статьи



Postscriptum
ПОСТСКРИПТУМ

В далеком 1995 году, 14 июня, на свет появилась группа ПОСТСКРИПТУМ. Тогда она была гораздо шумнее: музыка игралась более тяжелая и своим звуковым оформлением напоминала разношерстное и пестрое существо. Теперь это что-то, что не дает депрессировать и скисать.
В гостях у "МГ" музыканты П. Юлия и Виктор.
— Почему выбрали такое название?
Ю. Этого, наверное, никто не помнит. Просто считается, что "постскриптум" — это нечто важное, которое говорится после всего письма, интригующее такое. Сейчас это просто красивое название. Потому что раньше, когда проект только начинался, он строился на некой внутренней идее, на харизматичной заморочке. Теперь уже харизмы не осталось…
— Что у вас происходит с составом?
В. Нас покинуло два музыканта. Один из них гитарист, другой — клавишник.
Ю. Вот, оказывается как. Я этого даже не знала. Когда я видела нашего клавишника в последний раз, он, вроде бы, от нас еще не уходил… На самом деле, в данный момент его больше интересует учеба, потому что он у нас крупный химик.
— А гитарист?
В. Вадим Марголин, всем известный парень, решил уехать в Германию и заняться там совершенно не музыкальными делами, связанными с работой в банке.
Ю. Видимо, он будет заниматься музыкой, но только мы не в курсе, потому что мы узнали об этом, в общем-то, даже не от него самого. Поэтому мысль о том, что Вадим прекратит занятия музыкой, возникла по причине того, что парень пропал.
В. Грустно, конечно. Но так как группа ПОСТСКРИПТУМ заключается не только в Вадиме Марголине, а и в остальных участниках, то на этом конец света не приключился.
— Чем вы занимаетесь в настоящее время?
Ю. Мы работаем частично над новой программой, в общем, продолжаем заниматься тем, чем занимались, то есть сочиняются новые песни, отшлифовываются старые. Репетиции проходят у нас не очень часто, но, по крайней мере, творческий процесс идет.
В. В отношении программы можно сказать, что мы работаем с новым гитаристом, и притирка требует определенного времени, так как нам надо создать более цельный материал для альбома.
— Когда ожидается выход вашего очередного альбома?
В. В этом году.
У нас нет продюсера. Как это ни странно, его никогда и не было, поэтому нами никто конкретно не занимался. Правда, был один человек, который брал на себя всяческие административные дела. Однако вскоре он нас покинул… Но я думаю, что если появится какой-нибудь человек, который согласится взять на себя ответственность — это будет великолепно.
— Стиль у вас остался прежний — фолк-рок?
Ю. Ну, в принципе, да. Ближе все-таки к фолк-року.
— А эксперименты какие-нибудь делаете?
Ю. Новые вещи, которые сейчас начинаем делать, звучат на белорусском языке и в них фольклора все же уже меньше. Это стало более альтернативным. Не знаю, как это обозвать, потому как слаба в музыкальных стилях, то есть музыка просто звучит по-другому.
В. Скажем так, 75% фолк-рока и 25% с некоторыми отклонениями от него. Хотелось, конечно, чтобы все звучало плотно, таким вот монолитом.
— Кто работает над созданием песен?
Ю. Текст пишу я, а что касается музыки, то над ее созданием работаем все вместе, хотя в последнее время больше — Витя. А я на "рыбу" пишу слова.
В. Если брать в целом, это коллективное творчество.
— Что вас вдохновляет на написание песен в таком стиле?
Ю. Знаешь, любой фолк, не только белорусский, меня интересовал давно. И на самом деле сложно сказать, почему рождается та или иная композиция: либо бывает какое-то потрясение, либо какие-то переживания, либо вдруг все берется из ниоткуда.
В. Кстати, есть такие группы как, например, UR\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\'IA, которая специально ездит по деревням, совершает какие-то фольклористические поездки, выезды для того, чтобы собирать материал.
Ю. Они поднимают пласт именно народной культуры, поднимают то, что осталось от корней. И у нас тоже есть фольклорные обработки, которые пропускаются через себя и на базе этого выдается что-то свое, иногда даже не похожее на это направление, а напоминает лишь какие-то ассоциации на эту тему.
— Творчество каких коллективов в Беларуси вам близко?
Ю. Мне нравится ПАЛАЦ. Не знаю, существует ли сейчас группа KRIWI, но они мне тоже нравились. Близка группа КРАМА, как представитель блюзового направления.
— Что для вас значит выступление на сцене?
Ю. Праздник! Вот на репетиции мы работаем, а на сцене мы отдыхаем.
— Есть у вас в планах выезд за границу на гастроли?
В. Все это всегда сопрягается с такими громадными трудностями. Единственное место, куда мы выезжали, была Польша. Тогда проводился фестиваль "Басовище". Сейчас многие белорусские музыканты стремятся в Москву, потому как там развита клубная жизнь…
— Посредством чего вы хотите заинтересовать публику: сильным вокалом, стилем или у вас есть какие-то особенные фишки?
Ю. Музыкой. Ведь музыка воспринимается в целом. Если слушатель почувствовал ее, если его взяло за самое сокровенное, то тогда это можно считать музыкой, которая ему нравится.
В. Я думаю, что музыка ПОСТСКРИПТУМА на самом деле отличается от другой.
— Что для вас вообще группа ПОСТСКРИПТУМ: это ваше детище, ваш мир, самовыражение?
В. Это образ жизни. Это воздух, без которого я не могу.
Ю. Просто не играть мы не можем. Все-таки это стиль жизни. Ведь играем мы с 95-го года, это значительный отрезок времени.
— Каким вы видите идеальный вариант группы?
В. Обычно в группе есть человек, возможно, несколько людей, которым все нужно больше других. Они и тянут всех остальных.
Ю. Наверное, идеальная группа подразумевает под собой слаженный коллектив, который проникнут общей идеей.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи