статьи



Катюша
КАТЮШИ

Музыкальные критики Петербурга считают, что в городе активно существуют до тысячи музыкальных коллективов. Возможно, эта цифра несколько и завышена, однако никто не станет отрицать, что такого количества нестандартно мыслящих музыкантов, которые успешно (относительно, конечно) занимаются собственным творчеством, не попадая при этом в какие бы то ни было конъюнктурные рамки, ни в каком другом городе не отыскать.
История умалчивает о том, каким образом музыкантам группы КАТЮША удалось записать свой первый альбом "Чужое счастье", такой трогательный, иногда лиричный, иногда меланхоличный, в то же время динамичный и живой. Этот диск обратил на себя внимание большого количества людей из так называемого околомузыкального окружения. Недаром продюсированием коллектива занялся лейбл "Бомба-Питер".
Песни в группе пишет Михаил Шевченко (вокал, гитара, тексты), помогают ему в этом Роман Алексеев (гитара, вокал), Дмитрий Кунин (бас-гитара, вокал), Алексей Мещеряков (ударные) и Елизавета Андреева (клавишные).

— Многие думают, что это женская группа, когда впервые слышат название…
М.: В общем-то, мы пока еще не раскрылись, конечно. В группе КАТЮША есть девушка, она играет на клавишах.
— Вы долго записывали ваш первый альбом?
Д.: Очень быстро. За десять суток. Писали ночами. А днем на той же студии "Добролет" писалась группа TEQUILAJAZZZ. Мы утром уходили уставшие, а они приходили веселые. Самое противное, они вечером сидят уже с коньячком и в ауте, а мы только приступаем к работе.
— С вами раньше играл барабанщик Николой Першин, у вас с ним что-то не сложилось?
Р.: Это такой седовласый мужик, пузатый. Мы его нашли около метро. Что-то у нас не сложилось с ним творчество. Он играл свою музыку, а мы свою. Мы с ним записали сингл. Он обалденный барабанщик, все прекрасно понимает, прекрасно играет. Но дело в том, что мы с ним совершенно разного поколения люди, он такой ветеран рок-сцены, а мы такие дети. С кем он только не играл. С Вадиком Курылевым, по-моему, до сих пор играет.
— У вас песни достаточно популярные, вы ставки делаете на какие-то треки из альбома?
Р.: Да, конечно. Песня "Адмирал" практически на всех радиостанциях была. Мы думали… вообще… надо ее на радио отдавать, и оказалось — "оно им надо". На "Нашем Радио" крутят, но это совершенно ничего не значит.
М.: Заинтересовать очень сложно, на самом деле, кого-то.
Р.: Нет, заинтересовать очень легко, просто надо денег дать. Вот мы деньги пока не заработали. С первого альбома у нас пока этого не получилось. Потому что у нас нет менеджмента, мы все делали сами. Это беда абсолютно всех молодых групп, и ничего удивительного в этом нет. И если почитать те благодарности, которые у нас на диске написаны, то эти люди нам очень помогли.
М.: Самое большое спасибо коньяку, он нас заряжал и поддерживал, было легче. Но на утро, правда, было очень плохо.
Р.: На самом деле, если пишешься утром, лучше не пить вообще. К семи часам утра уже никто не соображал, особенно звукорежиссер.
М.: Так самые хорошие песни и получаются. "Чудеса" мы писали в состоянии полного ороговения. Она очень медленная. Мы ее все время "на потом" откладывали, писали утром и голос, и барабаны, и гитары. Кто-то заснул во время записи. И поэтому она такая… не сказать, что негативная, она добрая, но грустная, депрессивная. Она для девушек. Вот поэтому она нам и нравится.
Р.: Несмотря на то, что название у нас такое динамичное, на диске написано, что оно значит: транспортное средство "катюша", от слов "катать" и "катиться". Ну, вы же понимаете, этимология слова такова.
— Меня очень удивила обложка вашего диска, песни на альбоме у меня никак с ней не ассоциируются…
Д.: Нам уже сказали однажды — что это за обложка у вас такая, как будто вы хардкор играете… Но это же коммерческий ход, чтобы большую аудиторию зацепить.
М.: На самом деле, мы все это делаем с надеждой, что поймут шутку в конце концов. Что несерьезно все это. Некоторые люди серьезно воспринимают. Вот это: "тушь потекла с черных ресниц…" Серьезно воспринимают. А мы это воспринимаем как юмор.
Р.: Обложка не соответствует, я понимаю почему. Она такая веселенькая. Постоянно приходится оправдываться. Придумали ее очень хорошие дизайнеры. Мы участвовали в процессе тоже, выбрали именно этот вариант.
— Ваш альбом понравился очень многим людям, что теперь будете делать?
М.: А дальше… уже творение в совершеннейшем творческом музыкальном шизофренизме, с подчеркнутой юморной ноткой. На обложке следующего альбома будут балерины, но музыка будет жесткой, при наличии нескольких баллад.
Д.: Я понял сейчас то, что альбом мы сделали неправильно, не вовремя. То, что мы записали и показали, это то, о чем мы думали два или три года назад. И то, что с реальной жизнью не имеет ничего общего. Мы записываем новые композиции, они в другом ключе, более таком… мерзком. Короче, делаем новые мерзкие песни, которые собираемся записать для нового альбома. И в то же время они такие нежные, и эта мерзость-нежность — весьма важный момент в песнях. Это полностью отображает Мишины детские страхи. И он, вообще, поет как семинарист, я нашел такое определение его пению.
М.: По-вашему, семинарист может выглядеть инфернально…
Д.: Наши песни поймут лет через десять. На этот альбом мы уже не рассчитываем. Мы выпустили для того, чтобы люди его услышали. Следующий альбом запишем уже более толково. Выпустим сами… Этот альбом мы сами записали, выпустили на лейбле "Бомба-Питер", и нам так кажется, что и следующий альбом мы выпустим там же.
— Вы не задумывались о необходимости снять какой-нибудь клип или несколько клипов?
Р.: Клипов у нас нет пока. Мы категорически отказываемся снимать клипы за предлагаемые деньги. Мы хотим уж если снять, то снять. А из того, что нам предлагают сейчас, ничего хорошего просто не снимешь.
М: Клипов нет, нет никаких сюжетов.
— Что было до этого альбома?
Р.: Играли концерты. Точно так же выступали. В Питере вообще проблема с клубами. Их и так не много, и те закрывают. Хотя не только в Питере клубы закрывают, в Москве тоже закрываются один за другим.
— Когда группа начала свое существование?
Д.: Это было где-то на рубеже 1999-го и 2000 года, во время ноябрьских праздников. Сначала мы с Мишей пиликали на гитарах что-то. Потом были первые репетиции у Ромы. Потом нашли Лешу. Барабанщики постоянно менялись. Потом появился Алексей, и группа стала правильной. Лехе на самом деле 19 лет.
А.: Мне через неделю будет 19 лет. Я Ромку приглашу и Димку с Мишкой тоже.
Р.: А как там, в Минске, много у вас клубов?
Д.: Мы знаем группу ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ из Минска.
Р.: Но это уже можно считать московским брэндом.
А.: Еще группа N.R.M. у вас — национальные герои…
— Вы, оказывается, хорошо информированы. Группу КАТЮША кто-нибудь поддерживает из местных деятелей шоу-бизнеса?
Д.: Дело в том, что в питерском шоу-бизнесе их нет. А те, кто был, уже давно в Москве.
Р.: Нам Олег Гаркуша какое-то время помогал. Но он же не богач какой-нибудь. Он пиаром помогал. У него был когда-то клуб "Гаркундель", он нас приглашал постоянно туда играть, нравилось ему, наверное.
Д.: И он стоял и притопывал ногой в такт музыке, своей длинной худой ногой.
— Вы назвали дебютный альбом по одной из песен, присутствующих на нем, "Чужое счастье", такое многозначное название…
Д.: Это все опять-таки Мишины детские страхи.
М.: Мне попала вожжа под мантию…
А.: Песня очень хорошая. Я пока еще не играл в группе, думал, когда эту услышал, что и дальше они будут такие песни играть, похожие. Но что-то не стали мы такие песни больше играть.
Р.: Ты разочаровался, нет?
Д.: Звучит название на самом деле так многозначительно, тоскливо…
— Новый альбом вы уже готовы записывать?
Д.: Мы песни делаем постепенно. У нас готовы уже шесть треков. Но эти песни мы на концертах не играем. Надо сказать, они очень хорошие получились. Про лес песня…
Р.: Получается, половина альбома уже готова.
М.: Он будет уже чуть тяжелее, еще ироничнее, наверное. Аранжировочки еще более убойные будут. Ну, типа АЛИСЫ что-то… Нет, шучу. Я сейчас, вообще, слушаю Боба Марли.
Д.: Смысл тот же останется, но, надеюсь, уровень будет другой.
А.: Думаю, в музыкальном плане вряд ли что-то кардинально изменится, может, только повлияет рост группы. Потому что из того, что мы записали на "Чужом счастье", третья часть не звучит так, как хотелось бы, не получилось донести. Потому что мы без должной подготовки подошли к моменту записи. Это была абсолютная авантюра. Понимали, что если не сейчас, то никогда вообще. А тут еще появилась такая возможность — ночью и дешевле будет. И "попали". Конечно же, этот альбом до конца не отображает звучание группы…
Р.: Ну, почему не отображает?.. Нельзя так говорить. Я вчера послушал этот альбом совершенно отвлеченно, не думая о том, что это я там играю и вы там играете. И почувствовал, что звучит как нормальный альбом. Похоже, что какой-то образ есть.
Д.: К следующему альбому мы подойдем более ответственно. Будем писать демо-кассету, работать со звукорежиссерами. Думаю, у каждой песни будет свой образ, они будут лучше выражены.
— У вас и на этом альбоме песни достаточно образные и запоминающиеся, отличающиеся от песен многих молодых групп. Благодаря чему так получилось?
Р.: Не будем об этом говорить. Все мы где-то раньше играли. Дима играл в группе КАБРИОЛЕТ ЛЕСНИЧЕГО в Севастополе. Леха играл в группе АНДРОИД.
А.: Но это не группа, это так, три идиота.
Д.: Рому звали как-то в группу ЛЕНА ТЭ.
Р.: Да, помню, звали. Но я не пошел, я даже не смог по телефону с ними договориться. В группу ВРАГИ меня еще звали, я с ними один концерт отыграл. Но я не любил их очень в тот момент. Сейчас они хорошие стали. ЛЮДИ ЛОПЕСА — наши друзья.
А.: Мы даже хотим создать с ними такую музыкальную ассоциацию. Даже придумали ей название — "Новый музыкальный цех".
Р.: Дурацкое название какое-то. "Артель" и то лучше.
А.: Дурацкое..? Давайте тогда придумайте другое. "Новый музыкальный цех" — это как цех поэтов. ВРАГИ, ЛЮДИ ЛОПЕСА, КАТЮША. И кого-нибудь еще можно взять, ЛЮДИ И КОРАБЛИ, к примеру.
— Чем будет заниматься эта ассоциация?
Р.: Я пока не знаю. Эта идея витает в воздухе, и порой она витает настолько явно, что бьет по голове.
Д.: Здесь есть очень много разных интересных групп, малопопулярных, неизвестных. Но они существуют, их в Питере знают. Но им совершенно невозможно через эту планку перескочить.
Р.: Явление есть… и его как бы и нет. Мы хотим их объединить. Для начала выпустить сборник. Проблема даже не в деньгах, они здесь не нужны вообще. Проблема в администрации — кто сможет этим всем заниматься. Это нужно кого-то специально нанимать. Но это все наши такие перспективы на будущее…
Д.: Как Обломов говорил — как было бы чудесно, если бы через эту реку был мост и на нем бы крестьяне торговали… Вот у нас тоже прожекты такие.
М.: Мне в "Обломове" больше всего нравится слуга Захар: был у него слуга Захар, и в каждое свое действие он вкладывал силу…



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи