статьи



Нагуаль
К вопросу о шаманизме

страницы :: 1 :: 2

Впервые побывал на концерте группы НАГУАЛЬ этой весной, на фестивале "Свежий ветер", который проходил в одном из корпусов минского Политеха. Честно говоря, я не думал раньше, что настолько неформатная (варианты: авангардная, специфическая, экспериментальная, психотропная) музыка может настолько заводить публику. Многие из остальных участников фестиваля, казалось бы, гораздо более понятные и традиционные коллективы (никого не хочу обидеть, на деле мне понравились почти все) были приняты залом явно сдержанней. А на НАГУАЛЕ народ бессовестно прыгал и визжал. И даже те, кто во время их выступления оставался в креслах, все равно таращились и не могли противиться этим странным и странно знакомым ритмам.

Оказалось, что шаманские пляски зрителей — обычное дело для концертов этой группы, неожиданно возникшей как явление (не побоюсь этого слова) на горизонте белорусского шоу-бизнеса (даже этого словосочетания не побоюсь, хотя гораздо больше мне нравится термин "бублик"). Бог с ним, с бизнесом, но вот с шоу у НАГУАЛЯ проблем точно не возникает. Что уж говорить, радуют они старика, радуют. Скажем, такие их эксперименты, как использование громадной эмалированной кастрюли с цветочками на бортах в качестве солирующего инструмента напомнили мне перфомансы ранних PINK FLOYD, когда Сид Барретт жарил на сцене яичницу и вообще. Шоу НАГУАЛЬ всегда спонтанно, само появление на сцене их лидера Леонида Павленка просто-таки заставляет тебя смотреть на эту самую сцену, и, соответственно, вслушиваться в звуки, оттуда доносящиеся.
О\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\'кей, все же попробую сформулировать. Группа авангардная, да… но с коммерческим потенциалом, в лучшем смысле слова "коммерческий" (это когда тебя любят и ценят). Ребята, кажется, уловили какую-то нужную струю и целенаправленно ей следуют. Их рады видеть и слышать повсюду, вплоть до Министерства внутренних дел (не смейтесь и/или не пугайтесь, их действительно туда приглашают, но как артистов, а не как подозреваемых). И если в этом году Леня Павленок поехал на питерский фестиваль "SKIF" еще только как зритель, то лично у меня не возникает сомнений в том, что на следующий год Республика Беларусь будет достойно представлена на фестивале группой НАГУАЛЬ в полном составе и в качестве полноправного участника.
Они не дожидаются продюсера с чемоданом денег и сами заняты тем, что называется PR. За год своего существования как группы ребята своими силами выпустили диск (его можно приобрести в минском магазине "Подземка"), обзавелись очень даже неслабым сайтом (www.nagual.by.ru), продают на концертах всевозможный самиздат, к которому так или иначе приложил руку Леня. А еще серьезно работают на репетициях. Короче, активно подтверждают народную мудрость "Талант сам себе утопающий, сам себе дело рук". А что касается перспектив, то могу ответственно заявить: у группы есть все шансы найти и занять собственную нишу, т.е. иметь стабильный успех у определенного круга слушателей, в том числе и на Западе.
Итак, лидер коллектива — Леонид Павленок, уже неоднократно упомянутый выше. Вокал, гитара, барабаны, перкуссия, дудки. От него все и пляшут, он — ядро и точка сборки. Но, опять же, радует, что остальные участники группы отнюдь не подавлены его харизматической личностью, и каждый раскрывается на сцене и в музыке как может и сколько хочет. При том, что музыкантов в НАГУАЛЕ достаточно много. Давайте же дружно перечислим тех, кто сегодня участвует в группе согласно официальному сайту оной. Значит так: Маша Горелик (барабаны, бэк-вокал), Алексей Ячник (тромбон, банборы, бас, перкуссия, бэк-вокал), Аня Фролова (цимбалы, бэк-вокал, перкуссия), Александр Бохан (губная гармошка, бэк-вокал, перкуссия, кухонная утварь), Ксения Минченко (скрипка, бонги, варган, бэк-вокал), Сергей Баранов (бас), Дмитрий Гаврилик (гитара). Уфф… Кажется, почти все. Почти все, как вы заметили, в НАГУАЛЕ поют и гремят на всяческой перкуссии. Как говорил один небезызвестный попугай, "…а еще я пишу, читаю, пою и пляшу".
В нижеследующем интервью участвует Леонид Павленок и Александр "Оса" Бохан, известный также по работе с группами BLUES STAR BAND и MARY LONG.

К вопросу о шаманизме

— Правда ли, что творчество группы НАГУАЛЬ никак не связано с учением Карлоса Кастанеды?

ЛП: Только название. Если мы назвались этим словом, то ведь это не значит, что мы автоматически должны своей музыкой транслировать чьи-то идеи и взгляды. К тому же, слово "Нагуаль" кроме Кастанеды встречается и у Мирче Элиаде, и вообще в индейской мифологии…

— И все же, как вы относитесь к повальной шаманизации белорусской культуры, о вхождении мотивов первобытных верований в искусство, музыку?..
АБ: Ну да, люди занимается шаманизмом, ну и что?.. А я вот, к примеру, занимаюсь кройкой и шитьем. Вообще, очень глупый вопрос, правда.
ЛП: Если люди хотят в чем-то увидеть шаманизм, то пусть видят, а если хотят увидеть что-то другое, то пускай видят что-то другое, понимаешь? Это дело и выбор каждого. Это название — НАГУАЛЬ — отвечает самой концепции того, что я пытаюсь делать… Можно описать какое-нибудь явление, обозначая его так или иначе, определить расстояния… Но потом ты просыпаешься утром, и понимаешь, что у этого явления расширились границы значений, ты смотришь на него уже совсем по-другому. И слово "Нагуаль" значит именно это — мы всегда больше, чем наше сегодняшнее знание, за нашим сегодняшним знанием стоят великие тайны, великие соединения. Иногда мы входим в это… брожение, входим в то, чего не можем объяснить, исходя из нынешней системы знания… Называем это чудом или аномалией, а потом проходит время, и… это явление доказывается физикой.

— Леня, ты пишешь интересные стихи. Никогда не возникало мысли делать песни на понятном народу русском языке?
ЛП: Я и делал так раньше, но оказалось как-то мало одного языка.

— Но сейчас языка в ваших песнях вообще нет…
ЛП: Нет, это язык, совершенно конкретный. Этому языку меня научила бабушка, в детстве она мне пела на нем песни. Сначала говорит: "Ты должен постичь расширение мысли", — а потом поет песни…

— А о чем тогда, к примеру, ваша песня "Джябо Кя"?
ЛП: Это песня австралийского аборигена, который рассказывает о собственном сне… То есть в ней ничего конкретно с растаманами не связано, хотя всем и кажется, что песня именно об этом.

— То есть, вы хотите сказать, что каждая ваша композиция — о чем-то, и у всех композиций есть определенный сюжет?
ЛП: Да… Ну конечно, смысл есть, как же без смысла. Все время смысл пронизывает: и до начала песни, и после, и во время ее исполнения.

— Значит, мозги каким-то образом принимают участие в создании ваших композиций?
ЛП: Да все на свете. Что подключается в тот момент, то и действует. И мозги, и… уши, и все что угодно.

— Основа новых композиций — это всегда идеи Лени, или остальные участники группы тоже приносят свои идеи?
ЛП: В основном, да, мои идеи — это начало новой песни… Но редко так случается, что песня складывается у меня в голове от начала и до конца. Чаще всего это просто какой-то мелодический или ритмический кусок. Я его напеваю или наигрываю и стараюсь сразу записать на диктофон, потому что, по-моему, наиболее интересен именно первый сигнал. Например, наша песня "Всенощная"… Перед тем как она окончательно оформилась, я где-то полмесяца везде ходил с диктофоном и записывал всякие кусочки у себя и у остальных… Такие первые сигналы очень интересны для меня, они — это как бы непосредственная реакция живого организма на мир. Так что, я не столько музыкант или певец, сколько просто передатчик звуков, переходник, транслятор. Я что-то слышу и стараюсь это передать остальным. Весь мир — это обмен веществ, в конце концов. А я уже не могу жить без того, чтобы играть и петь.

— А откуда в принципе возникает творческая энергия, это сублимация либидо или что?
ЛП: …Про каждую песню можно говорить отдельно. У каждой — свой источник. Это может быть водка, это может быть… Но, в общем-то, водка и больше ничего.

— А зачем человеку в принципе заниматься творчеством: музыкой, к примеру, или составлением кроссвордов?
ЛП: Конечно же, чтобы меньше пить водки.
К вопросу об импровизации

— Я недавно смотрел сюжет о Мексике, кажется, в "Клубе путешественников"… Там среди прочего показывали какие-то индейские обряды, и вот что интересно: музыка, которая во время этих обрядов исполнялась, очень напомнила мне некоторые из ваших композиций. В связи с этим вопрос: то, что вы делаете, это попытка каким-то образом воспроизвести известный вам фольклор, или же просто ваши песни рождаются в том же самом коллективном бессознательном, что и этот фольклор?
ЛП: В любом случае, если делаешь музыку от души, если все это тебя как-то цепляет… От души — это и значит из коллективного бессознательного…
АБ: Подсознания не существует!.. Главное не музыка, и не фольклор. Главное — чувство…
ЛП: Музыка есть музыка, чувство есть чувство. Музыка соединяется с чувством. Просто можно принадлежать тому, что ты делаешь, а можно не принадлежать. Мы действительно стараемся вкладываться в нашу музыку… Лично я могу сказать: я люблю то, что делаю, мне нравится заниматься именно такой музыкой, вот и все.
АБ: А дело и не в том, чтобы принадлежать или не принадлежать тому, что делаешь… Можно только признать тот факт, что ты этому уже принадлежишь, а можно об этом просто не думать. Но принадлежать себе, своему делу ты будешь всегда и в любом случае.

— И все-таки, ваша музыка — это изначально совершенно ни от чего не зависящая импровизация, или все-таки вы хоть немного что-то где-то "подслушали"?
АБ: Да, конечно… Я подслушал в детстве, как поет индейские песни моя бабушка. Когда засаливает огурцы. Она всегда кладет три ложки соли в банку, доверху заполняет банку огурцами, заливает водой из колодца… Это тоже импровизация. Спроси у моей бабушки, как засаливать огурцы!

— ?!
АБ: Банка здесь ни при чем. Наука тоже. Я сейчас вижу эти огурцы в банке. А ты их не видишь?! Солнечный свет, закатанный в банки с огурцами…

— Ох уж эти бабушки! Они у вас обоих были какие-то… психоактивные…
ЛП: А дедушка научил меня играть на инструменте "барабан".

— Кстати, откуда взялись эти ваши… как их… ну, бревна, в которые вы дуете?
ЛП: Это называется банборы. Название произошло от скрещения слов "барабан" и "борщевик". Борщевик — это растение, из которого мы делаем банборы. Когда в банбор дуешь расслабленными губами, получается такой звук… как будто пердит лошадь. Из борщевика мы делаем и наш белорусский вариант диджериду.



страницы :: 1 :: 2



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи