, уникальные голосовые связки и плохо связанные картинки, идея, которая есть с идеей, которой нет. Перед тем, как я услышал песню "Март", басист POSTSCRIPTUM спросил, как я отношусь к RADIOHEAD. В СЛУЧАЙНОСТИ ЭТОГО ВОПРОСА Я УВЕРЕН ВСЕ МЕНЬШЕ...
Последние всхлипы умирающей зимы. Яблоки на ветках, арбузы в руках, но и тому, и другому осталось не больше мгновения. Она идет, разрушая, словно зима. Она бежит, едва не погибнув сама. Беги, Лола, беги! Спасайся! Тебя проглатывает предсмертная депрессия. Неужели вся надежда на тщедушные огоньки пламени и солнышко-апельсин, сжатый в протянутой навстречу руке?
Да, так бывает, когда ВСЯ НАДЕЖДА — НА ГАСНУЩЕЕ ПЛАМЯ, И НА СОЛНЦЕ, КОТОРОЕ НЕ ГРЕЕТ И НЕ СВЕТИТ. Но мне трудно сказать, об этом ли снят клип "Март".
Задача режиссера здесь была однозначной: не навреди! Попади видеорядом в настроение песни, подбери выразительные иллюстрации к эмоциям, напряжению и боли, которые не дают Юле молчать. По-моему, ни о каком сюжете для клипа не могло быть и речи. Даже если эту песню писали про что-то, теперь она — про все.
Режиссер все-таки изобретает сюжет. Одинокую девушку, в прострации бродящую по улицам города. Вдруг клаксон трубит: "Подъем!" Она очнулась, она пытается убежать. Этому можно найти истолкование, но, по-моему, не стоит. Это беспричинное бегство, из ниоткуда в никуда.
Откровенная сцена в душе. Камера вместе со струями воды скользит по обнаженному телу, а девушка скована, как будто не хочет или боится этого кадра. Ее отрешенный взгляд в сторону — как невысказанная обида жертвы собственных благих намерений: снимайте, показывайте, я вытерплю... Тремя восклицательными знаками чувство вины: прости меня!!! Тщетная попытка закрыть глаза — многоточием: я смотрю снова и снова...
Можно ли смыть водой то, что пытается смыть с себя она? Я ответил бы: нет. Но сюжет настаивает: да.
Квартира, ничего лишнего. В кресле — один свитер, на полке в шкафу — одни брюки. Это пространство искусственно. Его выдумали, как и круг любителей скоротать зимний вечер у разведенного на снегу костра.
Девушка появляется в тоннеле "Тоннеля". Девушка находит музыкантов, но не там, где в течение этих четырех минут видели их мы. Пустой клуб не для таких встреч. Когда музыка заканчивается, они гасят свет, но сохраняют свой огонь. Она возвращается к ним, как блудная дочь. Ну и нагородила же ты дел — скажут ей они. Ладно, не переживай, давай снова к нам...
Вот такая счастливая сказка этот клип. Только что же его главная героиня ни разу не посмотрит вам прямо в глаза? Как же это пронзительное и откровенное: "Обними и вдруг пожалей меня"?!
Панихида по апрелю состоялась в сентябре. Панихида по такому "Марту" — вся жизнь.
P.S. Хорош ли клип, о котором можно написать такое? Плох ли клип, о котором можно такое написать?

POSTSCRIPTUM: “Пожалуй, в белорусских клипах мы первые, кто включил в мерное и мирное течение клипа бурную эротическую струю”

На интервью с басистом группы POSTSCRIPTUM Виктором нужно было отправлять кого-нибудь более терпеливого. Потому что я постоянно торопился, вмешивался и перебивал. Абсолютно зря, между прочим. Ведь многие басисты, хоть и не славятся хорошей реакцией, обладают недюжинным умом и сообразительностью. В частности, они гораздо умнее некоторых журналистов.
— Немногие знают, что у группы POSTSCRIPTUM есть клип...
— Он относительно старый, снят года три назад. Лежал себе, никто его продвижением не занимался. По БТ его крутили как-то, но это были единичные случаи. Кстати, клип, мне кажется, ничего получился. НАрмАльный белорусский клип. Ничего сверхъестественного. Малобюджетный такой.
— Что сохранилось в памяти о съемках?
— Его снимали — холодно было... Потому что снег есть в сюжете клипа. Логика железная, да? По-моему, была весна. Как раз март, наверное, потому что песня под клипом — "Март".
— Это идея пришла к марту или вы специально подождали, пока не придет весна?
— Ну, там все гораздо запутаннее было... Я знал, что такие вопросы будут, хотел кому-нибудь позвонить, узнать, как там было и что, кто у клипа режиссер...
— Издеваешься?! Кстати, кто режиссер?
— Вроде бы, Андрей Гребенко. И еще одна девушка — Вета. Именно режиссеры, а не группа, придумали идею — бежит девушка, ей плохо... Что-то они интересное делали, помню, арбузы там какие-то падают, разбиваются... в марте месяце...
— Кошмар какой...
— Это были режиссерские дела. А мы во всем следовали задумке режиссера. Никаких собственных мыслей — он профи, это была его сфера. Это чувствуется: группа в кадре появляется лишь время от времени. В сюжет вкрапляются кадры выступления. Мы играем на сцене клуба "Тоннель" — специально для клипа туда пришли. И в конце мы сидим все вместе у костра. Я думаю, чем пересказывать, лучше клип посмотреть.
Есть в клипе интим — что немаловажно. Пожалуй, в белорусских клипах, мы первые, кто включил в мерное и мирное течение клипа бурную эротическую струю.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи