статьи



Death In Vegas:
“Легко делать музыку оптимистичную, поднимающую настроение. Гораздо сложнее сделать ее грустной...”

Вегас. Неоновый свет многочисленных реклам, возникающий из ниоткуда и уходящий в никуда. Скрытая опасность, не позволяющая спокойно спать. Ад посреди неизвестности. Глубокая черная дыра в сердце великой американской мечты. Прекрасное место, чтобы умереть...
Встречайте: Ричард Фиарлесс (Richard Fearless, настоящая фамилия — Magwire). Известный ди-джей, квалифицированный дизайнер, фронтмен DEATH IN VEGAS. Он, уроженец аборигенной Замбии, коллекционер пластмассовых игрушек, отличный игрок в гольф, отстегнул от жизни пять лет, изучая миры танцевальной музыки, но полностью погрузиться в них так и не смог. Его мечта сделать что-то существенно новое в музыке, по-видимому, свершилась. Нет, он не ломал никаких границ, ничего не строил. Он просто копнул глубже. Биг-бит, ню-хаус, быстрый гараж-данс повышают адреналин в крови, сводят с ума.
Когда DEATH IN VEGAS выпустили в марте 1997-го "Dead Elvis", работу могли бы и не заметить, если бы не сумасшедшая гармония чувств и ощущений, которые остаются после прослушивания сего диска. Это альбом, который люди спокойно могут слушать на протяжении нескольких лет, не боясь, что такая музыка устареет. Смесь рэгги (Ричард большой поклонник ямайской музыки, что нередко демонстрирует в клубах), техно, электро-фанка, джаза и альтернативной гитарной музыки.

А теперь обо всем этом и многом другом с самого начала.
В принципе, DEATH IN VEGAS появились абсолютно случайно. После окончания в 1993 году Лондонского колледжа искусств и получения специальности "графический дизайнер" выпускник Ричард Фиарлесс обивал пороги распределительного корпуса. Там-то он и встретил Стива Хеллиера, сына художника, фаната джазовой музыки, который работал звукоинженером на ВВС, имея неограниченный доступ к библиотеке звуков компании, и владел двумя лейблами, выпускающими хаус-музыку. И вот в "сумасшедшем" мозгу Ричарда возникла идея создания совместного проекта. К тому же, все, что для этого было нужно, находилось в его полном распоряжении. В течение нескольких недель они записали первую демо-запись под названием "Opium Shuffle" и по совету друга решили послать ее в компанию "Deconstruction Subsidiary", где с пониманием отнеслись к работе дуэта. Так Ричард и Стив начали творить вместе.
Несмотря на высокотехничные эффекты и многослойные конструкции композиций, звук DEATH IN VEGAS рожден чуточку ленивой динамикой и солнечной музыкой рэгги. "В наши дни довольно трудно делать сложную музыку, — объясняет Ричард. — Лучшие работы — это самые простые работы. Невероятно сложно сделать что-нибудь простое, которое задело бы за душу. Если вы сможете копнуть глубже в каком-нибудь направлении, я думаю, это будет лучше всего".

Первоначально дуэт назывался DEAD ELVIS — высказывание негодования насчет того, что Америка считает все еще живым короля рок-н-ролла. Но после того, как на их выступления стали приходить люди в блестящих пиджаках и с зализанными назад волосами, видимо, думая, что идут на какой-нибудь трибьют Пресли, группа на время переименовалась в NO ONES DRIVING и отправилась в тур вместе с ди-джеями Дэйвом Кларком (Dave Clarke) и Йоном Картером (Jon Carter). После нескольких успешных перфомансов Ричард остановился на финальном варианте названия, а именно — DEATH IN VEGAS.
Все складывалось довольно удачно. Совмещая работу с музыкальными увлечениями, следующие двенадцать месяцев Ричард и Стив провели над созданием нового материала. И вскоре — в марте 1996 года — на свет появился их действительно первый хит "Dirty". Громыхающие хип-хоп-ритмы, неизвестно откуда взявшийся хаммондовский орган вперемешку с грязным гитарным риффом, взятым с Вудстокского фестиваля 1967 года. Песня издавалась на различных компиляциях, а сейчас ее можно услышать в рекламном ролике "Guiness". Следующий трек, который обрел солидную популярность, был "Rematerialize" — фантастический кавер одной из песен банды семидесятых годов под названием SCIENTISTS.
Свою музыку участники команды называют ''угрюмыми и мрачными электронными инструменталами''. В перспективе общего тура с LION ROCK Ричард и Стив обзавелись басистом Мэттом Флинтом, гитаристом Яном Баттоном и клавишником Оли Вэсси.

Популярность DEATH IN VEGAS заметно выросла после двух синглов — "Rocco" и "Rekkit", — а также после выхода дебютного лонгплея "Dead Elvis", готовившегося около двух лет. Пластинка была оформлена самими музыкантами в китчевом стиле с портретами Пресли. На все вопросы, связанные с таким странным названием альбома, музыканты отвечают коротко и ясно: "Элвис — это нечто, с чем можно играть. Трудно иметь более сильную индивидуальность, чем имел он. В каком-то смысле мы присваиваем ее. Мы думаем, что немногие танцевальные группы имеют такое ярко выраженное лицо, как мы". Уже после нескольких фестивалей DEATH IN VEGAS занесли в список самых крутых "живых" банд Британии. Однако в один прекрасный день Стив поклялся больше не выходить на сцену и сконцентрировался на студийной работе. Он решил заняться собственным проектом под названием ORIGINAL BEDROOM ROCKETS и в начале 1998 года покинул коллектив. Начались поиски нового талантливого музыканта, который был бы, по крайней мере, не хуже Хеллиера. Таковым оказался некий Тим Холмс, который уже был ранее знаком с Ричардом. С появлением нового человека вышел и новый альбом DEATH IN VEGAS под названием "The Contino Sessions". Работа оказалось невероятно успешной как в коммерческом, так и в некоммерческом плане, что, согласитесь, редкое явление. Если сравнивать этот диск с предыдущим, то он получился более профессиональным. Психоделический данс-рок с грязными гитарными риффами, большое количество приглашенных гостей. Открывает альбом полуинструментальная "Dirge", двухаккордовая мелодия с чудесными электронными вариациями. Несколько треков — полностью инструментальные, основаны на простых, гармоничных мелодиях, но с искусно продуманными переливающимися аранжировками. Здесь же гнилой Игги Поп составляет рассказ об убийстве и погроме в "Aisha", а Джим Рейд (JESUS AND MARY CHAIN) спел великолепную "Broken Little Sister". Диск закрывается праздничной, восторженной, изящно разворачивающейся инструменталкой "Neptune City".
"The Contino Sessions" был очень тепло встречен как критиками, так и слушателями, угрожая стать лучшим и конечным достижением группы. Затем музыканты провели некоторое время в Индии, изучая культуру этой страны и особенно ее музыку.

После нескольких лет молчания DEATH IN VEGAS разразились альбомом "Scorpio Rising", названным по одноименному мото-рокерскому фильму 1964 года. Двигаясь в заданном ранее направлении, группа просто усовершенствовала, довела до блеска свой собственный стиль: смесь грязных, "песочных" гитарных штучек, техно-музыки и космической психоделии. Это явилось продолжением успешного "The Contino Sessions". Кстати, и записывался альбом в той же студии "Contino", что и предыдущий: своеобразное, пыльное и мрачноватое помещение, содержащее огромный микшер и пару компьютеров, оформленное в стиле салона "Factory" Энди Уорхолла в Нью-Йорке, что дает повод думать о пристрастии Ричарда и Тима не только к музыке, но и к изобразительному искусству во всем его многообразии. На первый взгляд, "Scorpio Rising" может показаться чрезмерно монотонным: каждый трек звучит в каком-то одном направлении, не особенно стараясь отклониться от него. Однако сразу заметно, что эта работа более богата по своему идейному содержанию, чем предыдущая. Более того, прелесть альбому придает сплетение различных музыкальных жанров и стилей. Но еще более примечательная деталь та, что альбом украсило огромное количество приглашенных музыкантов. Самые заметные из них — Дот Эллисон (клаустрофобичная "Diving Horses"), Хоуп Сандовал (сонная, в стиле хиппи-рока "Killing Smile" и шизофреничная "Help Yourself") и Сьюзан Дилэйн ("Girls" и "23 Lies") — исполнили свои хрипловатые вокальные партии. Это было сделано для того, чтобы приблизить пышный психоделический саунд группы к тому, что, на мой взгляд, делали MY BLOODY VALENTINE. Фиарлесс не упустил шанса пригласить и настоящих звезд. Так, трек "Scorpio Rising" украсила блестящая вокальная партия самого Лиэма Галлахера. Это его первая полноценная запись вне OASIS, потому Ричард до последней минуты сомневался, что Лиэм согласится спеть для DEATH IN VEGAS. "Мы сразу решили, что вокал Лиэма будет идеальным в данном треке, но знакомые предупреждали нас, что он, вроде бы, ненавидит электронику, а поэтому у нас мало шансов на успех, — комментирует Фиарлесс. — Но после знакомства с песней он сразу же согласился". Великолепная композиция в стиле психоделик-рока конца 60-х, великолепный, мощный вокал. "Он самый великий рок-н-ролльный певец, насколько я мог в этом убедиться. Вот почему мы хотели с ним поработать. Это было здорово, когда он сказал, что готов записаться с нами", — говорит Фиарлесс. Все это делает альбом интересным и непредсказуемым. Один из ярких треков — "Killing Smile" — замечателен тем, что в нем здорово гармонируют вокал Сандовал и струнные аранжировки индийского виолончелиста Доктора Субраманиама, который также приложил руку к другой чудесной композиции — "Help Yourself", начинающейся с проигрыша целого индусского оркестра. Великий мастер индийской музыки известен еще и тем, что в семидесятых гастролировал по Европе и Америке вместе с Джорджем Харрисоном. Но он только один раз принимал участие в записи альбома западного музыканта — джазового пианиста Херби Хэнкока. По мнению многих критиков, лучшая песня альбома — "Hands Around My Throat". Ее идея появилась несколько лет назад, во времена записи "The Contino Sessions", но трек так и не был включен в предыдущий диск. Композиция представляет собой смесь гипнотических, приглушенных клавишных, простой линии баса и угрожающе-харизматичного вокала Николь Каперус. Конечно, в работе есть и свои минусы — вещи "Leather" и "Natja" ничем не примечательны, и если бы не студийные экспериментальные заморочки, то они были бы абсолютно не интересны. Кроме того, "Scorpio Rising" страдает от отсутствия какой-либо логической последовательности треков, которой выделялся "The Contino Sessions". В общем, новый альбом DEATH IN VEGAS — весьма спорный субъект, хотя, свои минусы он с лихвой пополняет заметными плюсами, что дает право говорить о большом прогрессе.

Короче говоря, альбом получился невероятно актуальным. "Мы хотим играть вневременную музыку, в противоположность нынешней тенденции, когда запись устаревает через полгода после ее выпуска", — сказал как-то в интервью Ричард.
Главная идея альбома двояка — единство двух противоположностей и раздвоенность единого целого — борьба добра и зла. Даже не пытайтесь понять, осмыслить и переварить своим ничтожнейшим, крохотным мозгом все процессы, описанные в работе. "Scorpio Rising" — медицинская карта болезни пациента психиатрической больницы, пытающегося врубиться в смысл бытия, экзистенциального начала этого сумасшедшего мира. Этот диск — одна большая планета, переполненная водами Темзы и индийскими священными коровами, плавящимися на глазах звуками почти мистических гонгов. Вечно молодые, бессмертные "психоделические песни о любви"...

Прошло какое-то время после выпуска диска. Вроде бы, надо отдохнуть чувакам — ведь устали же. Ан нет... В их планы входит тур по Индии вместе с Доктором Субраманиамой и его супругой, затесавшейся в группу в качестве сессионной вокалистки. Еще на очереди — выставка картин Ричарда Фиарлесса и выпуск "Scorpio Rising" в DVD-формате, где каждую песню будет сопровождать небольшой фильм.
DEATH IN VEGAS — не просто музыкальное объединение, а, скорее, арт-проект: начиная с музыкальных идей, оформления обложек альбомов и заканчивая визуальными эффектами на концертах и составлением "легенды" каждого альбома, Ричард Фиарлесс и Том Холмс во всем следуют разработанной ими концепции.
Очень настоятельно советую послушать данный проект лишь потому, что такого вы еще не слышали. Никакие постиндустрильные, психоделико-неформатные банды не делают такого. Это совершенная гармония прошлого и настоящего, музыка, которая будет успешно слушаться на протяжении многих лет, она — бессмертна.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи