статьи



Autism
“Танцевать под такую музыку нельзя, но можно, скажем, размахивать ногой, сидя за компьютером”


В прошлом известный белорусский электронный проект AUTISM, а ныне американский, вознамерился серьезно занять положенную ему нишу на рынке мировой электронной музыки. На нью-йоркском лейбле Segment 9 апреля 2002 года был издан альбом ((vibro)) под маркой AUTISM. Естественно, такое событие без внимания оставить нельзя. Тем более что группа вскоре планирует посетить Минск.

— Несколько слов о том, что сопутствовало написанию ((vibro))?
— Жизнь. В феврале прошлого года я закончил работу над минималистическим проектом "Disposable". Съездил в Минск. Приехал назад в Нью-Йорк и сразу же, в марте, начал писать музыку. Правда что в итоге получится, я тогда не знал: еще один эксперимент с минимализмом или же что-то более похожее на прежний AUTISM. Выходило нечто среднее. ((vibro)) — это PAN SONIC, который в один прекрасный момент решил превратиться в THE FUTURE SOUND OF LONDON.

— Что представляет собой твой новый альбом: стилистически и касательно настроения?
— Стилистически, в двух словах, можно сказать, что это — IDM, то есть Intelligent Downtempo Music или же Intelligent Dance Music, как интерпретируют другие. Хотя понятие это очень расплывчатое, и потому ярлык "IDM" можно приклеить на огромный пласт электронной музыки. Точно также, как многие, без разбора, называют "techno" любую музыку с ровным ритмом и аналоговыми звуками... В ((vibro)) много вкраплений минимализма в духе clicks & cuts, которые, на мой взгляд, довольно мирно соседствуют с ритмическими конструкциями и мелодикой в духе AUTECHRE. Плюс — множество шипяще-шуршащих звуков, которые я изобрел, копаясь в виртуальных синтезаторах. Благодаря им ((vibro)) будет сложно спутать с чем-то еще... Танцевать под такую музыку нельзя, но можно, скажем, размахивать ногой, сидя за компьютером. Что касается настроения, то практически все треки выдержаны в сомнамбулическом духе. Многие из них я писал в 2-3 часа ночи, засыпая у монитора. Поэтому и слушать их рекомендовал бы перед сном. ((vibro)) — это только верхняя часть айсберга. Вторая — в подсознании. Первую следуют слушать в наушниках перед сном, вторую — смотреть непосредственно во сне. У меня даже была идея раздать друзьям первые 20-30 дисков вместе с таблетками "Valium" — это такое безобидное успокоительное, с которым я экспериментировал, когда писал музыку. Один диск — одна таблетка. "Валиум" всасывается в кровь и человек в наушниках отправляется в конкретный сон — на планету ((vibro)). Кстати, один из треков с альбома так и называется — "Valium". Впрочем, можно запросто обойтись и без снотворного...

— Какое влияние на звучание AUTISM оказала смена места жительства?
— Еще год назад мне казалось, что изменилось многое. Однако вскоре я понял, что среда — хоть и важная составляющая, но не основная. Главное — то, что происходит внутри тебя... Из окна моей минской квартиры видны трубы соседней электростанции. Настоящий industrial. В Нью-Йорке — стена соседнего дома с огромными светящимися буквами "MRI". Что они означают — до сих пор не знаю. Поэтому, будь моя воля, поменял бы буквы на трубы...

— Да, кстати, как правильно теперь: AUTISM или AUTIZM?
— AUTISM, как и было прежде. Буква "Z" — это исключительно для сайта (www.autizm.com): чтобы на него случайно не заходили те, кто ищет информацию о болезни под названием "аутизм". В таких случаях приходится подолгу объяснять с помощью электронной почты, что музыка не является терапевтической и не имеет отношения к медицине.

— Планируются ли концерты в поддержку нового альбома?
— В этом отношении меня в последнее время трудно раскачать. Хотя, возможно, попробую этим летом сыграть в Нью-Йорке и в Минске. Чего я хочу по-настоящему — так это съездить осенью в Японию и сыграть там. Мне кажется, это будет действительно интересно. Для этого нужно подготовить видео-перфоманс, над чем я только недавно начал работать. Думаю успеть где-нибудь к ноябрю.

— Как, вообще, американская публика? Ты ведь уже играл в Нью-Йорке?
— Играл, и впечатление в целом хорошее... Хотя все зависит от клуба, а еще точнее — от его атмосферы. Американцы к ней относятся очень уважительно. Не будут шуметь в зале, если музыка не располагает к шуму. И напротив — будут свистеть и кричать, если перфоманс направлен на то, чтобы высвободить энергию.

— Как из-за океана видится положение музыкантов, которые пытаются что-то ваять в странах бывшего СССР?
— По какую бы сторону океана ты не находился, заниматься тем, чем нравится, все равно можно и нужно. Если же писать музыку лишь для славы и денег, то, по-моему, не стоит ни там, ни тут. Если ты, конечно, не гений. Гениев можно пересчитать по пальцам. Я, например, точно не гений... Поэтому пишу и издаю в свое удовольствие, без особого шума.

— Ощущение гордости не возникает из-за того факта, что ты — первый белорусский музыкант, так вот запросто первым выпустил в Америке альбом на CD и реализуешь его в США и Европе?
— Во-первых, было это совсем не "запросто". Нервов потрачено немало. Во-вторых... Не знаю, чем особо гордиться. Я чувствую другое — естественную радость человека, который потратил несколько лет своей жизни на то, чтобы что-то сделать — и СДЕЛАЛ.

— Что слушаешь сейчас? Что из нового впечатлило в последнее время?
— Стараюсь покупать самую маргинальную музыку. В основном — электронную. То есть такую, которую пишут и издают не для того, чтобы кто-то мог послушать на досуге, а чтобы дать понять, что "и вот так тоже можно". Если говорить еще более простым языком — всевозможные гудения, потрескивания и шорохи. Из самых любимых альбомов минувшего года — Vladislav Delay, "Multila" и диск "Occur" Тейлора Дюпри, с которым я немного знаком. "Multila" — вообще запредельная вещь. Эдакие глухие разводы по мутной воде, без напряжения и эмоций... Еще интересен Ричард Шартье. Это — отдельная история. Я был на нескольких его концертах в Нью-Йорке. Человек играет тишину. И у него это получается... Что касается более коммерческой музыки, то тут никак не обойти BOARDS OF CANADA — "Geogaddi". Очень качественный альбом. Очень профессиональная музыка.

— Почему ты решил не издавать свой последний альбом на каком-либо уже существующем лейбле, а создал свой?
— Это несравнимо дороже, но интереснее и... свобода! У каждого лейбла свои собственные представления о том, какой должна быть хорошая музыка, у меня — свои. Да и чувствуешь себя гораздо лучше, если все находится под твоим контролем. К примеру, процесс издания одного из моих прежних альбомов в Калифорнии затянулся на четыре (!!!) года. Столько времени и мыслей утекло, а он по-прежнему находится в стадии preproduction. А ((vibro)) я доделал в конце марта и уже в начале апреля получил из Канады первую партию отпечатанных дисков. Выпил по этому поводу, по-русски... И теперь сам решаю, сколько продавать, а сколько — раздаривать друзьям и знакомым.

— Если бы твой лейбл Segment стал чем-то по значимости сравнимым с каким-нибудь Warp, что бы ты стал выпускать?
— К сожалению, Warp\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\'ом Segment никогда не станет. Нужны капиталовложения и серьезная рекламная кампания. Один я это не осилю никогда. А таких безумцев, как я, готовых тратить половину скудных банковских накоплений на издание заведомо некоммерческой музыки, в Нью-Йорке отыскать практически невозможно. Что касается "если бы", то продолжил бы издавать то, что уже начал — интересные экспериментальные проекты, в том числе — белорусские. Три уже есть на примете: минские ED и Kowalski, а также витебский IDECS. Все они достойны большего, чем издаваться на CDR-дисках тиражом 5-6 экземпляров.

— Можно ли где-то приобрести твой новый диск?
— Если есть кредитная карточка, то в Интернете. ((vibro)) продается на нескольких крупных сайтах. Я постоянно занимаюсь поиском новых дистрибьюторов, поэтому постепенно их становится больше и больше. Проще всего можно получить информацию на главном сайте AUTISM



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи