статьи



Turner, Joe Lynn
«У каждого музыканта много сторон!»

страницы :: 1 :: 2

Знаете ли вы Джо Линн Тернера? Нет, вы не знаете Джо Линн Тернера. Он глубже и непостижимее самой темной украинской ночи, он кажется нам, ныне живущим в пустоте и пережевывающим шелестящие страницы воспоминаний, каким-то абстрактным мифологическим голосом, голосиной, вокалом, воплем, эхом и прочими акустическими терзаниями. Этот чудесный голос не существует сам по себе: как невеста, в идиотском кружевном платье, он убран в каменные нерушимые ассоциации — из тумана выплывает загадочный усатый Блэкмор, над дымным озером восстает радуга (это мы ранних RAINBOW решили переслушать), с темно-лиловым отзвуком вместо привычно-фиолетового (это вы достали с полочки альбомчик DEEP PURPLE "Slaves And Masters", где Тернер тоже поет), да еще прорисовывается на стене лик Ингви Мальмстина, что-то бормочущего (положите все диски на место и подумайте, не слишком ли много витаминов вы принимаете?).
Общеупотребительный, масс-культурный и живущий в нашем и вашем сознании Джо Линн — это легенда, но легендам место в прошлом. Поэтому попробуйте взглянуть на него с точки зрения сегодняшнего момента. Джо не желает оставаться в нашей памяти частью великих групп. Он записывает чудесные альбомы, сам продюсирует их, сам сочиняет мелодии и выпускает альбомы до смешного регулярно — последние три диска вышли с огнеупорной периодичностью ровно в год. Еще можно попробовать копнуть глубже, зажечь ароматный просмоленный факел и спуститься в темные подземелья души Джо. Конечно, как всякий известный человек, Тернер не будет терпеливо выгуливать нас среди самых темных залов, где обитают самые голодные и сочащиеся несуразностями чудовища. Он устроит что-то вроде обзорной экскурсии по наиболее безопасным местам, где летучие мыши еще не доросли до двухметровых размеров, а звуковое сопровождение можно смело ставить детям, не рискуя одарить их нервным тиком или случайным припадком. Он появится в телефонной трубке и будет спокойно рассказывать о своей музыке. О музыке, про которую мы и так знаем все (или думаем, что знаем). Наверное, поэтому разговор иногда срывался в потусторонние пропасти и приобретал апокалиптическую тональность. Тем не менее, приятно, что его чудесный голос может не только напевать в ушки, но и рассказывать о своих душевных тайниках и мистических переживаниях. Знакомьтесь — музыкально-трансцендентный Тернер на проводе!

— Начнем традиционно. Поводом для интервью был выход вашего нового альбома "Slam". Чего можно ожидать от этого диска? Что послужило основным стимулом для его создания?
— Самое главное в этом альбоме — то, что он более близок к хард-року, чем предыдущий. Я и музыканты старались достичь такого звучания, чтобы было понятно, что играет группа. Предыдущие работы явно были моими соло-альбомами, а тут играет настоящая команда, поэтому альбом более хард-роковый, более темный по содержанию, и в нем нет никаких специальных гостей, поэтому звучание очень гармоничное и ровное.
— Почему альбом называется "Slam" (по-нашему это что-то вроде "Шмяк!". — Т. З.)? Что вы имели в виду: что-то куда-то должно шмякнуться?
— Ты угадала. В последнее время у меня появились новые типы хобби, в корне отличающиеся от старых. Одно из них — изучение проблемы астероидов, которые теоретически могут столкнуться с Землей. Понимаешь, они летают себе там, вверху… Конечно, у нас на Земле и так ужасная ситуация, эта страшная война, терроризм. Но на самом деле человечеству угрожает не столько терроризм, сколько астероиды, которые когда-нибудь ударят Землю. Я читал много литературы на эту тему, смотрел много ТВ-шоу и образовательных программ, посвященных этой проблеме. И я подумал, что это настолько серьезная тема, что люди должны быть в курсе. В курсе, что это может произойти в любой момент. Кажется, что никто об этом и не задумывается. И я подумал: это очень странно, я решил, что могу сделать что-то вроде предупреждения, как-то просветить людей по этой довольно опасной теме, используя свое творчество как платформу. Поэтому название "Slam" вышло само собой — это как астероид, который внезапно врезается в Землю. Об этом поется в заглавной песне — очень хорошая вещь получилась.
— Музыкальное предупреждение? Неплохо…
— Вот именно, музыкальное предупреждение.
— Наверное, когда вы его…

…На этой фразе связь с Тернером неожиданно прервалась, и из трубки апокалиптически запикало. В голове пронесся ураган: опять террор? грохнулся-таки астероид? может, я не туда перезваниваю? Может, стоит звонить Брюсу Уиллису или кто у нас там специалист по спасению Америки от инвазии космических объектов?
…Тернер, к счастью, быстро возвращается таким же невредимым и спокойным. "Можно еще раз последний вопрос! — мило спрашивает он. — Я не знаю, что это было!"
— Я хотела спросить — когда вы записывали альбом, вы много думали о современном мире, обо всем, что происходит вокруг вас? Ведь проблема не только в астероидах, они же для нас такие эфемерные…
— Да. Через альбом проходит много таких тем, которые, как я думаю, имеют темную окраску и тон, особенно если это касается социальных и политических тем. Например, "Dark Days" — очень актуальная и очень "в тему" вещь, особенно теперь — она о террористических атаках. Как ни странно, я написал ее до тех событий. Но в ней поется о том, что наш мир — это не очень безопасное место, что нигде нельзя быть уверенным в своей безопасности. На этом альбоме очень много знаков и посланий, больше, чем в прошлых. Я думаю, что начал двигаться в этом направлении, потому что я понял, если люди слушают музыку, музыка должна как-то предупреждать их, чему-то учить, о чем-то рассказывать, про какие-то реальные вещи. Конечно, это очень мило — записать песенку о любви, это очень хорошо, когда песня добрая, счастливая и греющая душу. Но, я думаю, музыка имеет гораздо большую власть над нашим сознанием, и это надо использовать. Я думаю, что альбом "Slam" является более сильным, чем предыдущие, потому что в нем есть эта концепция.
— Расскажите, пожалуйста, о вашем проекте "Голоса классического рока" ("Voices Of Classic Rock"). Вы собрали несколько величайших хард-роковых вокалистов. Как вы работаете все вместе — ведь вокалисты обычно не собираются в таких количествах, это же все такие индивидуальности…
— Нет, мы замечательно ладим друг с другом! Кажется, что все это в прошлом — когда у каждого было огромное эго, каждый был звездой и все такое. Сейчас каждый очень дружелюбен, полон поддержки и понимания, мы ценим музыку друг друга и являемся огромным фанатами друг друга. Когда мы выходим на сцену, один поет три песни, а потом поет другой, но со сцены никто не уходит, потому что, во-первых, интересно смотреть на все это, а во-вторых, это почти прикольно, когда мы так любим музыку друг друга — мы остаемся на сцене, поем бэк-вокалы и прочее, это шоу очень-очень развлекает. Мало того, мы делаем действительно что-то хорошее. Недавно мы записали две песни для организации, связанной с помощью жертвам сентябрьского теракта. Эти песни поднимают дух. Их крутят по радио тут, в Америке. Мы выпустили диск, доход с которого будет уходить в организацию "Red Cross" ("Красный крест").
— А что слышно про ваш новый проект с Гленом Хьюзом?
— Я сейчас потому и нахожусь в Лос-Анджелесе, мы с ним сейчас записываемся. Этот проект родился во время моего турне "Holy Man", в Японии, когда Глен играл на басу и пел вместе со мной. Это был такой успех, что люди постоянно спрашивали: почему бы вам, парни, не собраться и не записать диск? Мы поговорили с рекорд-компаниями, и всем понравилась эта идея. И я скажу тебе — этот диск выйдет действительно совершенным! Это великое музыкальное произведение — то, что мы делаем. Я горжусь тем, что я часть этого проекта. Мы еще на полпути, но я уже вижу, что результат будет потрясающим.
— Когда же мы получим возможность с этим результатом ознакомиться?
— Возможно, в конце февраля 2002-го. Сейчас у Глена вышел "сольник", у меня вышел "Slam", поэтому пусть публика сначала наслушается ими, а потом радуется новому. Возможно, у нас будет два коротеньких турне, а потом — в марте или феврале выйдет "HTP", он называется "НТР" — "Hughes-Turner Project".
— Интересно, какая музыка сейчас воздействует на ваше настроение?
— Как ни странно, та же, которую я слушал, когда был подростком. Вся музыка, думаю, на меня воздействует, весь мир на меня воздействует, но у меня всегда была тяга к ритм-энд-блюзовым и роковым стилям, кто-то даже дал мне титул "Король хард-рокового блюза" — возможно, это и правда. Я люблю блюз, я люблю рок, я люблю фанк. Все это связано с теми временами, когда я был молодым и слушал радио, "Радио Нью-Йорк Сити", где крутили тогдашний поп и ритм-энд-блюз. Эти стили соединились с воздействиями DEEP PURPLE, LED ZEPPELIN и BLACK SABBATH — а это, безусловно, хард-роковые влияния, потом это слилось воедино каким-то образом — и вышла такая комбинация.
— Да… Недавно я общалась с Джимом Капальди — он много говорил о музыке 60-х и 70-х, о прошлом, которое для него значит больше, чем настоящее, о том, что в современной музыке ничего искреннего почти не осталось. Такое мировоззрение свойственно всем людям, жившим в то время? Часто ли вы сравниваете прошлое и настоящее?
— Да, я думаю, что Капальди в чем-то был прав, когда говорил так. Я думаю, что большинство современной музыки лишено содержания. Не пойми меня превратно — я не думаю, что что-то не так с танцевальной или развлекательной музыкой или поп-музыкой. Я просто думаю, что музыка — это великая форма искусства, которая действительно должна содержать в себе какое-то послание и воздействовать на людей, а не только развлекать. Иногда она воздействует, но это плохое воздействие — те же рэп- и хип-хоп-музыканты производят очень злобные флюиды, мрачные тексты типа: "дай в морду этой телке, пристрели свою мамашу", ха-ха! Сейчас и так столько гадости вокруг, что музыка по идее должна поднимать дух, отрывать вас от земли, от этого вонючего мира в какое-то более красивое место, это должен быть какой-то полет от Бога. Этого можно достигнуть, если стараться учить людей чему-то посредством музыки. Но в то же время сейчас слишком много всяких "бритни спирз", "эн-синков" и "бэкстрит-бойз". Это хорошая музыка, она приятна для слуха, но она ни хрена не значит! Она не будет вечной. Она не выдержит испытания временем. В тоже время, если ты будешь играть что-то в стиле LED ZEPPELIN и DEEP PURPLE, это может стать частью вечности.


страницы :: 1 :: 2



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи