статьи



Стокс
“Мы не верим в чудеса”

Стокс: Ну, еще какой-нибудь вопрос задай.
"МГ": Зачем, мы и так поговорили обо всем возможном.
— Тогда давай будем говорить о том, что кажется тебе невозможным (из финала разговора фронтмена THE STOKES с журналистом "МГ").
— Говорим о том, чем живет группа STOKES в последнее время? Да, тут ты мог бы рассказать о новых песнях, которые вы записали, о клипе на песню "Между Минском и Римом", который вы недавно сняли, и об альбоме, который вы собираетесь выпускать. Вы же собираетесь выпускать альбом?
— Конкретно и ясно отвечаю: альбом мы будем выпускать тогда, когда это будет иметь коммерческий смысл. Материал для него у нас уже есть, и материал неплохой, на мой взгляд. Но выпускать альбом так, как выпускают группы… большинство белорусских групп, не имеет смысла: продажа 100-200 дисков нам не интересна.
— Но на белорусском шоу-рынке уже на сегодняшний момент имеется множество действительно коммерчески успешных релизов — например, белорусский трибьют DM…
— В жопу. Какой он коммерчески успешный? На нем заработали деньги, да? Сколько? Две сотни? Не говори мне о коммерции в Беларуси.
— Если нет коммерции в Беларуси, стоит ли ждать, что вы выпустите здесь свой диск?
— Кать, пойми: ну не устраивает меня тратить на запись альбома — даже если по минимуму брать — 1000 долларов, выпускать и зарабатывать 200 долларов. Тебе не кажется, что это бред?
— Но ведь вы все равно записываете свои песни.
— Конечно. Мы ведь работаем на будущее… Но, несмотря на то, что все записанные песни STOKES соответствуют качеству если не фирменному, то московскому точно, когда мы будем выпускать альбом, все они обязательно будут перезаписаны. Еще раз. Потому что для нас имеющийся на сегодня у STOKES музыкальный материал является демо-версией. Мы можем его записать в разика два покруче.
Наше близкое окружение уже слышало наши новые песни, так вот их мы писали по три песни за один день. Писали, а на следующий день сводили. Нормальный альбом все же пишется дольше и качественнее.
— Как-то ты сказал: для того, чтобы хорошо звучать, нужно, кроме всего прочего, еще и репетировать…
— Да, репетируем мы, наверное, почаще, чем многие группы… Но важно не просто репетировать — можно каждый день репетировать, но толку от этого не будет — важно репетировать, шевеля мозгами.
— Что ты имеешь в виду?
— Репетировать эффективно, понимаешь? Эф-фек-тив-но.
— Сколько новых песен уже есть в багаже группы?
— Мы всегда говорим, что песня есть, когда она записана. Когда она есть на носителе, когда ее можно слушать. Если она просто придумана и отрепетирована, мы не говорим, что она "есть". На сегодняшний день уже записано 15 песен, хотя в альбом они все не войдут. Мы будем выбирать композиции, которые составят новый диск группы. То есть всего запишем песен 20, а из них отберем песен 13.
— Расскажешь про песни?
— Сложно…
— Ну, расскажи, например, по какому принципу будет составляться альбом.
— Про стиль хочешь спросить? Мы называем свой стиль "живая музыка", которая исполняется руками.
— Думаю, ваш стиль за последние год-полтора не изменился…
— В принципе, нет. Нас устраивает то, что мы сейчас играем.
— Что от вас стоит ожидать?
— Хорошего альбома. Качественно записанного, качественно сыгранного, качественно оформленного. Насколько это возможно. Альбома с нормальными текстами. Без этого бреда "…я беременна…" Ха. Что ж, может быть, мы слишком строги, конечно.
…Нет, мы не будем играть стеб-рок, потому что мы такие люди. И измениться нам достаточно сложно. Я не думаю, что Михалок, например, сможет измениться.
Наши песни могут становиться лучше. Или хуже. Это единственные изменения, которые могут с ними произойти.
— Тебе не кажется, что вы уж слишком заморачиваетесь на качестве? На качестве с большой буквы.
— Нет, ни в коем случае. На качестве, скажем, заморачивается Земфира, которая вокально пропевает по 30 дублей и выбирает из них лучший.
— А вы?
— А мы, как я уже говорил, все пишем не больше двух дублей. Обычно — с первого. Причем на качество записи количество дублей не влияет. Мы не переигрываем ноты, сыгранные, может быть, не очень чисто. Потому что если заморачиваться на этом, то теряется настроение. А настроение — для нас самое важное. Важно выдать в песне энергетику и чувства, чтобы они были точными и чтобы люди, которые слушают композицию, эти чувства поняли. Чтобы возникло сочувствие.
— Ходят слухи, что песни Алсу составлялись из отдельных нот. Если какой-то гипотетический продюсер предложит из твоих вокальных треков составить "идеальный" трек, ты согласишься?
— Нет. Я стараюсь на студии пропеть песню целиком, для того, чтобы передать ее настроение. Наверное, можно писать песню по частям, если время поджимает, деньги капают, короче, аврал. А у тебя еще и голос сел. Наверное. Но в принципе, я стараюсь пропеть песню от начала до конца. Сделать дубля четыре сразу, сходу, и — переходить к следующей песне.
— Многие считают, что у тебя посредственный вокал…
— Важен не размер и форма инструмента, а то, насколько правильно и эффективно ты его используешь.
— Вы можете позволить себе некоторую небрежность в записи?
— Специально, наверное, нет. Но, например, в одной из последних наших песен — "Между Минском и Римом", на которую мы сняли клип, — есть гитарное соло, сыгранное Денисом. С музыкальной точки зрения соло совершенно идиотическое и неправильное. Но оно удивительно подходит к песне, и поэтому оно не переписывалось. Мы Денису даже не дали его переписывать, хоть он и хотел.
— Почему вы, решая пока не выпускать диск, сняли видеоклип?
— Потому что мы год довольно неплохо пахали — вообще-то, мы все ленивые люди, но пахали весь этот год хорошо: написали достаточное количество песен, а теперь объявляем всем людям — мы начинаем рекламную кампанию. Поэтому и сняли видео.
— Что рекламируем?
— Рекламируем брэнд под называнием STOKES. Раскручиваем собственное имя, будем давать больше концертов. Мы хотим набрать какое-то количество людей, которые будут приходить на наши концерты, которым мы будем нравиться и которые будут нравиться нам.
Уже сейчас нам говорят: да, мол, вас многие знают. Но я не считаю, что это так. И опять же, я в чудеса не верю: почему нас должны знать? Потому что нас показали 5 раз по ТВ?
— То есть цель этой акции…
— …создать свой слой. Если ты хочешь быть музыкантом, то мало появляться раз в год со старой песней на телевидении. Нужно работать. Постоянно. Создавать "свою" публику. Нам нужна публика. Мы считаем, что на нашей музыке можно заработать, для этого нам нужно просто заявить о себе. Сказать, что мы есть. И это самое сложное.
— Вернемся к клипу.
— "Между Минском и Римом" — наш первый ролик. Мы не ставили целью снять дорогой, навороченный клип. Да мне кажется, сейчас это вообще не нужно. Любая белорусская группа может снять ролик. На создание клипа не нужно много средств, достаточно всего неделю не попить…
— Работа над видео доставляла тебе удовольствие?
— Работа вообще доставляет удовольствие. Не скажу, что я перед камерой млел, нет — это обычная работа, такая же, как на студии или на сцене. Работа, которую… нет, не могу сказать, что лень: иногда просто сложно делать. Мы уже год думали о том, что нам нужен клип. Ведь одно дело, когда тебя крутят по радио, и совершенно другое — когда клип в ротации на ТВ. Кстати, привет белорусским радиостанциям за "неформат".
— ???
— Да-да. А что тут такого? Да. У нас, оказывается, все еще неформатная музыка.
— Да-а-а… Хотя если считать "неформатом" шестиминутные треки…
— Нет, дело тут не в шестиминутных треках. Ну да ладно.
Так вот, о том, почему мы сняли клип только сейчас: если честно, мы искали людей. Что очень сложно. Трудно найти "своего" режиссера. Как вообще возникла идея клипа: было несколько условий. Во-первых, низкий бюджет. То есть в клипе не могла быть задействована массовка: в крайнем случае, там могли сняться только очень близкие знакомые. Правильно я говорю? Далее. Что требуется от дебютного клипа во всех странах? Вот возьмем, к примеру, клип группы ЧЕХОВ: если бы я не знал лично этих музыкантов, я бы никогда не догадался, кто в клипе поет, кто исполняет музыку! Я видел машины — да, они красивые. Но больше я ничего не заметил.
Первый клип — это ролик, рекламирующий группу. Если вы обратите внимание, все дебютные клипы снимаются без особых сюжетных линий киношных, потому что эти линии отвлекают от музыкантов. Именно поэтому, думая о клипе, мы знали, что в нем обязательно должна была появиться группа. Также, для настроения, видео должно было быть дополнено хроникой: мы повсюду таскали с собой нашего оператора, который снимал концерты группы, и так далее. Эти материалы также вошли в клип. Да, и вот еще почему мы сделали клип: 19 февраля у нас будет большой сольный концерт.
— Просто концерт?
— Да. Я скажу, что вот клип у нас — это просто клип. Концерт наш — это просто концерт. Песни — это просто песни.
— И сами вы — простые, обычные парни…
— Да. На самом деле, да.
— Кстати, как у вас обстоят дела с концертами под фонограмму?
— За редким исключением мы, конечно, против. В какой-то статье нас назвали "фонограммщиками поневоле". Очень похоже.
— Может ли быть такое, что в результате вашей рекламной акции…
— …мы облажаемся?
— Нет! Вы — и это будет казаться совершенно логичным — выпустите новый альбом. Ведь вас узнают, у вас появится "своя" публика.
— В данный момент мы не против того, чтобы альбом выпустила какая-либо московская фирма. Конечно, его можно выпустить и здесь, на одном из немногочисленных белорусских лейблов, но мы — музыканты, мы должны играть. И поэтому на переговорах мы сразу же задаем вопросы: а будет ли реклама в поддержку альбома? тур в поддержку альбома? достаточно ли будет концертов в поддержку альбома? На все эти вопросы люди, как правило, разводят руками. Именно из-за этого мы не против выпуститься там.
— Вот будете вы, скажем, год давать концерты…
— А что в этом плохого? На Западе группа существует 10 лет и только потом выпускает дебютный альбом. Так что, это значит — группа 10 лет альбом писала?! Она играла концерты, потому что музыканты играют концерты. Ведь думать, что если мы сыграем 10 концертов и все в Беларуси будут наизусть знать наши песни, — это же полный бред.
— Но ведь за этот год у вас могут появиться новые мысли, новые песни…
— Ну так и будем писать другие песни. Будет материал на другой альбом. Материала мало не бывает. Альбом не устареет. Мы не используем ничего сверхъестественного: в нашей музыке нет модных сэмплов. Мы играем Музыку, и то, о чем мы поем, было актуально 10 лет назад и будет актуально через десятилетие… если войны не будет.
— У тебя есть любимая песня?
— "Я спросил у ясеня". А из наших… Иногда мне больше всех нравится песня "Между Минском и Римом". Возможно, мы так назовем наш новый альбом (привет группе KRIWI), если не появится еще какой-нибудь столь же яркой песни. Да, мне бы хотелось так диск назвать. Потому что сейчас мы все живем в этом настроении. Называется оно "между Минском и Римом".
— Дорожное?
— Нет. Это, скорее, состояние потерянности. Это состояние выпадения. Помнишь, ты мне недавно сказала: жизнь — она порой так непонятна: неясно — где я? кто я? Вот об этом состоянии идет речь. Музыканты живут непонятной жизнью: нигде официально не работают, пишут песни, которые на хер никому не нужны. Все, что они делают, — эфемерно. Они не точат болты на заводе. Не перевыполняют план…
— Извини уж, но кажется, что для вас важно не осуществление цели, а цель сама по себе. Вы всегда стремитесь куда-то. Не могу представить "стоксов", которые всего добились и почивают на лаврах славы. Вы — вечные искатели.
— Да. Моя главная мечта — ездить и давать концерты, каждый день оказываться в новом городе. Меня это абсолютно устроило бы. Если у меня в год будет по 200 концертов, то моя мечта будет осуществлена. Кстати, ездить с концертами — это тоже состояние зависалова. И об этом также написано в песне…

Р.S.
— Что, все?
— Все.
— Хочешь, я тебе вопрос задам? Что ты будешь делать, если завтра наступит конец света?
— Не знаю.
— Как "не знаю"? Ведь это очень важно! Я, например, знаю, что буду делать.
— Что, дашь концерт?
— Да. А если группа не согласится, то просто возьму гитару в руки и буду играть на улице. Или напишу новую песню. Последнюю.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи