статьи



Круглова, Вероника
“Немцев драниками не удивишь”


Группа KRIWI, самый удачный, можно сказать, самый "экспортный" проект Беларуси, уже год как выпала из минских афиш. Ее музыканты ушли с головой в сольные проекты и при вопросах о судьбе KRIWI говорили нечто неопределенное. При этом каждый уверял, что хоронить группу рано. Это интервью с Вероникой Кругловой, без которой немыслимо существование KRIWI, мы записывали в течение полугода. Вероника уезжала в Берлин, где она проводит сейчас довольно много времени, потом возвращалась, и мы снова продолжали наши беседы под диктофон. Долгое время я вообще пребывал в сомнениях — а стоит ли усугублять процессы протекающие в KRIWI в скрытой форме, стоит ли вскрывать нарыв? Но, видимо, настало уже время, чтобы каждый из музыкантов нашел в себе силы сказать: я сам по себе или я с KRIWI.

Свет клином не сошелся на Войтюшкевиче

— Многие ваши поклонники думают, что KRIWI больше нет...
— Все спрашивают: куда мы пропали? А что, больше сейчас концертов у других групп? Вы часто видите на концертах КРАМУ? Кто-то пускает слух, что мы распались, значит, кому-то это выгодно. Могу рассказать о палках в колеса, которые чувствую в последнее время. Я всегда предупреждаю, что приеду на концерт — но меня почему-то никуда не приглашают. Но извините, я уже не в том состоянии, чтобы бегать и просить — возьмите меня! Я могу приехать и выступить даже бесплатно, за "Жыве Беларусь"! Главное — позвоните, пригласите. Я немного обижена за невнимание тех же продюсеров, в проектах которых я участвовала, во что вложила частичку своего сердца. Меня не приглашают даже в сборные концерты, где выступают все, кому не лень. И когда я появляюсь там просто как зрительница, прячут глаза.

— Альбом KRIWI, записанный уже почти полтора года назад, так до сих пор и не издан. Почему?
— Альбом ищет издателя. Выпускать эту работу в Минске мы не хотим принципиально. Однажды я увидела альбом KRIWI с обложкой "Южный берег Крыма" — спасибо, больше не хочу. Новый альбом KRIWI не пересек границу — его в Беларуси нет ни у кого. Правда, шесть песен из нового альбома мы отправили в Польшу, потому что там выходит альбом лучших произведений KRIWI, записанных за 5 лет.

— Не боишься, что перележит?
— Нет, не боюсь абсолютно. Летом мы даже собираемся дописать пару композиций в этот альбом.

— Мы — это кто? Насколько я понимаю, Пит Павлов и ты. А Дима Войтюшкевич с вами?
— Виртуально где-то с нами — но по-моему, он затерялся в своих сольных проектах. Не знаю я, где Войтюшкевич! Если его семья не разрешает ему стоять со мной на одной сцене — это в конце концов не мои проблемы. Я же не буду с сачком бегать по городу и вылавливать Войтюшкевича на репетицию. С остальными участниками проекта KRIWI мы встречаемся. Правда, Пузыня-младший смылся недавно в Америку.
Мы всегда заявляли, что KRIWI — открытый проект, в нем участвует большое количество музыкантов. Это и Бабу из Бангладеш, и Олаф из Берлина, и Себастьян из Польши, и тот же курд Масуд Талибани, и DJ Delta из Лондона. KRIWI задумывалась как группа-эксперимент, импровизация. У нас на концертах всегда куча людей, которые приходят с нами поиграть. И если у музыкантов есть идеи, которые они хотели бы принести в KRIWI — пожалуйста!
Свет клином не сошелся на Диме Войтюшкевиче. В KRIWI никогда не было руководителей, и если кто-то сам себя назначал руководителем, начинал диктовать свои условия — это для демократичной KRIWI было неприемлемо. Жена — его Муза, он о ней постоянно твердит, а меня этот человек не поздравляет ни с днем рождения, ни с 8 марта, хотя ничего плохого я ему не сделала. Или это недостаток воспитания, или просто рок-н-ролл?

В Берлине хорошо там, где пахнет травкой
Вероника снимает квартиру в западной части Берлина, некогда принадлежащей ФРГ. Кройсберг, по словам Вероники — очень демократичный район. Там что ни старушка — бывшая актриса. По соседству живет много иностранцев: китайцы, арабы, турки, индусы, африканцы, русские, немцы. Рядом мирно сосуществуют и французская, и арабская речь. Теперь к букету наречий присоединился еще и белорусский язык. Я попросил рассказать Веронику Круглову о ее Берлине.

— София пахнет жареным перцем, Париж — кофе. А чем пахнет Берлин?
— В Берлине очень аппетитно пахнет бараниной. Там много турецких и арабских имбисов. Индусские благовония сочетаются с очень вкусной и питательной арабской едой. Пахнет круасанами, булочками.
В Берлине всегда хочется кушать, и я там жутко поправляюсь. Поэтому в Минске сажусь на диету.
В Амстердаме всюду пахнет "травкой". А в Берлине — только в некоторых районах. Вот так гуляешь по парку, вдохнешь свежего воздуха, и ты уже немножечко "под кайфом".

— У тебя есть места в Берлине, где любишь гулять?
— Да, как раз там, где "травкой" пахнет (смеется. — От авт.). Это парк Хазенхайде. Среди деревьев бродят павлины, козы, бараны, которых мы любим кормить. Там можно увидеть все — даже африканцев со своими барабанами. Мы с Махно (актер и продюсер KRIWI) тоже как-то взяли гитару и отправились в парк петь еврейские песни. Люди подходили, некоторые даже начинали нам подпевать.

— Вероника, ты для берлинских музыкантов чужая или своя?
— Знаешь, когда KRIWI выиграла приз на фестивале "Музика витале" и стала лучшей этно-группой Берлина, мы получили косые взгляды местных музыкантов. Если раньше они смотрели на нас как на приезжих, то теперь в нас видят конкурентов. Но самая лучшая черта берлинских музыкантов — когда кто-то чувствует явную конкуренцию, вместо того, чтобы тебя ненавидеть и сплетни плести они предлагают сотрудничать.

— Ты часто выступаешь в Берлине?
— Да. Ведь там я работаю не только с KRIWI. У меня в Берлине еще два музыкальных проекта.
Первый — с DJ Delta, с которой мы понимаем друг друга с полувзгляда. Она из Лондона, а сейчас очень модный ди-джей в Берлине. С Дельтой мы выступаем в клубах, особенно мне нравится давать концерты в "Суппа Молле". Там работают только женщины. Есть еще третья девушка, которая подписалась к нам — немка с экзотическим именем Сонечка Бендер. Познакомившись с ней, я даже собиралась взять себе псевдоним Верочка Кройсберг. Сонечка — ви-джей. Это очень интересное направление: во время выступлений присутствует еще и видеоряд. И сейчас мы, три барышни, будем делать совместную программу.
Второй проект — эстетский, джазово-авангардный, мы его назвали BLOX, по именованию горы, на которую слетаются на свой шабаш ведьмы. В этом проекте участвуют просто шикарные музыканты. Это великолепный трубач из Нью-Йорка Пол Броди. Когда мы начали работать с ним, оказалось, что у него есть корни из Беларуси. Немец из Бремена, бременский музыкант, как мы его называем. Он играет на бас-гитаре виртуозно, как на скрипке. Пианистка из Москвы Наташа Остеркорн, которая уже 10 лет живет в Берлине. Она же пишет аранжировки для проекта. Скрипач, украинец, живет в Дюссельдорфе. Играет на скрипке просто обалденно! За барабанами у нас немец. Еще Бабу из Бангладеш играет на таблах. Ну, и ваша покорная слуга Вероника Круглова, которая во всем этом джазово-классическо-авангардном музоне старается петь белорусские, русские, украинские песни. Мы продолжаем экспериментировать, так что в нашей программе наверняка появятся еще цыганские и еврейские мотивы. Это некоммерческий проект, который оценят прежде всего сами музыканты, ну и эстеты.

— Вероника, я был в Берлине, мне показалось, что это довольно дорогой город.
— Есть богатый райончик Кудам — именно там находится зоопарк, куда почему-то завозят наших туристов. Это очень дорогое место с шикарными магазинами. Там вас оставят без денег, берегитесь! В Кудам лучше ездить только чтобы пофотографироваться.
В Берлине очень много турков, арабов. И вот их имбисы (разновидность турецкого кебаба) — это очень дешево. Вкус просто необыкновенный! Самые лучшие имбисы — в Кройсберге. Это довольно близко от центра. От Александр-плац всего пять остановок на метро в сторону Херман-плац. Пешком расстояние можно пройти за 20-25 минут. В любом кафе можно найти бесплатный журнал, который называется "0-30", там можно прочитать обо всех развлечениях Берлина. Вечеринки с ди-джеями мне тяжело переносить. К тому же я бросила курить, и потому не переношу запах дыма. Шикарное место, которое находится в районе Митте, недалеко от Александр-плац — это Хакише Хеффе. Там кинотеатры, шикарный еврейский театр, милые кафешки. Я пела там, кстати.
Есть еще одно шикарное место с садом, музыкой, вином и хорошими концертными программами — это Пфеффеберг. KRIWI там тоже выступали на фестивале. "Култура Браурайтен". Там, кстати, есть русский кинотеатр. А еще там шикарная концертная площадка, где самые модные музыканты выступают. Раз в год там обязательно выступает Борис Гребенщиков.
Кстати, очень удобно в Берлине взять велик напрокат и ездить на нем. Правда, для этого обязательно нужно иметь страховку. Потому что если вы кого-нибудь зацепите, вам придется заплатить, а если застрахованы — нет.
Что касается магазинов — я очень люблю голландскую сеть "H&M". Там можно найти клевую одежду от детской до взрослой, стильную и в ногу со временем. Причем все очень дешево. Вообще Берлин очень дешевый город — если знать места. Есть гастрономы "Альди", "Лидл", "Пенни-маркт", "Плюс". Мне кажется, продукты там даже дешевле, чем в Минске.

— А какие подарки везешь в Минск?
— Для друзей всегда покупаю много шоколада и кофе, чай. В качестве сувениров еще какие-то мелочи — диски, например. Своей племяннице непременно привожу какую-нибудь одежку. В Берлине постоянно проходят распродажи.

— А в какое время лучше приезжать в Берлин?
— Там всегда хорошо, но весной — просто сказка. В конце осени тоже красиво. Здорово попасть в августе на "Love parade". Но лично мне больше нравится Караван культур в начале июня. По улице идет целый караван шикарной музыки — сначала африканской, мексиканской, потом японский. В первый раз в Берлин KRIWI выступали именно в Караване культур.
В Белорусском культурном центре не хватает только самогонного аппарата

— Вероника, но признайся честно — ведь ностальгируешь там по Беларуси?
— Вот уже почти год я пытаюсь создать в нашей с Махно берлинской квартире Белорусский культурный центр — благо, 100 квадратных метров это позволяют. Квартира увешана произведениями наших белорусских художников, причем все они не застрахованы, и поэтому мы очень боимся пожара. Я привезла много самотканок — то, что осталось от моей бабушки.
Самый главный принцип нашего центра — это team, команда. У нас не приняты понты — все должны быть друзьями, все делим пополам. Это как взаимный расчет: мы помогаем, нам помогают. В свое время мы точно так же жили у богемы — друзей художников и музыкантов. Своими силами делали концерты, ездили на великах по Берлину и расклеивали афиши.
Виртуально Белорусский культурный центр существует еще с 1996 года — когда актер и менеджер Махно стал собирать вокруг себя культурное сообщество выходцев из Беларуси, помогать им устраивать выставки, концерты. К нам приезжали многие: музыканты, художники, поэты, журналисты, писатели из Беларуси. Ну, например, к нам неоднократно приезжал художник Саша Демидов, мы делали ему персональные выставки. Был у нас известный белорусский артист Анатолий Кот. Два года подряд приезжал тележурналист Олег Лукашевич на фестиваль "Берлинале". Как могли, мы помогали ему собирать материал для передачи. Гостила у нас художник Зоя Луцевич, приезжала фотограф Елена Адамчик. Из музыкантов были, естественно, KRIWI. Александр Помидоров, Лявон Вольский, Виталий Редько собирались, но пока не доехали. Сейчас ведутся переговоры с Михалом Анемпадистовым. Это первый белорус, который будет выставляться у нас как художник, и одновременно участвовать в литературных чтениях. Очень хотелось бы пригласить в Берлин белорусский дуэт АЛЕКСАНДРА И КОНСТАНТИН.
…Я очень люблю готовить. И вот, в Берлине меня "пробило" на белорусскую кухню. Обожаю жарить драники, варю борщи. А однажды на концерт я напекла 50 пирожков с капустой. Мы сами делаем варенье и полендвицу. Кстати, драники — национальное немецкое блюдо, так что немцев ими не удивишь. Немцев называют пожирателями картофеля, они точно такие же бульбаши, как и белорусы. Мы поддерживаем связи с представителями белорусского посольства. Однажды я приготовила пирожки с капустой, салат с горошком, были и канапе — маленький кусочек хлебушка, кусочек сальца и зубочистка. Сало, как это ни удивительно, разошлось в первую очередь. Я привезла из Минска, как положено, две бутылки водки. Жалко, вот — не было самогона. Но мы работаем и в этом направлении — собираем сейчас самогонный аппарат, чтобы народ увидел, как это делается и тут же пробовал.

P.S. Как стало известно "Музыкальной газете", конфликтная ситуация в одной из ведущих белорусских групп, KRIWI, достигла своего апогея. По полученной нами информации, два из трех основных участников коллектива — Вероника Круглова и Пит Павлов — отказались в дальнейшем сотрудничать с его третьим звеном, Дмитрием Войтюшкевичем. Окончательным поводом для такого хода событий стало то, что последний в одном из недавних клубных выступлений представил свой новый сольный проект именно как KRIWI, не пригласив на концерт ни Веронику, ни Пита, при этом уведомив администрацию клуба, что и Круглова, и Павлов в тот вечер отсутствовали в Минске, что явилось неправдой (чтобы было понятно нашим российским читателям, о чем разговор, приведу такой фантастический пример: в нынешней неопределенности с будущим группы АРИЯ, ее вокалист Валерий Кипелов вдруг набирает свой состав и начинает выступать с ним под названием АРИЯ…). Вместе с тем, все права на брэнд KRIWI принадлежат ее немецкому продюсеру, который намеревается и впредь работать только с В. Кругловой и П. Павловым…
В ближайших номерах "МГ" мы планируем вернуться к складывающемуся положению вещей и предоставить слово всем участникам некогда единой группы.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи