статьи



N!KO
Тексты должно писать сердце

Певец, шоумен и фотомодель Нико пытается во всем достичь совершенства. Уже сегодня его оригинальная манера чтения рэпа по-русски заслужила высокие оценки отечественных и зарубежных лидеров направления. По мнению Нико, хип-хоп — это боевое искусство, философия, доступная каждому и вместе с тем — имеющая множество уровней постижения. Выступавшая в московском клубе "Карма-Бар" культовая хип-хоп команда WU-TANG CLAN пригласила Нико на совместный фристайл, который прошел с большим успехом. Проявив русское гостеприимство, Нико выступил в качестве приглашающей стороны на концертах суперзвезды мирового хип-хопа Cappadonna в Москве.
“Большую часть детства артист провел в Японии, где работали его родители. Именно там Нико приобрел черты характера, свойственные людям, увлеченным восточной философией и боевыми искусствами. Чуть позже в жизнь Нико вошел хип-хоп, наложившийся на восточный образ мыслей и выросший в оригинальную исполнительскую манеру. Прозвище N!KO артисту дали японцы, которым было сложно произносить его русское имя" (из официального пресс-релиза Нико).
— Я учился читать, исполнять рэп у Купера (он из Питера). Он мой учитель. Купер помогал мне во всем: начиная от постановки дыхания и заканчивая ритмикой. Мы и сейчас поддерживаем с ним отношения и, кстати, он был на моем концерте с Cappadonna. Мы хорошие друзья и друг за друга вообще горой.
— С какой композиции ты начал путь на хип-хоп-сцену?
— "Хип-хоп амиго", я думаю.
— Твои песни как-то изменялись?
— Да, изменялись. Я начал писать тексты о жизни. Я расту, как и любой человек. Если год назад у меня в голове было только "телки, тачки, хип-хоп, все дела", то сейчас я думаю совершенно по-другому. Я просто начинаю понимать, что ценность не в этом. Мысли в текстах должно писать сердце. Я же просто должен брать ручку: мою руку будет вести мое сердце.
— А твое отношение к этому движение в целом? Оно тоже изменилось?
— К хип-хопу? Я понял, что многие герои хип-хопа, которых я уважал и принимал, являются коммерческим и расфуфыренным фуфлом.
— Это ты о современном состоянии российской хип-хоп сцены?
— Да. Здесь все на уровне кустарного метода. Как делают водку кустарным методом, так и у нас делают хип-хоп. Это все равно, что сравнивать самогон с шампанским — сравнивать наш хип-хоп с мировым… Но от этого самогон не хуже, заметьте.
— Как ты импровизируешь?
— Я смотрю в глаза человека, для которого я читаю. Я никогда не работаю просто так — для толпы. Я выбираю одного человека и читаю для него. Это может быть любой человек. Мне нравится лицо. Если я вижу, что он смотрит на меня критикующим взглядом, я… посмотрю на него: я люблю, когда меня критикуют, ищут во мне что-то неправильное.
— А как ты относишься к обожанию?
— Мне нравится, когда обожают. Прикольно. Но на концерте я выберу человека, который ставит меня под сомнение. А с человеком, который меня обожает, я не смогу двигаться вперед. На чем прогорают наши политики, богатые люди: на том, что их все обожают и лижут им жопу, и никто не может им сказать правду в глаза.
— Импровизация в хип-хопе чем-то отличается от джазовой?
— Да нет. Если говорить о музыкальной импровизации, думаю, что ничем не отличается. Импровизация она и есть импровизация.
— Какие культуры повлияли на тебя как на исполнителя?
— В первую очередь, хип-хоп-культура. И, наверное, на меня влияет Япония.
— Какое место хип-хоп занимает в японской культуре?
— Такое же фантастическое. Если бы сейчас там был я, то он бы занимал позицию выше, но меня там нет, поэтому там так же, как здесь. Там легче было. Если бы я там был, то я бы просто вышел к микрофону. Японцы — они прикольные, им все, что они не знают, интересно. А нам все, что мы не знаем, — страшно.
— Когда ты пишешь тексты, долго ли приходится думать над ними?
— Я вообще не думаю, сажусь и пишу. И только по ходу текста начинаю понимать, о чем я пишу. Вот сейчас я с тобой говорю и пишу текст.
— Для тебя обязательно наличие рифмы?
— Да, конечно. Без рифмы не может быть текста. В моих текстах вообще очень много рифм: у меня на 2-3 строчки по 5 рифм. Мне нравится рифмовать сложно — это как решать головоломку.
— Песня "Прощай" создана по мотивам реальной истории?
— Да. Это история знакомства с моей девушкой и история нашего с ней расставания. Но потом мы сошлись, и все было хорошо.
— Является ли для тебя собственная жизнь источником вдохновения?
— Да. Мои ошибки — мое вдохновение.
— Мне показалось, что твоя музыка очень "мужская". Твои слушатели — исключительно мужчины?
— Нельзя адресовать одно и то же и женщинам, и мужчинам. Женщины воспринимают слова по-другому, совсем не так, как мужчины… Будут два трека "для женщин".
— Что-то мягкое и легкое?
— Нет, это будет тоже хардкор, но тот хардкор, что поможет женщине, у которой есть какие-то проблемы, подняться, встать на ноги и пойти дальше.
— Какие музыканты с тобой работают?
— DJ Ленар. Группа J 77. Мои старые знакомые. Парнишка — Чек — он талантливый, ему 15 лет, он пишет хорошую музыку, но группа беспомощна и совершенно не умеет работать на сцене. Они чуть не испортили весь концерт с Cappadonna... Просто я обещал, что помогу сделать им имя. Я их пригласил, но больше я этого делать не буду. У них ничего не было подготовлено, не было вообще ни одной репетиции, никто не знал, что там будет происходить… Но мне пришлось их вытаскивать еще и потому, что они прикрыли какие-то мои ошибки.
— Во время съемок видео на "Хип-хоп…" тебе пригодился твой опыт модели?
— У меня нет опыта модели… Наверное, нет.
— Это же был твой первый клип. Сложно было? Понравилось, не понравилось?
— Очень сложно. Всю ночь работали. У меня на следующий день челюсть болела, просто не мог открыть рот — я ведь под фонограмму работал. И руки болели очень от жестикуляции. Но понравилось, я люблю сниматься.
— А было что-нибудь смешное, курьезный случай?
— Курьезный случай был: мы снимали последнюю сцену, когда стриптизерша сидела на мне и снимала с меня одежду. Прибежал Янковский, прибежал Ленц, все сняли с себя одежду, и мы начали совместно устраивать какие-то… по полной программе. Так закончились наши съемки. В конце концов, Янковский и Ленц уехали с этими девушками домой.
— Твоя девушка при этом присутствовала?
— Я ее не стал приглашать.
— С ней бы этого не было?
— (смеется) После этого я написал трек "Прощай". Это было одной из причин сочинения этого трека.
— Ты веришь в естественность на сцене?
— Да, нужно чувствовать толпу. Нужно, чтобы сердце чувствовало каждый ритм, каждый МГц.
— Твои выступления — это визуальное воплощение тебя самого или твоего имиджа?
— Самого, у меня нет имиджа.
— Ты на сцене такой же, как и в жизни?
— На сцене я становлюсь агрессивным. В жизни — нет.
— Чем это вызвано?
— Когда выхожу на сцену, меня втыкает, и я не могу с собой ничего сделать, срывает башню.
— Каким образом ты собираешься сделать хип-хоп-музыку музыкой класса премиум?
— Три составляющих: 1) развлекательное давление, 2) политическое давление, 3) экономическое давление. Экономическое — нужны большие деньги, чтобы вложить в грамотных политиков, которые смогут продвигать хип-хоп-культуру на политическом уровне. Эти политики должны быть настолько грамотными, чтобы продвигать и развлекательную сторону. Все, круг замкнулся на мне.
— Ты создаешь собственный брэнд. Чем он будет заниматься?
— Не знаю пока, может быть, одежда и лейблы, которые делают музыку.
— Когда и где ты планируешь выпустить альбом?
— Февраль-март. Где — без понятия. Я думаю, что делаться он будет в Штатах, а выпускаться — здесь, конечно. А какая звукозаписывающая — пока не знаю.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи