статьи



IQ 48
Без лидеров

Под этим хитрым названием скрывается симпатичный составчик “молодой” белорусской rap/core/funk-группы, брызжущей креативом. Веселые, немного безбашенные ребята дружно производят на свет совершенно радостные песни, под мощные гипнотические звуки которых бренное тело так и норовит что-нибудь вытанцевать.

Про нелегкую жизнь “чисто коммерческого проекта” рассказывают его непосредственные “волнистые” участники:
Павел “Фрейд” (П) — вокал;
Саша “Эш” (С) — вокал;
Женя “Бузза” (Ж) — гитара;
Костя (К) — бас;
Антон (А) — барабаны.

— Когда вы появились, и кто несет за это ответственность?

Ж: Группа начала свое существование в 2000 году, после встречи музыкантов группы ЧУДОПЛАН с двумя МС из дуэта Лэд и Фрейд на концерте питерской группы ДАЙ ПИСТОЛЕТ!. Мы сделали пару композиций вместе, а потом эти культовые группы странным образом распались. Однако мы с Фрейдом не хотели погрязнуть в пучине быта, и наши творческие амбиции просили выхода наружу, к тому же, мы находились как в возрастном, так и в половом кризисе, и новая группа явилась органичным излиянием наших энергий, своеобразной сублимацией.

К: Созданной под впечатлением вновь вышедшего альбома Бориса Моисеева…

— Костя, ты ведь играл в ЛЕПРИКОНСАХ…

К: Да, играл, однако наши пути разошлись. Но все, что ни делается — все к лучшему. Я рад, что я с IQ 48.

— Почему IQ 48? Звучит красиво или еще и смысл имеется?

П: Название было придумано совершенно случайно, на лекции по одному из предметов психологии. Лектор залепил что-то про IQ 48, и мне понравилось. Название имеет массу смыслов, но самое главное то, что люди с IQ 48 (IQ — коэффициент интеллекта. — Прим. авт.) очень веселые.

Ж: Они относятся без пафоса к насущным проблемам.

П: Мы подумали, что если мы хотим быть позитивной группой, надо называться именно так.

Ж: Да и на стадионе название очень удобно скандировать, фанаты не жалуются.

— Как вы сами определите то, чем вы занимаетесь: это выражение ваших творческих натур или возможность оттянуться, взяв в руки инструменты?

П: Нет, это просто зашибание денег.

Ж: У нас чисто коммерческий проект.

С: Мы на самом деле люди, которые любят погулять, повеселиться. И музыку делать веселую нам нравится. Существует ведь достаточно тяжелой и грустной музыки. Мы создаем что-то новое.

— Какое название можно дать стилю, в котором вы играете?

П: НедоPunk, очень Folk.

Ж: Death metal.

А: Jazz metal (дружный смех).

С: Вот, Татьяна Замировская хорошо охарактеризовала наш стиль. Очень нам приятно было… А то, когда на рэп-вечеринках выступаем, все говорят, что у нас какой-то неправильный рэп. На hardcore-концертах — что у нас неправильный hardcore, легковатый какой-то. Мы вообще делаем alternative funk, hard funk с всякими добавками…

П: …“с панковским драйвом и брит-попперскими воплями”. Да, это все мы.

— Почему именно этот стиль?

С: Ну, мы рэп читаем, потому что петь не умеем. Мы, конечно, пробовали иногда, но это бывает не часто. И потом, мы просто никому не даем слушать наше пение, потому что после этого детям будут сниться кошмары.

— У вас есть песни на русском, белорусском и на трасянке…

П: Насчет белорусского… Нам нравится разговаривать на нем, это язык нашей страны.

— А трасянка? Это чья идейка?

С: Это не идейка. Это жизнь заставляет (ответ дается на трудно переводимом наречии с преобладанием “ча” и “чэ”. — Прим. авт.).

— В плане раскручивания группы у вас все идет спонтанно или вы мужественно идете к своим целям?

А: Мужественно идем. Недопиваем, недоедаем, ночей не спим.

— А цели какие?

Ж: Наше кредо: серьезно делать несерьезные вещи.

К: И вот планы у нас глобальные. Это запись полноформатного альбома, потом выпуск “The Best", затем “The Very Best From The Best”, а следующим этапом будет альбом с ремиксами. Ну и, конечно, съемка клипов на все песни.

— Расскажите про ваше участие в отборочном туре “Басовище”.

А: Обидно, что дали две композиции сыграть.

С: Да, в начале там были какие-то панки, которые по полчаса выступали, и в результате хорошие группы не успели показать себя.

А: И поехали на фестиваль представители одного стиля — металисты.

К: А мы такие неформальные представители новой волны остались здесь.

— Как вы попали на “Hardcoreмания: чаду”?

П: Увидели объявление, отдали записанный материал, и его взяли. А песня там простая — “Зрабiлi мой клен” (“клен” — в смысле не дерево, а клон. — Прим. авт.) про антиглобализм, про международные форумы, про то, как третьим странам не списывают их долги…

С: Долой угнетение рабочих, токарей и фрезеровщиков!!!

— Как у вас рождаются песни?

П: По-разному. Саша, например, за полчаса может выдать целую песню на трасянке. А я… вот про “клен” написал под впечатлением от овечки Долли, про “тополи” — ну, просто родились, без параллелей с ЛЕПРИКОНСАМИ.

К: Вынашиваем девять месяцев каждую песню, так что представляете, когда у нас выйдет первый полноформатный альбом.

— У вас ведь нет музыкального образования, как вы решили играть музыку?

Ж: Что значит решили? Ведь нельзя сказать, что ребенок, который идет с мячом по улице…

П: …будущий Лявон Вольский…

Ж: …будущий Рональдо. Все самой собой происходит.

— Чем занимаетесь в свободное время?

К: Женимся, детей рожаем.

Ж: Учимся, работаем, косим от армии.

— Какое значение для вас имеет музыка?

К: Глобальное. Без нее бы спились, прокурились, утонули бы в разврате.

— По какому принципу строятся взаимоотношения в вашей группе?

С: Любовные.

П: Ненавижу всех.

К: Приятно играть вместе.

А: Дружеские.

— И жесткого лидерства в группе нет!?

П: Не-е-ет.

С: Если кто будет выбираться в лидеры, то мы ему сразу очки поломаем (в очках только Фрейд. — Прим. авт.).

— Пожелание…

П: Мой телефончик напишите, пускай мне девушки звонят. Я красивый, умный.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи