статьи



Yad
Ядовитое интервью

Музыканты питерского лаунж-электро-фанк-проекта YAD не особо любят рассказывать о своем прошлом, воспринимая каждый вопрос, как ядовитый укус: дергаются в конвульсиях, гримасничают, брызжут слюной. Возможно, дело тут в том, что однажды просочилась информация, будто один из участников проекта писал статьи для глянцевых порно-журналов, а второй в качестве модели снимался в клипах звезд российской эстрады. Согласитесь, что это не та работа, которой можно гордиться и о которой можно рассказывать посторонним людям, а уж тем более, когда твоя популярность приобретает все больший размах…
— Вашему проекту уже три года, может, расскажете, как вы познакомились?
Олег: Как обычно люди знакомятся. Я не помню подробностей, но ничего экзотического. Не по объявлению и не на улице. По общим интересам, через каких-то знакомых.
— До YAD где играли?
— Это уже история, и она не имеет никакого отношения к сегодняшнему дню. Но где-то играли.
— Чем занимаетесь вне группы? Работа, учеба?
— Не работаем и не учимся. А почему вас это интересует? Второй раз нам задают этот странный вопрос. Я не вижу ценности в этой информации. Если бы мы работали на заводе, это бы что-то изменило? Кому это интересно?
— А может, вы в свободное время в космос летаете, кто вас знает!
Андрей: Вот питерская группа ПЯТЬ УГЛОВ, играющая хардкор, работает на стройке. На бульдозерах катаются. Прикольно! Днем на стройке пашут, а вечером концерты играют. А вообще, я одно время преподавал английский язык.
Олег: А у меня филологическое образование.
— Ты, вроде, и статьи писал в порно…
— А что тут такого?! Ну, было, писал статьи для питерских глянцевых порно-журналов. Их названия тебе ничего не скажут. Обычная бульварная пресса. Во-первых, мне самому было интересно, во-вторых, мне платили хорошие деньги.
— А на какую тему, если не секрет? Ты описывал взаимоотношения между мужчиной и женщиной или между мужчиной и мужчиной?
— И про взаимоотношения между женщиной и женщиной тоже. Я же говорю, мне было интересно попробовать себя в качестве интерпретатора интимных отношений.
— Андрей, а ты действительно участвуешь в клипах в качестве модели?..
— Это правда. Но я не хочу, чтобы на этом заостряли внимание. Меня интересовали в данной работе только деньги. В основном это клипы звезд российской эстрады. Все клипы снимались в Питере.
Олег: Он снимался в клипе Аллы Пугачевой на песню “Я в небеса запускаю воздушного змея”.
Андрей: Ты чего гонишь?!
Олег: Давайте объявим конкурс для читателей вашего издания. Кто первый найдет Андрея Горского в клипе какой-нибудь отечественной звезды, получит от нас приз.
— Питер известен как прородитель такого странного “стиля” в музыке, как “русский рок”. Наверное, электронным проектам тяжеловато пробиваться, когда вокруг одни шестиструнные гитары?
— На самом деле у нас в городе тысячи электронных проектов. Больше, чем рок-групп. Самый успешный — НОЖ ДЛЯ ФРАУ МЮЛЛЕР. Поэтому вовсе не тяжело.
— А вам самим нравится русский рок?
— Мне нет. Хотя знакомые и друзья среди музыкантов таких групп есть и их довольно много. Но творчество их нам не нравится.
Андрей: Мне питерская команда СЕГОДНЯ НОЧЬЮ нравится. Приятная группа, с хорошими текстами, красивой музыкой, интересным имиджем и отличными клипами.
Олег: И мне они нравятся, но мы их, к сожалению, не знаем.
— Андрей, а ты на гитаре-то давно умеешь играть?
— С детства. Даже песни свои сочинял в “стиле” “русский рок”.
— С чем у вас ассоциируется Питер и есть ли любимые места?
Олег: Питер — в первую очередь, дом, и этим уже все сказано.
Андрей: Куда ни приди — везде хорошо.
Олег: Ну не скажи. Я бы не почувствовал себя хорошо на проспекте Ветеранов. Мне нравится исторический центр: Лиговский и Владимирский проспекты, Петроградская сторона.
Андрей: Молодежный театр на Фонтанке, где каждую субботу летом проходит фестиваль “Stereoleto”, на котором выступают как звезды мировой электронной сцены, так и российские проекты. Мы в нем никогда не участвовали, но хотели бы.
— Как отметили 300-летие Питера? Как все питерцы — дома сидели?
Олег: Не помню, что делал. Значит — ничего интересного. Праздник как-то мимо прошел. На демонстрации мы не ходили точно.
— Вы делали ремиксы на композиции таких групп, как БИ-2, S.P.O.R.T., БАБСЛЭЙ и даже ВИА-ГРА, и Арианы. На ваш взгляд, какая самая удачная работа? Эти ремиксы — спецзаказы или ваша инициатива?
Олег: Чисто заказы. Все за бабки. Нам поставили определенные условия, чтобы эти ремиксы взяли на радио… и другая чушь. Довольно жесткие требования. Не то что на Западе — взял песню и делай с ней что хочешь. Много ремиксов нам забраковали.
Сказали, что они не в формате.
— Среди этих групп есть те, с кем было интересно работать?
Андрей: Как бы там ни было, но БИ-2 показывает себя лучшей российской группой. Я их сравнивал с другими участниками фестиваля “Крылья” и понял, что они лучшие. Вот с ними интересно было работать. Мы им четыре клипа сделали.
Олег: Самые интересные получились на песни “Мой рок-н-ролл” и “Моя любовь”, но они не вошли в их альбом “Drum{a}”. Ремиксы получились действительно клевые. Если выкинуть вокал БИ-2, то хоть себе бери в репертуар.
— Группы остались довольны вашей работой?
— БИ-2 довольны. Остальных мы не видели.
— А почему к вам обратились именно эти группы?
— Большинство из тех, кого мы ремикшируем, имеют контракты с Sony Music. А Sony Music в свое время хотели нас взять под свое крыло. Были у них такие идеи. Они считали нас очень перспективной группой. Но наши отношения не сложились. У них другой подход к музыке. Они хотели, чтобы у нас были деньги или за нами стоял продюсер с большим кошельком. На крайний случай, чтобы были родители из разряда нефтяных магнатов или депутатов Госдумы. Но у нас ни того, ни другого, ни третьего не было. “Соники” берутся только за те проекты, за которыми есть деньги, либо за мегараскрученные команды, типа БИ-2 и СПЛИН. Но мы не расстроились. Можно и на мелком лейбле типа Экзотики иметь хороший результат.
Андрей: Взять пример Mute. Мелкий лейбл, но у них есть DEPECHE MODE.
Олег: А можно как ТОМАС. Вы знаете такую группу?
— Да. Слышал песню по радио. Они, вроде как, протеже СПЛИНА…
— Удивительно, но вы первый человек на моем пути, который ее знает. Я кого ни спрашивал, никто ее не знает. Они не протеже СПЛИНА, их просто прикрепляют к ним, чтобы хоть как-то вытянуть. И у них есть контракт с “сониками”, потому что их директор Владимир Сумин — брат главы Sony Music Андрея Сумина. Из них искусственно пытаются создать успешную группу, но это дохлый номер. Слушай, а певицу Нату ты знаешь?
— Читал с ней интервью в какой-то газете…
— Ты меня удивляешь. Ладно ТОМАС, они иногда мелькают по телевизору. Но знать певицу Нату — это нонсенс!
— Да, но ты сам про них знаешь…
— Ладно. Давай следующий вопрос.
— Вы также ремикшировали композиции “битлов” “Come Together” и “Drive My Car”. Вы сами их выбрали?
— Что понравилось, то и выбрали. Мы их в детстве слушали.
— Вы в детстве BEATLES слушали?!!!
— Ну да. В классе четвертом. В таком розовом детстве. У меня остались воспоминания о тех годах, и нам это помогло при выборе. Все переделали, только гармошку оставили. Борисову понравилось. Ему либо нравится, либо не нравится. Такого нет, чтобы переделывать.
— Насколько работа над ремиксами прибыльная?
— Это уже как договоришься. Как и в любом бизнесе. Можно заниматься этим убыточно, а можно выгодно. Нам ставят срок, когда работу надо выполнить, поэтому приходится, даже если песня не нравится, сидеть и делать на нее ремикс через силу. Такое бывает. Иначе денег не получим. А вообще, мы мало делаем ремиксов. За два года десяток всего наберется. Некоторые каждый месяц по пять штук штампуют.
— Какой команде хотели бы сделать ремикс и на какую песню?
Андрей: Если бы Георгиев раскрутился, было бы неплохо на “Щелкунчика” или “Лебединое озеро”. А так я бы прикололся над 5\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\'NIZZA, СЕГОДНЯ НОЧЬЮ, U-2, ну или над BLACK SABBATH.
— Кроме Sony Music кто-то из отечественных лейблов к вам интерес проявляет?
Олег: Снегири. Но у нас с Нестеровым не сложилось. Они долго тянули, тянули и затянули. Неприятная история. Сплошная бодяга. Мы сначала к Борисову ходили, тот отправил нас к Снегирям, те на Sony, Sony на Real. А ведь нам приходится делать все вдвоем. У нас нет ни директора, ни менеджера.
— Питерские лейблы предлагали свои услуги?
Андрей: Ни мы их, ни они нас не интересуют.
Олег: Мы друг друга игнорируем. Это связанно с местечковостью питерских лейблов, отсутствием компетентности и перспективы сотрудничества. Маленький московский лейбл делает больше, чем самый большой питерский лейбл.
— В мае этого года на московском лейбле Экзотика вышел ваш дебютный альбом “Black Market Baby”. Расскажите немного о нем. Где записывали его?
— Мы не можем сказать, где мы его записывали, потому что это коммерческая тайна. Но это было в Питере. Мы же не БИ-2, чтобы ездить в Австралию записываться. У нас таких бабосов нет. Вот ЧИЧЕРИНА новый альбом в Германии писала. Они же не на свои деньги туда ездили. Мы собрали треки, которые накопились за три года, и записали их. Много материала было выкинуто.
Андрей: Между прочим, многие москвичи ездят в Питер записываться. На “Добролет” или к Андрею Самсонову, а потом сказки придумывают про Австралию и Германию.
— Во время записи происходили какие-то необычные вещи?
Олег: Обычная работа. Сидели, записывали, когда время было.
Андрей: Все происходило в приступе белой горячки, вызванной большим количеством прочитанных книг, питерской погодой и скачками давления.
— Вы остались довольны проделанной работой? Или что-то могло быть лучше?
Олег: Можно было вообще все переделать и другие песни поставить.
Андрей: Я на 30% доволен работой.
Олег: Я чуть больше. На 40-50%.
— Название вашего альбома перекликается с альбомом британской группы PLACEBO “Black Market Music”. Тут есть какая-то связь?
— Мы не знали, что у них так альбом называется. Спасибо, что подсказал. Похожее название, я знаю, было у группы THE CLASH. Этим названием мы ничего не хотели сказать. Просто оно красиво звучит. А это главное. Какая разница, что за ним стоит!
— На обложке альбома указано, что вы играете lounge-electro-funk. Вы сами определили себе стиль, в котором играете, или кто помог?
— Это все проделки Борисова. Нам самим не интересно, как наш стиль называется. Но больше нравится определение brutal-easy.
— Какую музыку слушаете?
— Русский рок и СЕГОДНЯ НОЧЬЮ точно не слушаем. Нравится PRIMAL SCREAM и Beck. А вообще, у меня дома штук сто дисков, из которых что-то трудно выделить. Слушаю разную музыку в зависимости от настроения. Недавно вот решил весь RED SNAPPER переслушать.
Андрей: Мне последняя работа MASSIVE ATTACK понравилась. Прекрасный альбом. Как, впрочем, и предыдущие.
— Как часто выезжаете с концертами за пределы Питера?
Олег: Периодически. Мы чаще в Москве выступаем по клубам. Недавно в Кемерово на трехдневном фестивале играли, в августе в Калининграде были.
Андрей: И знаешь, лучше лишний раз съездить в Калининград сыграть, чем в Москву.
— А где бы еще хотели сыграть?
Андрей: В Лондоне.
Олег: В Берлине.
— У каждой группы есть любимая концертная площадка. У вас есть такое место, где вы играете и чувствуете себя по-особому?
— В Питере нам нравится выступать в “Red Club”. Будете в Питере, рекомендую туда сходить. В “Грибоедове” неплохо.
— Какую роль в вашей жизни играет Интернет?
— До сайта группы у нас руки не доходят. Надо будет найти честного человека и назначить его ответственным за наш сайт. А что касается самого Интернета, то мы им часто пользуемся в самых разных целях.
— …Олег, ты, наверное, на порно-сайты часто заходишь, когда пишешь статьи для порно-журналов…
— Если ты хочешь, чтобы я дал тебе ссылки на крутые порносайты, то извини, я их не знаю. А статьи я писал ради интереса. Побаловался и все.

P.S. Автор выражает благодарность калининградскому проекту ARTEGO и лично Даниле Акимову за помощь в организации интервью.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи