статьи



Контра Да Банда
Нет ни права, ни времени на фальшь…


Иногда даже наши метеорологи попадают пальцем в небо. В этот день гром действительно грянул. Грянул среди ясного сентябрьского неба, грянул отчаянно, по-майски, но не "ближе к вечеру", как указывалось в прогнозах, а уже пополудни. Почти одновременно с ним в моей старой квартире зазвонил телефон. Послеобеденная ленивость тела и мысли давали о себе знать, тем не менее, предложение выпить кофе в одной из уютных наливаек на Немиге я приняла сразу и всерьез. Повесив телефонную трубку и наспех приведя себя в порядок, я вышла из дома и нырнула в метрополитен за несколько мгновений до того, как первые капли шумно разбились о сухой минский асфальт. Я понимала, что абсолютно не готова к интервью с человеком, о котором я не знаю в общем ничего, если не считать пары-тройки сплетен, услышанных мною недавно на какой-то минской V.I.P.-парти. Я пробежала глазами на всякий случай листок бумаги, взятый мною накануне в редакции. Скупой на информацию пресс-релиз, по своему пафосу напоминавший житие святых, возвещал о приходе на белорусскую хип-хоп-сцену новой супергруппы. Наверняка сложный случай. Я на ходу готовила себя к импровизации и мысленно проигрывала возможные варианты нашей беседы, но виртуальный диалог как-то не складывался, и к тому же я едва не прозевала нужную мне станцию метро. Когда я, наконец, добралась до места нашей встречи, Диез уже ждал меня...

Диез: Все в норме, двадцать минут - не опоздание. Присаживайся, пожалуйста. Можно я угощу тебя? Я взял себе чай с лимоном, от кофе голова еще больше болит. Прямо не знаю, куда деваться от жары. Привык уже, что ли, там же и сейчас градусов 20 всего и туманы. А здесь - как в Сочи, просто какой-то подарок неимущим минчанам.
Корр.: Обычное дело в это время года. А что, немецкий климат так резко отличается от здешнего?
Диез: Ну как бы да. Там же гораздо севернее, влажный такой воздух. Здесь сухо, как в бане.
Корр.: Если я не ошибаюсь, вы уехали к бюргерам лет шесть назад. Ты уже стал гражданином ФРГ?
Диез: Нет, нет. Я по-прежнему наш. Там - студия, лейбл, новые проекты, джемы. Здесь - корни, море креатива и вообще... Контра да банда никогда не собиралась покидать родной "титаник". Это все слухи.
Корр.: Кстати, о слухах. Поговаривают, что минские хоперы весьма холодно восприняли ваш проект.
Диез: Давай не будем о хопе. Только не сегодня, ладно? Давай поговорим о тебе, замуж не собираешься еще?
Корр.: Нет, ну все-таки?
Диез: Холодно восприняли? Наверное, это так. Знаешь, несколько лет назад я бы сказал, что мне плевать на то, нравится кому-нибудь мой рэп или нет. Тем более, если речь идет о местных хип-хоп-авторитетах. Они не могут иначе. Они должны нас ненавидеть, им больно осознавать, что не они, а пацаны, рифмующие без малодушия и брака, подымаются все выше и выше. Мне, по ходу дела, плевать на комьюнити и доморощенных музыкальных критиков. Эти люди не научились практически ничему, хоть и занимаются хопом по 10-12 лет. Для меня гораздо важнее тот резонанс, который исходит от простых, непричастных к хип-хоп-культуре людей. Не секрет, что многие уже давно отвернулись от русского рэпа, он плох, безнадежно плох. Он раздражает безвкусицей, безголосицей и дешевизной. "Рифматит" - это еще одна попытка реанимировать русскоязычную рэп-прозу, сделать ее доступной для более широкой массы слушателей.
Корр.: КОНТРА ДА БАНДА в роли хип-хоп-мессии? Довольно избитый, банальный имидж, тебе не кажется?
Диез: На самом деле не мы выбрали себе этот имидж. На твоих улицах есть тысячи пацанов, которые вот уже несколько лет ждут, когда в продаже появится наш компакт. Мы четыре года подряд день в день тяжело работали, почти нелегально находясь в чужой стране и все до копейки инвестировали в "Рифматит". У нас нет ни права, ни времени на фальшь. Мы в ответе за рэп, понимаешь? В отличие от тех мальчишек, которые сейчас пытаются дискредитировать нас как попсовую группу и децл обижаются на высокие радио- и видеоротации наших треков, мы не играем в хоп, ковыряясь в носу. Мы воплощаем его в жизнь здесь и сейчас. Мы - это и есть хип-хоп. Хип-хоп, который родился на улице, рос, крепчал и, в конце концов, сам себя продюсировал.
Корр.: Я внимательно прослушала твой компакт. От корки до корки, что называется и...
Диез: Пожалела, наверняка пожалела!
Корр.: Нет, ты знаешь... интересные, совершенно нетипичные для жанра тексты, на мой взгляд. Но не слишком ли много личного? Я имею в виду вербальные выпады в сторону отдельных коллег по бизнесу?
Диез: В хип-хоп-бизнесе все лично. Абсолютно все. Поэтому, take it personal! Рэп - это контактный вид спорта, для меня, по крайней мере. Здесь все, как в жизни: выживает сильнейший. Каждый уважающий себя МС может показать на сцене, что именно он сделал для хип-хопа в свои годы. Так что я готов идти фристайлить с любым из этих хип-хоп-мальчишек.
Корр.: Создается впечатление, что ты переругался со всеми минскими рэпперами.
Диез: Сказать честно, я имею дело принципиально со всеми, кто не мешает мне заниматься моим делом. Вот только что, за полчаса до твоего прихода мы тут с Олегом Литвинюком шептались о том о сем.
Корр.: А какие у тебя отношения с Киндутом?
Диез: А это еще кто такой?..
Корр.: Ты сказал, что рэп - это спорт, и что выживает в нем сильнейший. Так в чем же сила, брат?
Диез (смеется так громко, что за соседними столиками начинают оборачиваться): В чем сила? А сила, брат, в том, чтобы обнажить свои чувства. Именно в этом настоящая сила. Ты слушала "Звезду"? Однажды, после выступления, ко мне подошла женщина лет пятидесяти, она случайно там оказалась, когда я читал про "неаполитано мастино". Подходит, смотрю: плачет. Я ее успокаиваю, а она говорит: "Вы написали такие стихи? Я не хотела бы, чтобы меня любили, как в этой песне. Но я хотела бы чувствовать так, как вы". Вот это признание я не променяю ни на какую, даже самую положительную критику в журнале "RAP-press" или там "True Stilo".
Корр.: Ну, с рэпом для девочек у вас, кажется, все в порядке. Кстати, а что это за девушка у вас такая появилась в коллективе?
Диез: А что это за девушка и где она живет? На сегодняшний день эта девчонка пишет самые сложные и, наверное, самые крутые рифмы в России. Поэтому на улицах ее уважают, она настоящая, она лучшая. Юза - это не просто козырь. Это - наш джокер. Она из Бремена, но родом из Союза. Откуда - пока секрет, а то свердловские еще, не дай Бог, гордиться начнут. Сейчас КОНТРА продюсирует ее сольник на нашей студии в бундесе.
Корр.: "Родом из союза"? На эту композицию вы сняли видеоклип, насколько я знаю. Я слышала много восторженных отзывов об этом ролике...
Диез: Лучше один раз увидеть, наверное. Я знаю, что здесь нет MTV. Я сочувствую белорусским хоперам. Им придется подождать, пока клип "Родом из союза" дойдет до БТ. В России нас сейчас знают гораздо больше пиплов, чем на родине, и в первую очередь, благодаря MTV.
Корр.: Что значит "Родом из союза"? О каком союзе идет речь? Вы имеете ввиду великий и могучий?
Диез: Нема таго, што раньш было. "Родом из союза" - это метафора. Здесь имеется в виду творческий союз, каковым и является КОНТРА ДА БАНДА.
Корр: Традиционный вопрос о творческих планах. Насколько я понимаю, большая часть КДБ сейчас там. Тебя же довольно часто можно видеть у нас в Минске, примелькался, можно сказать. Ты бы не мог внести ясность?
Диез: Извини, но пока все держится в тайне. Следующий вопрос.
Корр.: Я слышала, что в середине августа в Гомеле прошел концерт с участием КОНТРА ДА БАНДЫ. Почему именно в Гомеле?
Диез: Мы действительно проводили в Гомеле акцию, рэп/хардкор. 11 августа, если я не ошибаюсь. Дело в том, что минские промоутеры долгое время не уделяли должное внимание хип-хоп-андерграунду этого региона. Поэтому в концерте кроме КДБ участвовали только гомельские группы: ТТ-34, ДНК, 13Й РАЙОН, ТВИСТ, РЕЗИНОВЫЙ КЕД и THA CODLA.
Корр.: Ну что ж, остается только пожелать тебе и КДБ удачи в ваших начинаниях на вновь обретенной родине.
Диез: Спасибо на добром слове.
Корр.: Кстати, а почему "Диез"? Почему не бемоль или бекар?
Диез: Ты не поверишь! Мама с папой так назвали!
Корр.: Нет, ну все-таки?
Диез: Что ты делаешь сегодня вечером?



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи