статьи



Scang
Мы играем альтернативную музыку


The grass is green,
The sky is blue.
I hang myself,
So f..k you!


- Давай для начала разберемся со стилистикой группы: как бы ты определил музыкальную направленность SCANG?
Нильс: Раньше, в свое время, это называлось crossover, то есть перекрещение стилей. Существовала целая когорта металлических групп, которые играли на тяжелом звуке офигенно модную музыку, которые не вписывались в рамки тяжелого метала, но при этом использовали все фишки с тяжелой сцены и вот придумали такое название. То есть смешение стилей. Затем FAITH NO MORE примешали рэп. Мы играем альтернативную музыку. Это можно назвать андерграундом, это можно назвать индепендентом. Мы по всем статьям вписываемся в этот термин - "индепендент". Мы записываемся на независимой студии, у нас контракт с независимой студией.
- У тебя репутация человека, неохотно дающего интервью. Насколько она обоснована?
Денис: Зато охотно дающего автографы.
Н. Я скажу откровенно, мне не нравятся музыкальные журналисты (я не стригу всех под одну гребенку). И я неохотно говорю с людьми, которые мне не нравятся. Дело все в том, что все журналисты, которые пишут о такой музыке, они в основном молодые люди, и они еще не закончили обучение, а уже работают с достаточно серьезными (покупаемыми) изданиями, то есть, по крайней мере, массовыми изданиями, и, естественно, их нельзя назвать профессионалами, потому что они не доучились, у них мало опыта, но тем не менее они уже сотрудничают, и их мнению верят, и зачастую они та-а-а-а-акое пишут. Слава Богу, мы еще группа молодая, и о нас только-только начинают писать. Еще совсем чуть-чуть. Не так часто меня баловали своим вниманием журналисты. Только вот в последнее время это происходит регулярно. В принципе, все зависит от человека. Если человек хороший, то почему бы и нет.
- Ты свои идеи реализуешь только посредством песен или чего-то еще?
Н. Пока да. Я не волшебник, я только учусь. И мне еще есть много чему поучиться. Поэтому пока это только песни. Может быть, потом, когда накопится достаточно материала, я расскажу о своей мечте. Она вполне реальна. Я бы хотел издать книжку стихов - когда накопится достаточно материала.
- Тебя не смущает, что то, о чем ты поешь, не понимает большая часть аудитории?
Н. Ты знаешь, я этим горжусь, я считаю, что если бы мы были понятны музыкально, если бы мы были понятны вербально всем, это был бы какой-то регресс. Мы всегда должны быть на шаг впереди аудитории. На самом деле наша музыка предельно эмоциональна. Очень много в ней сердечного. Конечно, мне хотелось бы, чтобы люди воспринимали то, что я пишу. Но так получается, что все мои стихи очень личные. То, о чем я написал, я через все через это прошел в своей жизни, через эти эмоции, и, может быть, для того, чтобы понять все это, нужно это пережить. Может быть, так. Я не могу сказать, что я пожелал бы кому-нибудь пережить все это. Ну, не "все это", а какую-то часть.
- Не мешает ли тебе в работе свойственный тебе глубокий самоанализ?
Н. Очень мешает. Самокопание - это мой бич. Мы тут недавно выяснили, прошло 5 или 6 лет моей сценической карьеры, а я все еще боюсь петь, на полном серьезе - я очень стесняюсь петь. Самоанализ - это очень нужная и полезная вещь. Только если это не переходит в стадию параноидальную, а поймать эту грань между самокопанием, самооценкой такой критической и паранойей очень сложно. И иногда меня заносит туда, куда совсем не хотелось бы. И опускаются руки, и ничего не хочется делать. А иногда приходит вдохновение. И сразу так - хоп! - все получается очень здорово и само собой очень легко. Может быть, для этого нужны какие-то определенные условия. Например, тексты нашего дебютного альбома практически все (половина) были написаны в больнице. Так получилось, я попал в больницу; меня избили на улице, очень сильно избили, было несколько переломов на лице. И та атмосфера, в которой я жил, вот эта больница, так сильно на меня повлияла, что я ночами там писал и написал большую часть текстов.
- Когда ты допускаешь в текстах некоторые непристойные двусмысленности, думаешь ли ты о подростках, которые будут распевать эти песни?
Н. Если ты о фразе "забудь меня, любимый мой", то когда я писал этот текст, то я совершенно злонамеренно ввернул эту фразу и я знал, что реакция будет однозначной. То есть эта фраза действительно двусмысленна: мужчина поет мужчине. Ну, это был такой эпатаж, совершенно намеренный. Я могу сделать заявление: я не гомосексуалист, я гетеросексуал.
Мы - группа SCANG, очень классная, хорошая, интересная, здоровская...
Д. ...Мальчиковая...
Н. ...Молодая. Мы пока еще ничего не достигли, я имею в виду в плане шоу-бизнеса. Мы сделали сейчас определенные шаги к тому, чтобы стать известными: записали альбом. Наше преимущество перед молодыми группами в том, что мы выпустили альбом, получается, не за свои деньги. У нас было как минимум четыре предложения, нас хотели выпускать, сами просились, но мы выбрали для себя самый оптимальный вариант. Естественно, то, что мы играем вместе уже несколько лет, это помогло. То есть мы, можно так сказать, группа с репутацией. С хорошей репутацией.
- Расскажи про home video, которое вы снимаете...
Н. Home video - это рассказ-ответ на любопытство публики о закулисной жизни музыкантов. Мы снимаем практически все концерты.
Д. До, во время и после.
Н. Это очень помогает - смотришь и реально учишься на своих ошибках. Мой любимый гуру, философ, говорил: "Сначала прыгни в пропасть, а затем подумай, зачем ты это сделал". Жить нужно своими эмоциями. И вот я подумал, что некоторые вещи, которые во время концерта казались уместными, потом смотришь - и вроде уже плохо, но в тот-то момент это было уместно! Например, какая-то фраза, сказанная публике... Долгое время я вообще не общался с публикой, я не умел, ну, то есть я стеснялся, ну вот мне нечего было им сказать. Сейчас я иногда говорю, иногда что-то рассказываю о себе во время концерта. Естественно, есть какие-то определенные клише, которые я использую. Иногда я рассказываю какие-то вещи, например, о том, как я провел сегодняшний день. Вот взять наш последний концерт в Москве, мне перед ним было очень грустно, у меня даже глаза мокрые были, у меня очень плохое настроение было. После концерта все изменилось. Реально в меня люди что-то вдохнули. и я им об этом сказал, что "парни, когда я выходил на сцену, я отождествлял себя одним из героев моих песен, мне в петлю хотелось, я вышел на сцену - и вы дали мне что-то, что заставило меня разогнаться и жить по полной"... От некоторых людей (возвращаясь к нелестным высказываниям) я тоже слышал мнение, что "SCANG озвездели". Раз Нильс сказал: "Эй, парни! Привет! Как дела?" или "Я не вижу ваших рук" - все, он звезда. И только из-за того, что я позволяю себе сказать людям о том, что они "самая ох...ная публика на свете". Фраза, которая уже вошла в анналы. Я всегда говорю, если мне публика нравится, а в последнее время она мне очень нравится, потому что нас очень радушно и многолюдно начала встречать Москва. Там вообще гораздо больше народу ходит в клубы.
Д. Так там и народу больше.
Н. И сейчас я могу сказать, хотя потом я переплюну, чтоб не сглазить, что SCANG в Москве очень и очень любят.
- Какое самое нелестное высказывание вы слышали в свой адрес?
Н. На сайте www.spbclub.da.ru некий Лимон заявил, что "SCANG утонул в собственном пафосе", так вот, я от лица сотоварищей хочу сделать заявление: пафос, по определению словаря Даля, это наивысшая точка накала эмоциональных страстей. Мы играем очень эмоциональную музыку. Поэтому SCANG - это пафосная группа... Да, я слышал много мнений о том, что "много пафоса очень было, много пафоса"... Да, много пафоса! Много! Мы этим гордимся, в общем-то. Мы так и делаем специально.
Я вообще на самом деле болезненно воспринимаю любую критику. И я не знаю, как мне с этим жить. Все равно же будут колоть, так или иначе, будут, например, когда это человек со стороны, который просто пришел на концерт. Пришел, заплатил деньги. Может быть, он обломался так, ему жалко этих денег за билет. Я не знаю. Странно. Ты пришел на концерт, ты слушал музыку, мы играли, старались поделиться частичкой своей жизни, а тебе вдруг заявляют, что все это дерьмо. Ну как так можно! Это глубоко неправильно. Я очень долго отличался тем, что от меня никто никогда не слышал плохого слова. То есть я очень осторожно отношусь к высказываниям. Можно обидеть человека, и обидеть очень сильно, я сам на себе это испытал неоднократно, и поэтому я никому не желаю зла...



обсудить статью

© Музыкальная газета :: home page

статьи