статьи



zygimont Vaza
«Само наше выступление после довольно долгого перерыва уже является сюрпризом!»

страницы :: 1 :: 2

Первое и, кстати, последнее интервью с белорусской группой zygimont VAZA появилось в "МГ" в 1997 году в июле, после концерта в Минске на "Рок-купальле" в парке Горького. Правда, была еще в 1994 году в "Чырвонай змене" какая-то перепечатка из литовской прессы. На протяжении своего творческого пути состав команды постоянно менялся. Не менялось только лицо группы — Сергей (Скрыпа) Скрипниченко. Засек я его совсем случайно на одном из минских рынков и сразу же решил не упускать возможность узнать о том, что сейчас происходит в группе.

— Сержук, давненько мы с тобой не встречались, напомни, основные этапы деятельности zygimont VAZA.

— Ну сколько уже можно про это писать! Посмотрите, 90% газетных материалов про группу — одна биография. Этапы? Какие там этапы! Новый альбом — новый этап.

— Многим показалось, что после альбома "Kambinat" (1998 г.) группа уже не существует. Не много ли вы молчите?
— Да, конечно, группа не выступала с 1997 года (последнее выступление в парке имени Горького в Минске, где-то в июле), но на это есть свои причины. До этого времени в Беларуси шоу-бизнес является чем-то похожим на клуб по интересам, куда люди попадают после работы, а чаще — в субботу или воскресенье. Так как артистам нужно как-то жить-поживать, добра наживать, тут все вместе — семья, карьера, у многих музыкантов есть дети. Таким образом, участие в какой-то, скажем так, рок-н-ролльной жизни у нас является только хобби. Но представим себе, откуда в идеале поступают деньги музыкантам? Ясное дело — от гонораров за выступления и процентов от проданных студийных продуктов: альбомов, синглов или видеоматериалов. Плюс проценты от публикаций в СМИ, плюс продажа сувенирной продукции с символикой того или иного музыкального проекта. А теперь скажите, пожалуйста, возможно ли в Беларуси купить квартиру или автомобиль за доходы от проданных CD или кассет с футболками да значками? Социальный аспект имел отношение к очень страшной и больной современной белорусской проблеме. Дело в том, что потенциальные супергруппы исчезают как раз в то время, когда нужно делать решительный и качественно новый шаг вперед. Почему так происходит? Потому, что в большинстве случаев музыкальные проекты создают люди в возрасте 17-22 лет, это значит — в возрасте студенческом, когда не нужно особенно задумываться над "хлебом насущным". Несмотря на мощную (или не очень) учебную нагрузку, студенты имеют достаточно свободного времени, когда собственно и проходят репетиции. 4-5 лет постоянной музыкальной работы — срок достаточный для приобретения неплохого опыта. Но тут начинается "взрослая" жизнь со своими ежедневными потребностями. Кто-то женится — возникает ответственность за другого человека. Плюс, плюс, плюс… Музыка дохода не приносит и через еще пару лет "геморройных", бесполезных усилий рождается чисто прагматическое видение жизни: зачем заниматься тем, что мешает в "реальном выживании"?
Я видел очень много талантливых людей, которые создали очень хорошие, просто улетные группы в середине и в конце 90-х. Прошло 5 лет — где они? Некоторых уже и в Беларуси нет — выехали кто куда. И это в момент, когда необходим музыкальный тренинг, так называемая школа, которые позволяют уже не задумываться над проблемами исполнения (играть научились!) — только создавай! Ни хрена! Нужно денег заработать. И zygimont VAZA не является исключением — все, как говорится, живые люди. Всем довелось работать в большом мире. Так как добавляются проблемы географически-социальные. В Беларуси работа оплачивается ниже, чем у соседей. Поэтому много кто из "жигимонтовцев" выезжал работать за границу. Ну, и когда звонит кто-то из организаторов очередного концерта и приглашает выступить, оказывается что я — в Минске, басист — во Франции, барабанщик — в Смоленске или Москве. Какое уж тут выступление? Да и несколько раз отказался от предложенных выступлений по "музбытовухе" — качество звука на концертах, как и раньше, остается, к сожалению, кошмарным. Знаете, так получилось, что время работы над альбомами "Der Dritte Krieg" (1996) и "Kambinat" (1997) было практически не ограничено. И я (может впервые в жизни!) смог ЦЕЛИКОМ, ДО КОНЦА РЕАЛИЗОВАТЬ ЗАДУМАННЫЙ АЛЬБОМ. А потом приходишь в зал, где отстройка звука. И первая мысль: на кой хрен нужно было сидеть часами над записью, когда сейчас на концерте НИКТО ЭТОГО НЕ УСЛЫШИТ? Все сольется в некую какофонию, когда бессмысленной становится сама суть любого музыкального проекта — стиль. Но я продолжал работу в студии, поэтому нет смысла говорить, что zygimont VAZA не существует.

— Да… Пессимистически звучит. Многие молодые белорусы также пессимистично смотрят на будущее Беларуси в целом и на свое в частности. Но все-таки как тебе видится развитие ситуации в, так сказать, "шоу-бизнесе" здесь?
— Правду говоря, нет тут пессимизма. Если осмотреться вокруг, в глобальном плане, то за тысячи лет человечество так и не изменилось в своем поведении вообще: те же самые жадность, завистливость, корысть, жажда денег, власти, насилие, убийства, следователи, допросы и т.д. Так стоит ли жить в таком мире? Но другого нет. Поэтому пессимизм считаю вещью бессмысленной. Смысл имеет та вещь, мысль или политика, какая в состоянии что-то изменить. Пессимизм как факт не может что-то изменить. Пессимизм — это только душевное состояние в определенный момент, это ни поступок, ни даже мысль, — это просто состояние. Шоу-бизнес не может существовать сам по себе. Каким путем идет страна, таким самым путем идет и ее шоу-бизнес. Пока наша страна идет неизвестно куда, да и не известно как, да неизвестно с какой скоростью, шоу-бизнес будет развиваться так же. Иногда кто-то говорит, что мы имеем маленькое (в смысле количества населения) государство. Что, мол, народу маловато, какой уж тут шоу-бизнес! И в пример приводят 40-миллионную Польшу, где шоу-бизнес всегда развивался как надо. Или Россию, которая не только построила собственную шоу-систему, которая не останавливается ни на минуту, но еще и экспортирует свою масскультуру на территорию всего бывшего СССР. Но является ли количество населения аргументом? А что в Литве, где всего 3,4 миллиона против наших 10-ти? Имею друзей литовцев, которые работают как раз в системе местного шоу-бизнеса. Поэтому не только слышу, вижу и оцениваю уровень литовской поп-культуры (оцениваю, кстати, на "отлично") во время приездов туда, но и немного знаю о процессах, что там происходят. А там — все в порядке. Все происходит по всем законам шоу-бизнеса, только в условиях, и с учетом особенностей своей территории. Количество населения здесь ни при чем. Знаете, со временем приходит понимание того, что законы развития стран одинаковы для всех. Да, какие-то внутренние, специфические "фишки" имеют место везде, но сколько бы "струну истории" не оттягивали в сторону, — все равно, струна выпрямится и придется плясать под общую дудку. Только чем струну эту дальше оттянешь, тем сильней будет отдача со следующим резонансом во все стороны. Восточная Европа стартанула из объятий СССР в более-менее одинаковых условиях. Сейчас же разница между восточноевропейскими государствами выглядит довольно сильно. В каждой стране добавились местные особенности — где-то война, где-то неразумное руководство, где-то все наоборот. Беларусь же, к сожалению, далеко отстает от всех. Лет через 15, крути–не крути, вступим в НАТО. Только жаль лет, усилий живых людей, выброшенных на свалку времени в борьбе с мифами и фантомами. Ну и чем больше "наворотить", тем больше придется разгребать навороченное. Хотя, в принципе, пережить люди могут и не такие вещи. Мы, белорусы, вот уже более двух столетий именно переживаем эти ситуации, и каждый раз думается: ну это уж действительно капец! Ведь разве не критической оказалась ситуация с развитием нации после 1831 года? А после 1863-го? А после 1940-х, 1950-х, 1960-х? Здесь главное эту самую "струну истории" не оборвать. Не уничтожить целый народ. Да, при желании и при соответствующем обеспечении можно и не такое "сварганить". Однако, любое уничтожение, независимо от формы проявления (физический геноцид или геноцид духовный), — это война. И, как учит история, любая война — это развал экономики. Самое идиотское правительство, самое идиотское общество состоит из обычных, НОРМАЛЬНЫХ ЧЕЛОВЕКОВ, со своими мелкими (но жизненно важными) желаниями. Поэтому самый жестокий, самый харизматичный лидер, который кладет всего себя на жертвенный алтарь какой-то идеи, рано или поздно попросту начинает, простите, зае…ть свое даже самое преданное окружение. Примеры? Так ведь вся история тиранов — это сплошняком примеры. Вся "мистика и счастье нации" Третьего Рейха пошла в жопу, когда война уничтожила немецкую экономику. Светлое будущее? — да, прекрасно, однако большинство хочет хорошо жить именно сегодня. А самое главное, не нужно забывать то, что Беларусь не является островом в каком-то необъятном океане. Когда житель дома (города, хутора или континента) хронически и упористо нарушает принципы совместного проживания, то соседи не завтра — послезавтра найдут пути именно заставить этого жителя придерживаться принятых местных правил поведения.

— Слышали о вашем участии в нашумевших уже проектах "БМАgroup" "Сэрца Эуропы In Rock" и "Hardcoreманiя: чаду!". Не означает ли это возвращение к активной концертной деятельности?
— Я не против концертов (ха-ха!).

— Кстати, на счет "Hardcoreманiя: чаду!". Вы все-таки панки или?..
— Что касается стиля, то прошу об этом меня не спрашивать. Я никогда не привязывался к какому-то определенному стилю. Слушаю много весьма разной музыки и в собственном творчестве склонен к стилистическому разнообразию. А относительно панка как явления социального, то я человек очень буржуазный в смысле взглядов на жизнь. Поэтому, какой же из меня панк?

— Анализируя вашу биографию, припоминаем участие в политических акциях в поддержку БПС, "День беларускай краевай абароны" и др. В связи с этим проясните свои политические пристрастия.
— Знаете, пристрастия очень простые — я белорусский националист. А что это — национализм? В моем понимании — это когда я отношусь к своей нации не как ВЫСШЕЙ над другими нациями, но как НЕ НИЗШЕЙ перед другими. Поэтому участие в вышеназванных или подобных акциях является вполне логичным. Так более того, я собственно и придумал проведение концерта в годовщину "БКА" в 1995 году. А в акциях в поддержку БПС я не участвовал. А что, были такие?

— Кстати хотелось бы узнать про твои отношения с Партией любителей пива. Помню ваше довольно громкое выступление на организованной ими концерте после печально известного референдума на стадионе студенческого городка.
— Только концерт состоялся не после, а как раз за день до референдума. Кроме собственного выступления, я был и организатором этого мероприятия. Относительно партии. Весной 1993 года позвонили ко мне приятели, да и говорят: нужно встретиться, есть идея. Встречаемся. Оказывается, разрабатывается проект создания "своей" партии. Для представления интересов определенной группы людей во властных структурах — Верховном Совете и др. Короче, как во всем цивилизованном мире. Ну и началось. Однако, после вышеупомянутого референдума и следующими переворотами сознания, законов, да и самого государственного строя, участники этой самой группы разъехались. Во всех вопросах. Сначала — относительно стратегии да тактики поведения в стране, методов ведения дел, потом — относительно географии нахождения. Затем часть разъехалась буквально по всему миру. Таким образом, партия — не как сообщество друзей — как проект, идея, утратила смысл и просто исчезла. Последняя моя партийная должность — Председатель ревизионной комиссии.



страницы :: 1 :: 2



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи