статьи



Pendragon
Потомки короля Артура


Вопрос на засыпку: какую фамилию носил легендарный король Артур? Что значит не было у него фамилии? Трон Артур, как известно, не наследовал, но к знатному роду все-таки принадлежал. А родовое имя и называется фамилией. Так вот, герб монарха был украшен драконом, и имя род носил звучное - Пендрагон.

Спустя многие годы после того, как рухнули стены Камелота и Артур и его Гиневра упокоились на острове Авалон, в 1976 году в старой доброй Англии у короля объявились потомки. Нет, они не претендовали на трон Виндзоров, они стремились на престол музыкальный. Честолюбивые замыслы зароились в голове шестнадцатилетнего паренька Ника Барретта, когда он повстречал Джулиана Бейкера. Девятнадцатилетний металлург в родном городке Страуде слыл придурком, а посему плевал на все условности. Взять штурмом мир? Какие проблемы! Две акустические гитары не хуже меча Экскалибура!
Зная все и вся в округе, Бейкер сумел уболтать Найджела Харриса присоединиться к Нику в качестве барабанщика - несмотря на то, что Харрис и без того был нарасхват, имея стабильный фунт. Следующей жертвой красноречия Джулиана пал Стэн Кокс, которому Бейкер внушил, что он, Стэн, - басист. По настоянию неугомонного Джулиана команда, вооруженная хитами LED ZEPPELIN, FREE и Чака Берри, приступила к репетициям в местной церквушке. Заметьте, сам Бейкер в группе почти не играл. Но помогал изо всех сил. Именно он сообщил друзьям, что выдуманное Найджелом название ZEUS PENDRAGON: а) звучит тупо; б) не уместится на майке по длине. "Зевса" выкинули.
С расширенным репертуаром, проверенным на школьных вечеринках, коллектив решился на клубный концерт. Он оказался успешным. На чужих песнях в рай, ясно, не въедешь. Постепенно музыка ансамбля стала набирать королевскую торжественность, замешанную на любимых Барреттом GENESIS, CAMEL, PINK FLOYD и джазе (хотя джаз - это не группа). Первая мелодия была написана Ником и Джулианом во время очередной ночной посиделки. Назвали инструментал "Invest In Property", "Инвестируйте в недвижимость" - именно на эти газетные строчки упал торжествующий взор Бейкера. И все - плотину прорвало, песни потекли рекой.
Как только дело приняло столь серьезный оборот, Кокс откланялся: что для остальных было делом, он считал потехой. PENDRAGON срочно предприняли набег на дружественную команду CYGNUS, изъяв из нее не только басиста Роберта Долби, но и пианиста Джона Барнфилда, Барни. Объединенные таланты Ника и Барни вывели музыку группы на новую ступень. На которой не оставалось места для Бейкера.
Пока суд да дело, Патрик Барретт, Ников брат, затеял собственный коллектив, в который затесался интереснейший персонаж Питер Ги, игравший на гитаре очень даже по-королевски. Ги был приглашен на место Джулиана, однако выяснилось, что гитаристом-то можно обойтись и одним, а вот с ленивым басистом делать что-то нужно. Долби стал единственным музыкантом за всю историю PENDRAGON, уволенным не по собственному желанию. Так Питер Ги стал бас-гитаристом.
В начале восьмидесятых менеджер команды случайно угодил на выступление MARILLION, быстро уловив общность арт-роковых подходов этих "новых GENESIS" и своих подопечных. В срочном порядке был организован совместный концерт - в результате в 1982 году PENDRAGON выбрались из своего провинциального графства в легендарный лондонский клуб "Marquee". Еще через год квартет поднялся на сцену традиционного фестиваля в Рединге - и это в то время, когда прогрессивный рок, казалось, умер без надежды на воскресение. Однако контрактом на запись группа не обзавелась даже после участия в программе Би-Би-Си, так что Барни в сердцах плюнул и ушел. И зря. Не успел Рик Картер занять его место, как менеджер MARILLION учредил собственную фирму грамзаписи, и квартет отправился в студию гитариста STATUS QUO Рика Парфитта, из которой вышел с мини-альбомом "Fly High Fall Far", за которым незамедлительно последовал и "полнометражный" "The Jewel". Диск надо было раскручивать обычным способом - гастролями. К которым, как оказалось, у Найджела Харриса душа очень даже не лежала. Его сменщик продержался недолго - до момента, пока не упился на пару с вокалистом MARILLION Фишем. Однако ж он был большим другом несчастного Картера, вечно нищего, все свои деньги просаживавшего на пластинки, курево да чипсы с колой, - и Рик решил "сойти на берег" за компанию. (Он сменил впоследствии несколько коллективов, наиболее приметным из которых был THE MISSION, но не задержался нигде.) Питер и Ник к тому времени уже вовсю писали вместе, да толку-то с этого без барабанщика и клавишника не было никакого.
Наконец пресс-агент PENDRAGON притащил "стучалу" по прозвищу Фадж Смит: немая сцена, дружный хохот - оказывается Смит и его ансамбль LA HOST выступали перед Ником и компанией еще в "Marquee". Рыжий хохмач Фадж оказался "то, что надо".
А что же клавишник?
Наведываясь частенько в Лондон понадоедать записывающим компаниям, Ник искал, где бы переночевать, и как-то раз отыскал телефон друга, которого не видел уже давно. Друга звали Клайв Нолан, и Барретт был с ним знаком с четырех годочков - потом они еще и в школу вместе ходили. Ник знал, что Клайв играет на клавишных, но он принимал это как данность, и ему даже в голову не приходило обратиться к нему за помощью. Так вот, попросив дать ему и друзьям пристанище на пару дней, Ник поинтересовался у Нолана, не знает ли он каких-нибудь хороших пианистов. Клайв порекомендовал себя самого. Рекомендация была сочтена обоснованной, да вот только даже в таком виде "приписаться" к какой-либо фирме так и не удалось. В 1988 году квартет и учредил собственную компанию Toff Records, незамедлительно выпустив программу "KowTow". В успехе альбома сомневаться не приходилось, уж слишком успешно продавался концертник 1986-го "9:15 Live". Причем и этот диск, и "The Jewel" PENDRAGON тоже переиздали на Toff. Додумавшись отвлечь внимание публики сборником редкого - успели уже накопить! - материала "The B(R)est Of", группа выиграла время для записи альбома "The World", который, соответственно названию, заставил мир лечь у ног PENDRAGON. Правда, на мировое турне ансамбль пока не отважился, ограничившись в апреле 1992 года гастролями по Англии и Европе, где "монархи" обзавелись новыми "вассалами" - фан-клубы стали возникать повсюду. Группа оценила порыв и стала регулярно одаривать верных поклонников специальными дисками со всякими редкостями и вкусностями.
Следующим достижением стала философская программа "The Windows Of Life", прогремевшая так, что в конце 1994-го коллектив удостоился награды Общества классического рока - причем отдельно был отмечен (кто бы вы думали?) Фадж Смит. По-видимому, обзавидовавшись, Клайв Нолан завел сразу несколько музыкальных "романов", важнейшим из которых стала группа ARENA. Впрочем, похождения Клайва и его сотрудничество, скажем, с Оливером Уэйкманом, сыном идола Нолана Рика, заслуживают отдельного повествования. Сейчас же речь не о том. После того как в ноябре 1995 года PENDRAGON возглавил американский фестиваль прогрессивного рока, его аудитория разрослась неимоверно. Прибавьте сюда громкую рекламную кампанию диска 1996-го "The Masquerade Overture" - и перестаньте удивляться тому, что залам, в которых стали проходить концерты команды, могли позавидовать даже современные правители, не то что древний Артур, сын Утера.
Обществу классического рока пришлось повторить штуку с награждением: только на сей раз была отмечена не только группа и ее рыжий барабанщик, но и Нолан, и наконец-то оценена обложка диска - а ведь поклонники давно уже пытались соображать плакаты из конвертов пластинок PENDRAGON. Особенно полюбили квартет поляки, так что ансамбль неоднократно удостаивал своим визитом земли ляхов, более того - первое официальное видео коллектива было записано в Кракове.
Чтобы не отстать от коллег, в 1997 году Питер Ги подарил поклонникам сольный альбом "The Vision Of Angels", в записи которого приняли участие все те же коллеги (на днях Пит сообщил мне, что готовит следующий сольник). В последние три года PENDRAGON активно выступал и не менее активно отдыхал, так что новую музыку от группы получали только члены фан-клубов, остальные, тяжко вздыхая и втихаря любуясь обложками, покупали сборники и ретроспективы. Судя по затянувшейся записи альбома "Not Of This World" - готовьте деньги! - произведение должно выйти поистине королевским - тем более, если сопоставить это название с "The World".
Похоже, свой Святой Грааль потомки Артура Пендрагона отыскали. А отпить из этого сосуда можем мы все.



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи