статьи



Pell, Axel Rudi
Волшебник гитарных соло

Каждый раз, когда предстоит интервью с какой-либо известной в музыкальном мире личностью, будь то угрюмый и злючий блэк-металист или жизнерадостный, вечно молодой и пьяный трэшер, так вот, каждый раз испытываешь что-то этакое… ну-у, тебя поглощает состояние, в чем-то родственное обыкновенному мандражу, которое при этом переполняется просто щенячьей радостью от осознания того, что через несколько минут тебе будет позволено прикоснуться, пускай и виртуально, к живой легенде… Вот в таком-то настроении я и дожидался звонка Маэстро, одновременно судорожно пытаясь вспомнить хотя бы главные вехи звездной — никак не меньше — биографии Экселя Руди Пелла, волшебника гитарных соло и повелителя потрясающих струнных произведений…

Итак, начиналось все в древних семидесятых, когда, будучи еще неопытным подростком, наш герой переиграл в целой куче аматорских группешек — DEVIL'S DEATH, DETROIT, SILVERSTONES, FIREBIRD (не путать с нынешним проектом основателя CARCASS Билла Стира) и прочих малоизвестных коллективах. 1981 год принес с собой новый этап — Эксель стал гитаристом одной из тысяч немецких хард-рок команд STEELER. Музыка коллектива ничем оригинальным не отличалась, потому как далеко от общепринятых "бонджовийных" и "скорпионовских" клише ей уйти никак не удавалось. Записав за четырехлетний период (с 1984 по 1988 год) четыре "сереньких" альбома, бэнд приказал долго жить, поскольку молодому и амбициозному Экселю не терпелось доказать всему миру, чего он на самом деле стоит. А все из-за того, что остальные музыканты группы внезапно захотели продвигаться в более попсовом направлении, что напрочь не устраивало бескомпромиссного хард-рокера Экселя. И вот, с выходом в 1989 году первого полноформатника "Wild Obsession", начинается сольная карьера этого талантливого гитариста, чья музыка сразу же приходится по душе ценителям утонченного и техничного неоклассического хард-рока. Дабы немного прояснить ситуацию, даю маленькую подсказку: RAINBOW, WHITE LION, SCORPIONS, PRETTY MAIDS и — конечно же! — несравненный Ингви Мальмстин…
С тех пор утекло немало времени. Под маркой Steamhammer Records на начало 2002 года уже вышло восемь студийных альбомов Пелла, три сборника его лучших композиций, а также один концертник — "Made In Germany". За эти годы у нашего героя окончательно сформировался контингент верных поклонников (к каковым причисляю и себя), особенно сильно ощущается эта популярность в Германии (благодаря бесконечным турне), Австрии, Франции, Великобритании, а также в Стране восходящего солнца — Японии. С Экселем переиграла целая туча известных в рок-музыкальном мире личностей, самые яркие среди которых — Роб Рок, один из лучших певцов хард-рок- и метал-сцены, Джефф-Скотт Сото, бывший вокалист YNGWIE MALMSTEEN, а также Йорг Майкл, опытный ударник финских STRATOVARIUS, на своем веку побарабанивший чуть ли не в половине всех более-менее известных немецких метал-групп. С уверенностью можно говорить о том, что настоящий состав группы AXEL RUDI PELL является самым оптимальным за всю историю соло-карьеры Экселя. Судите сами: за драм-установкой восседает Майк Террана, в свое время игравший вместе с Ингви и Тони МакАлпайном (теперь — постоянный член RAGE); у микрофонной стойки — Джонни Джиоэлли, оригинальный фронтмен HARDLINE и просто классный вокалист; в "тылу" — клавишник Ферди Доэрнберг, долголетний участник ROUGH SILK, известный также по своим участиям в DESPERADOS, ROLAND GRAPOW, ONKEL TOM, METALIUM, SEVEN WITCHES, TARAXACUM и еще куче иных проектов. Ну и, конечно же, не забудем и постоянного друга Экселя — басиста Волькера Кравчака, который прошагал вместе с ним долгий путь, начиная самыми первыми деньками в STEELER.
Ну что ж, после поименного представления команды Экселя пора, наверное, переходить и к самому интервью, неплохим поводом для которого стал выход новейшего творения "виновника торжества" — альбома "Теневая зона" или "Shadow Zone"…

— Привет, Эксель! Как дела, как погодка?
— Здорово, Евгений! Погода классная — солнце и морозец небольшой. Лепота, одним словом! У меня тут все просто здорово, спасибо. Скоро выходит наш новый альбом, так что настроение просто чудесное! Жалко только, что из-за некоторых мелких проблем пришлось немного перенести дату релиза. Но, думаю, альбом стоит того, чтобы его чуть-чуть подождать, ведь правда?

— Хмм… Ну, я не знаю — промо-копия до нас так и не дошла до настоящего момента. До сих пор твои записи мне нравились все… Надеюсь, та же участь не обойдет и "Shadow Zone"!
— Спасибо за лестные слова, мы уж постараемся не разочаровать вас. Ну что, начнем интервью?

— Так вроде ж мы уже разговариваем… Ну ладно, давай попробуем "нырнуть" на пару-тройку десятков лет назад: расскажи немного о своем детстве — что запомнилось больше всего, что увлекало тогда…
— Хе, тоже такое спросишь — "что увлекало?". А что может увлекать немецкого паренька в безоблачном детстве? Конечно же, футбол! Все мы когда-то мечтали стать великими футболистами, выигрывать какие-то кубки и т.д. А еще мне очень нравилась музыка — чуть ли не с рождения.

— И все?.. А братья или сестры у тебя были/есть?
— Не-а, я — единственный ребенок в семье, так что родители во мне души не чаяли, честно говоря. Вся их ласка, забота, вообще внимание были сконцентрированы лишь на моем воспитании, за что я им нечеловечески благодарен!

— А в музыку привели тебя тоже они или ты самостоятельно решил заниматься ею?
— Да, можно сказать, что любовь к музыке была привита мне с самого раннего детства — родители очень любили послушать много разнообразной музыки, которая почти не стихала в нашем доме. Да и позже они всячески поддерживали меня во всех моих начинаниях на музыкальном поприще.

— Сможешь ли припомнить первое "свидание" с музыкой: что это был за концерт, какое впечатление он на тебя произвел и т.п.?
— Конечно же! Такое не забывается… Думаю, у каждого когда-то был "первый раз"… во всем… (смеется). Играть на гитаре я начал в 1972 году, после того, как по телевизору увидел Ричи Блэкмора. Увиденное зрелище фантастической игры Мастера настолько впечатлило, что я буквально вымолил у родителей денег на гитару. Первый концерт… То было давным-давно, летом 1974 года на "Open Air-фестивале" в Бохуме. Ты просто себе не представляешь, насколько я был очарован музыкой U.F.O., их гитарными "запилами"! Круто было…

— Ага, ты тогда, наверное, еще чуть ли не пешком под стол ходил?
— Да нет, не такой я уж и молодой, каким кажусь, хехе… Все-таки, как ни крути, родился аж в 1960 году. Нет, в то время я уже был старшеклассником…

— И какой был ученик из юного Маэстро?
— Эх… что тут сказать. Признаюсь — учеба мне не нравилась вовсе. Ну, как это бывает: частые прогулы, постоянные записи за плохое поведение и т.д. и т.п. (смеется).

— Высшее образование, небось, с музыкой связано?
— (снова смех) А вот и нет, по профессии я — мерчандайзер-промышленник. Знаешь, что это такое?

— Гмм… Честно говоря, не очень. Ну да Аллах с ней, с работой. Скажи лучше, где ты так отлично английскому языку выучился? Ни капельки акцента!
— А, так это я еще со школьных лет умею: хотя я и был не подарком для учителей, но иностранный, то бишь, английский, учил до странного прилежно. Это уже потом пошла непрерывная практика общения, когда мне надо было ездить в турне по другим странам. К тому же, в моей группе аж два американца — наш вокалист, Джонни, и драммер, Майки "Бэйби" Террана. (Эксель все время разговора называл громилоподобного и самого старшего члена группы таким смешным прозвищем. Как потом он объяснил, это они его так шутки ради прозвали с самого момента присоединения к AXEL RUDI PELL. — От авт.). Так что теперь я разговариваю на английском не хуже этих двоих товарищей.

— Я слышал, Эксель Руди Пелл не прочь погонять за рулем на картинговом кольце…
— Йес! Я действительно фанат по всем этим гоночным делам, особенно по "Формуле-1". Ты, кстати, за кого болеешь?

— С 1993-го за Мишу Шумахера…
— О! Так значит, мы с тобой поклонники одного и того же таланта. Я думаю, Михаэль и в этом году надерет всем задницы!

— А то! У тебя как у известного и приятного в общении музыканта, должно быть, много друзей и среди "музыкальных" людей…
— Да, тут ты прав. За всю свою музыкальную карьеру я перезнакомился и подружился с таким количеством разных людей! В Германии, по крайней мере, сложно найти хард-рок- или хэви-метал-музыканта, которого я бы не знал. Да и за океаном, в США, Канаде, Японии, друзья тоже есть.

— А Виктора Смольского из RAGE знаешь? Они с Майком недавно в Минск заезжали…
— Конечно знаю! И причем уже давно. Очень хороший и техничный гитарист, равно как и классный собеседник. Передавай ему привет, как увидишь!

— Ну, это теперь не скоро будет…
— А-а, ладно! Майки "Бэйби" там про меня никаких гадостей не наговорил случайно? (Смеется) Тот еще балабол, хехе.

— У вас в группе очень дружные отношения между всеми участниками?
— Да, мы практически понимаем друг друга с полуслова — иной раз на репетиции царит такое взаимопонимание, что невольно думается, что эти "репы" вообще не нужны. Бывает, когда у меня или кого-то другого поганое настроение, полная депрессия, стоит лишь дождаться прихода на "точку" Майка, и все сразу же приходит в норму! Ну представь себе: сидишь ты напрочь унылый с гитарой, — тут распахиваются двери и в помещение с шумом вламывается этот крендель, что-то попутно с энтузиазмом рассказывая, к каждому цепляясь, заразительно хохоча с каждой своей шутки и т.д. Стоит ему рассказать какой-то анекдот (в чем он, признаться, мастер!), как все уже начинают улыбаться, понемногу раскочегариваться... Просто невозможно оставаться печальным в такой компании, уж это я точно говорю! Если попытаться охарактеризовать каждого члена группы, то про Террану можно сказать, что на сцене он — настоящий зверь! Да и в студии перфектнее и точнее драм-машинки будет. Джонни — фантастический человек и настоящий рокер, можно сказать — "рокоголик". На сцене иногда так выкладывается, что после концерта еле говорит… С Ферди (Доэрнбергом. — От авт.) всегда очень легко работается, он музыкальный лунатик в хорошем смысле слова, всегда все знает, все слушает (и когда только он успевает?!), никогда не бывает в плохом настроении и никогда не откажется просто поболтать за кружкой пивка. Волькер (Кравчак — От авт.) — мой лучший друг, мы знаем друг друга лет двадцать пять, наверное.

— А вы между собой на инглише разговариваете? Или на немецком?
— Поначалу было что-то вроде "интернационального" англо-немецкого суржика, а потом все разговоры постепенно стали вестись на английском.

— Давай, может, и новый альбом вспомним…
— А, черт, точно! Надо и про музыку немного, хотя, ты знаешь, я больше люблю во время интервью беседовать на разные отвлеченные темы. Музыки-то мне и без интервью хватает. Ты не представляешь, как меня "достают" вопросы про историю AXEL RUDI PELL, про то, сколько там треков на новом альбоме…

— И сколько же?
— (делает напускной сердитый голос) Вот, и ты в ту же степь! Десять песен, среди которых, как всегда, есть и скоростные композиции, и очень прочувствованные баллады. О чем? О любви, ее засадах и взлетах, конечно же… Могу поклясться, что тут присутствуют две чумовейшие баллады, две самые прекрасные медленные песни, какие я только написал за всю свою fuckin' жизнь! В принципе, основная музыкальная линия осталась неизмененной, так что тем людям, которым нравилось мое творчество раньше, обязательно должен понравиться "Shadow Zone".

— Поверим на слово! Скажи, Эксель, вы в студию приходите с уже готовыми композициями или сочиняете музыку по ходу дела?
— Да, где-то 90-95 процентов вокалов, риффов и музыкальной структуры вообще заготавливается заранее. Обычно мы "пишемся" в очень дорогих студиях и не можем позволить себе роскошь сочинять песни в период нахождения там. Чаще всего немного изменяет свои вокальные партии Джонни, но и то лишь на самую малость.

— Кстати, о Джонни… На концертных версиях песен из "The Wizard's Chosen Few" он чуть ли не в каждой песне непрерывно повторяет "Oh, fuck… fuck it…" и т.д. Это что, его "фишка"?
— (хохочет) А-аа, Джонни, старый разбойник… Да, за ним это ведется, хехе. Он просто по натуре очень веселый и вспыльчивый парень, а на концертах всякое случается: то какой-нибудь придурок под сценой начинает в перерывах песен материться и оскорблять кого-то, то другой красавец пивной банкой бросит… Вот Джонни и не сдерживает себя эфемерными приличиями…

— Давно известно, что каждый концерт AXEL RUDI PELL уникален, потому что каждый раз одни и те же песни играются с огромной долей импровизации…
— Это правда. Я так делаю, потому что и сам люблю ходить на концерты, и ненавижу, когда группа — неважно, в каком стиле она играет, — выдает программу, как две капли воды схожую с записью на альбоме. Да чушь это все! Я же иду на концерт не для того, чтобы услышать точь-в-точь то же самое, что час назад слышал из своего магнитофона, а для того, чтобы развлечься и увидеть парочку-другую сюрпризов от выступающей группы. Насколько же классными были раньше представления DEEP PURPLE или RAINBOW! Они постоянно импровизировали на сцене, получая от этого огромное удовольствие. То же самое происходит и со мной: я никогда на концерте не играю соло так, как играл их в студии, потому что, в конце-то концов, это же не репетиция!

— С этим понятно. Оцени-ка вкратце, пожалуйста, свою 13-летнюю соло-карьеру: что достигнуто, что упущено и т.д…
— Уф-ф… Сейчас попытаюсь. Во-первых, я исполнил свою наивную детскую мечту — зарабатывать на жизнь тем, что мне нравится больше всего на свете, то бишь музыкой: изначальное хобби переросло в постоянную и любимую "профессию". Со STEELER я бы такого вряд ли добился, поскольку наша тогдашняя музыка мало кого интересовала, и денег от продаж дисков едва хватало на то, чтобы покупать новые инструменты. К тому же нас там было пятеро, и постоянно нужно было идти на разные компромиссы, а здесь я — сам себе хозяин, имею полную артистическую и финансовую свободу действий, что очень важно для естественного развития меня как творческой личности. Всегда ведется множество разговоров о том, что, мол, звукозаписывающие компании часто "давят" на музыкантов, заставляя тех идти на уступки. В моем случае все предельно просто: персонал лейбла впервые слышит наш новый альбом только лишь на журналистской презентации по случаю его релиза. И ни минутой раньше. Это значит, что мне слепо доверяют, что, конечно же, очень приятно!
"Упущение" с моей стороны только одно — я пока не достиг "золотого" уровня, то есть в моей коллекции нет "золотого диска". Ничего, я по этому поводу особо не переживаю: годам к семидесяти он будет у меня! (Хохочет.)

— О'кей, дядя Эксель, огромное спасибо тебе за столь дружелюбный разговор! Знаешь, перед твоим звонком я ожидал малоинтересного интервью с зазнавшейся и самовлюбленной "звездой", а ты вот, значит, какой на самом деле…
— Эй, да я вполне нормальный и обыкновенный человек, как и все, любящий выйти в местный паб на кружку пива с друзьями, каждый день выносящий мусорное ведро и т.д.!

— И это классно. Ну что ж, желай нам чего-нибудь…
— Опять эти "финальные аккорды"… Скажу только одно — спасибо за возможность представить себя и свою музыку на огромных просторах вашей родины и… и поверьте — однажды мы встретимся на концертах!



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи