статьи



Пикник
Чужие

Не далее чем в марте этого года одна из самых интеллектуальных и "интеллигентно-заумных" российских групп, питерцы ПИКНИК, выпустили свой очередной альбом "Чужой". К большому сожалению, вашей (не)покорной слуге покамест не удалось ознакомиться с этим творением, поэтому приходится сообщать более-менее официальную информацию: в состав диска вошли десять песен, из которых половина — полностью новые. Остальные вещи сочинялись/записывались в разное время и по разным причинам не попали в предыдущие альбомы группы... что, вероятно, должно особенным образом порадовать преданных фэнов и коллекционеров ПИКНИКА. Как сообщает пресс-релиз, "Лихорадка" наверняка многим знакома. Эта песня появилась на свет в 1997 году одновременно с "Шарманкой" и исполнялась на некоторых концертах. "Герой" входил в магнитоальбом "Иероглиф" и не попал на винил по причине нехватки свободного места. "Осень" записывалась в 1984 году одновременно с "Великаном". "Великий Бог-Рубль" и "Apocalypse" были сочинены в конце 70-х одновременно с легендарным треком "Ночь".
...А на наши вопросы любезно согласился ответить лидер коллектива (гитара, вокал, автор музыки и текстов) Эдмунд Шклярский.

— Насколько мне известно, вы недавно вернулись из тура по российским городам и весям. Каковы впечатления (пока они свежи в памяти)? Как принимается новая работа?
— Да, мы вернулись из тура по российско-украинским городам. Из Владивостока доехали до Днепропетровска и оттуда отправились в родной город Питер. С удовольствием, может быть, посетили бы и "веси", но в "весях" пока еще недостаточно аппаратуры, которая может озвучить песни, в том числе и наши.
А впечатления… Это не первые наши гастроли, первые начались лет 20 назад, поэтому ничего необычно свежего на этот раз замечено не было. А новые работы… Мы никогда не посвящали концертную программу целиком новой пластинке. Всегда это было какое-то переплетение, чтобы не ошарашивать слушателя, который пришел на концерт в первый раз.
— Вообще, интересно, как выглядит на сегодняшний день основной "пикниковский" континент? Ощущаете ли вы себя ВОСТРЕБОВАННОЙ группой, по-настоящему живой субстанцией — или уже больше полуокаменевшей Легендой?
— Не бывает "легенды" или "звезды" местного разлива. Если "легенда", то она должна быть, на худой конец, планетарного масштаба. К этому подходят "битлы", "роллинги" и еще десяток исполнителей, но не более того.
До тех пор, пока народ приходит в залы — есть востребованность. Если не приходит — нет востребованности, нет концертов. Это математика. А как выглядит контингент… Что ж, я возвращаюсь к тому, что гастроли начались не в этом году — потому мы смогли пронаблюдать определенную эволюцию. Какая-то часть, кто нас слушал, продолжает нас слушать, какая-то часть перестает слушать потому, что появляются другие интересы. Кого-то вообще музыка перестает интересовать, кто-то начинает слушать другую музыку. И третья составляющая часть нашей аудитории, — это те, кто услышал нас… ну, не исключено, что даже несколько дней назад. У одних багаж прослушивания нашей музыки три месяца, у других — год. Что будет с этим контингентом, покажет время. Одни останутся с нами, другие отойдут. Такое плавное перетекание.
— Не помню, кто из философствующих музыкантов первым вывел эту формулу, однако в том или ином виде она часто мелькает в ответах и размышлениях самых разных людей, в общем… говоря кратко, смысл творчества в том, чтобы всегда быть "здесь и сейчас", воплощать нынешний момент, творить ВОВРЕМЯ. Чувствуете ли вы что-то в этой связи — всегда ли присутствует это чувство своевременности?
— Жанр, в котором мы играем, не спрашивает — чувствуем мы или не чувствуем. Это живопись можно отложить на 500 лет, как Босха, например, и через 500 лет она неожиданно всплывет, и народу покажется: вот оно, то, чего не хватало! Наша музыка связана со временем и необходимостью говорить теми словами, которые понятны сейчас. Хотя… такой задачи — "здесь и сейчас", петь на злобу дня не было и нет.
— Ваше мнение о так называемом "русском роке": есть ли для него место в нынешней музыке? Не исчерпала ли себя еще эта идея?
— Русский рок отличается от такого понятия как просто "рок" только тем, что он поется на русском языке и служит для внутреннего пользования. На этот вопрос дает ответ только время — когда идея себя исчерпает, это будет видно.
— Какие жизненные/общественные явления (я имею в виду непосредственно вашу жизнь, не абстрактно) доставляют вам наиболее неприятные ощущения?
— Непосредственные жизненные явления, которые меня раздражают больше всего — жаркое лето в городе и полеты на самолете. Общественные события, которые доставляют наиболее неприятные ощущения — те кризисные ямы, в которые ввергалась вся страна.
— В целом, довольны ли вы своей жизнью, считаете ли себя счастливым человеком?
— Мне кажется, что человек, считающий себя полностью счастливым или несчастным, является потенциальным клиентом, скажем, лечебницы. Что такое счастье я, честно говоря, для себя не могу определить.
— Ваше отношение к людям в целом. Не к родным и друзьям, а так… в транспорте, ежедневной грязной суматохе… какие чувства возникают чаще всего? Бывает ли так, что вы ненавидите окружающих?
— Наша жизнь, в общем-то, ограничена очень узким кругом общения. А узкий круг, в котором мы крутимся, не подразумевает таких чувств как раздражение либо негативные отношения, иначе существовать в нем было бы совершенно невозможно.
— Насколько биографична лирика "Родом ниоткуда" (песни "Родом ниоткуда", не альбома)?
— Личных/биографичных песен для меня нет ни одной. Они не посвящены моей личной биографии. Песни скорее направлены на изучение внутреннего мира человека, который, если брать пересечение с "Родом ниоткуда", человек без рода и племени, попавший в этот мир и впервые делающий свой шаг. Шаг неизвестно, в какую сторону, шаг неизвестно, зачем...
— Интересны ли вам чужие интерпретации смысла ваших непременно загадочных, с изюминкой недосказанности песен? Есть люди, которые во всем ищут шифрованные тайные смыслы и подтексты, даже там, где их нет…
— Чужие интерпретации смысла, конечно, интересны, потому что мы предлагаем направление, в котором человек, если он слушает песню, может подумать. И куда заведут его личные фантазии — это действительно очень интересно.
— Бывает ли так, что вы рисуете образы ради образов, безо всяких скрытых умыслов и значений?
— Да, иногда бывает игра словами без глубинных проникновений во что бы то ни было. Многие поэты 20-х годов этим грешили, и я думаю, что ничего страшного в этом нет.
— Группа всегда ассоциировалась с некой утонченностью, интеллигентностью, плавно преходящей в эстетство… Вас трудно представить в каком-то ином образе. А не было ли желания как-то… вырваться из этих аристократичных рамок, что ли... сотворить что-то ЭТАКОЕ, напрочь нехарактерное (ну, скажем, побаловаться эксгибиционизмом во время выступления, или — банально — набить рожу какому-нибудь имбецилу)?
— Побаловаться эксгибиционизмом во время выступления — святое дело. Но дело в том, что есть естественное состояние человека, и есть неестественное. Наверное, трудно общаться с человеком, который ведет себя неестественно. Скорее, возникает желание убежать или, по крайней мере, спрятаться от него. Поэтому на сцене мы ведем себя максимально естественно и, в общем-то... никто не ждет от боксера, что он будет прыгать на перекладине.
— Какими иностранными языками вы владеете (кроме польского)?
— К сожалению, кроме польского и русского, никакими языками не владею.
— Известно (и заметно) ваше увлечение культурным наследием самых разных стран… Были ли какие-то "открытия", ранее неизвестные факты, которые вас по-настоящему удивили, поразили?
— Увлечение культурным наследием, если брать какие-то египетские мотивы, начинается и тут же заканчивается на уровне каких то визуальных образов. Поэтому… говорить о каком-то углубленном исследовании чего бы там ни было не приходится. Скорее, это соприкосновение по касательной.
— Страны и места, где вы мечтаете побывать…
— С концертами я бы с удовольствием побывал в любом месте, а туристом — не хочется никуда.
— Ваш любимый… цвет?
— Самое пошлое, что я мог бы сказать, — фиолетово-черный. Если имеется в виду одежда, то черный, так как не исключено, что в черном дремлют все остальные цвета.
— Кроме культурного многообразия, в творчестве ПИКНИКА явно прослеживается страсть к мистике, вампиризму, оккультной символике. Насколько глубоко вы изучали эти вещи? Случалось ли становиться свидетелем "активности" параллельных миров? И вообще, справедлив ли вывод, что Темная сторона для вас более привлекательна, нежели Светлая?
— Как и культурное наследие, вампиризм — на уровне увиденных фильмов и прочитанных книг. Глубоко я, к счастью, не изучал подобное. И свидетелем активности параллельных миров, к счастью, тоже не был. Только однажды, 13-го числа в Омске на концерте погас свет, и мы, собрав свои концертные принадлежности, уехали на поезде. А насчет Темной или Светлой стороны — может быть, Темная сторона действительно более привлекательна… на свету некоторые вещи пропадают, растворяются.
— В одном из интервью вычитала об увлечении Ницше. "Заратустра" — это, конечно, понятно… А вот интересно знать ваше мнение об "Антихристианине" (если приходилось читать)…
— Это произведение пытался читать, но, честно говоря, всякие религиозные… хммм… литература подобного плана… я не люблю читать книги, где идет восхваление или, наоборот, уничижение чего-то. Это мне неприятно.
— БГ когда-то спел замечательную штуку: "…И мне кажется, нет никаких оснований гордиться своей судьбой, но если б я мог выбирать себя, то снова бы стал собой…" А вот интересно: представься вам возможность вернуться назад и все (или что-то) изменить, как бы вы поступили?
— Наверно, возможность что-либо изменить была бы, останься какая-то память, но поскольку я думаю, что при возвращении память пропадает с тем же успехом, как и обратное путешествие во времени, то, думаю, изменилось бы мало что.
— Поговорим об источниках вдохновения… Женщины?..
— Женщина — источник, из которого, для которого и ради которого все и происходит, так или иначе.
— Наркотические вещества? Алкоголь?..
— Наркотические вещества — Бог миловал. Алкоголь… С алкоголем была дружба до определенного момента, пока алкоголь не стал брать верх. Поединок с Бахусом закончился победой Бахуса. И поэтому сейчас я лично, с великим сожалением, алкоголь не принимаю.
— Поэзия?
— Если говорить о моих песнях и поэзии, могу сказать, что ни один поэт на них не повлиял. Повлияло все, что угодно — живопись сюрреал, Лао-Цзы, проза Картасара и разных еще товарищей… Гоголь, Эдгар По, Кобо Абэ, Юджин О\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\'Нейл.
— Музыка?
— Хронологически: 1 — THE BEATLES, ANIMALS, ROLLING STONES; 2 — CREAM, Jimi Hendrix, JEFFERSON AIRPLANE, JETHRO TULL, PROCOL HARUM; 3 — LED ZEPPELIN, EMERSON L.P., Alice Cooper, Czeslaw Niemen.
Естественно, были услышаны и оценены многие другие, но эти повлияли более всего.
— Насколько серьезно ваше увлечение рисованием? И кто интересуется вашими картинами — по большей части фэны ПИКНИКА или, может, люди, никогда не слышавшие этой музыки, но пришедшие к вам как оригинальному автору?
— Придти ко мне как к оригинальному автору невозможно, хотя бы потому, что я (смеется) не приглашаю к себе в дом смотреть картины. Какая-то часть из нарисованного существует на нашей странице в Интернете. Серьезных же планов засветить себя как еще одного художника пока что нет… А насколько серьезно — серьезно так же, как и другое увлечение, — музыка.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи